УкрРус

"Исламское государство" на Балканах: страх оправдан?

  • "Исламское государство" на Балканах: страх оправдан?

Балканы вновь в поле зрения борцов с терроризмом. Особую тревогу вызывают так называемые "деревни салафитов" в Боснии и Герцеговине. Оправдан ли страх перед ИГ?

Провокации случаются регулярно: в небольшом местечке Горна Маоча на северо-востоке Боснии и Герцеговины то и дело появляются флаги так называемого "Исламского государства" (ИГ). Порой они развеваются над одним домом, порой - над другим. Жители деревни делают фотографии и отправляют их журналистам. Затем сотня бойцов боснийского антитеррористического подразделения госагентства по безопасности SIPA отправляется в деревушку, но, как правило, к моменту, когда солдаты прибывают в Горна Маоча никаких флагов уже нет.

В Боснии и Герцеговине госорганы пользуются не лучшей репутацией среди населения. Однако в случае с радикальными исламистами нельзя упрекнуть SIPA в бездействии. После того, как в 2011 году Мевлид Яшаревич из автомата Калашникова обстрелял в Сараево посольство США, страна находится в состоянии боевой готовности.

Тюремные штрафы для джихадистов

Сотрудники SIPA регулярно проводят спецоперации. Кроме того, в июле 2014 года боснийский парламент принял закон, запрещающий гражданам Боснии и Герцеговины принимать участие в военных действиях в других странах. Тому, кто занимается вербовкой в ряды джихадистов или же сам ради этой цели выезжает из страны, грозит до 10 лет лишения свободы.

Из-за действий исламиста Мевлида Яшаревича местечко Горна Маоча прославилось на всю страну - до сих пор никто никогда и не слышал об этой деревне, родине террориста. Один только внешний вид Яшаревича - окладистая борода и халат до пят - выдает его принадлежность к ваххабитам. Имеется в виду принадлежность к ваххабитскому направлению суннитского ислама, который, распространен, к примеру, в Саудовской Аравии. Его последователей иногда также называют салафитами.

Собственный, европеизированный ислам

"Эта ветвь ислама представляет собой, однако, полную противоположность суннитско-ханафитскому направлению, которое практикуется в Боснии и Герцеговине уже на протяжении веков", - уточняет Энес Карич, профессор факультета исламоведения университета в Сараево.

По словам Карича, власть Османской империи в Боснии установилась в 1456 году, после чего начался процесс исламизации местного населения. Ислам стал своего рода "городским" учением, важнейшим источником религиозных толкований становятся городские медресе.

"В Боснии и Герцеговине ислам всегда существовал в диалоге с другими религиями: католицизмом, сербско-ортодоксальным христианством, а также иудаизмом", - поясняет Карич. Самое позднее, начиная с 1878 года, когда Босния и Герцеговина находились под властью Габсбургов, боснийские мусульмане жили в условиях светского общества, где религия хотя и играла важную роль, однако не доминировала в повседневной жизни.

То, что несмотря на эти традиции, в Боснии и Герцеговине стали набирать силу группы радикальных исламистов, связано, прежде всего, с войной 1992-1995 года. Тогда в страну начали прибывать добровольцы из разных исламских стран, утверждая, что они борются на стороне местных мусульман.

Деньги из Саудовской Аравии

После того как война закончилась, далеко не все эти исламские боевики покинули Боснию и Герцеговину. Многие из наемников получили боснийские паспорта и стали вербовать молодежь для участия в их религиозной войне.

Кроме того, фонды Саудовской Аравии начали относиться к Боснии и Герцеговине как к сфере своего влияния. Благодаря крупным денежным вливаниям были построены мечети, в том числе и мечеть имени короля Фахда в Сараево - крупнейшая на Балканах, способная вместить 4 тысячи молящихся. Открытие мечети, которая придерживается консервативного подхода ваххабитов, состоялось в 2000 году.

"В небольших мечетях на местах и среди большинства местных мусульман экстремисты сталкиваются с неприятием их идей, - утверждает Денис Грац, глава социал-либеральной партии Nasa stranka (Наша партия). - Тем не менее бедность и удручающие экономические перспективы способствуют радикализации в религиозной сфере".

В то же время, по оценкам Граца, некоторые боснийские политики пытаются набиться в друзья к Реджепу Эрдогану, президенту Турции. А Эрдоган в свою очередь является сторонником "неоосманского" направления турецкой внешней политики и выступает за возврат к традиционному исламу, который, как казалось, уже был прошедшим этапом в истории Турции, полагает Грац.

В своем исследовании по заказу американской военной академии Вест-Пойнт аналитик Стивен Олуич описывает дилемму, с которой столкнулась не только Босния и Герцеговина, но и все западное сообщество, без которого страна все еще не смогла бы функционировать: "Способность Боснии противостоять экстремизму и радикальному исламу во многом зависит от постоянного присутствия Запада в этом регионе". А также, говорится в исследовании далее, от того, что боснийские мусульмане в большинстве своем в принципе отвергают радикальные интерпретации ислама и их идеологию.

Наши блоги