УкрРус

Чичваркин: выход для России - "цветная революция"

  • Чичваркин: выход для России - "цветная революция"

Один из самых эксцентричных и при этом успешных российских бизнесменов Евгений Чичваркин рассказал о стадиях своего отношения к президенту РФ Владимиру Путину, желании вернуться в Россию и плохом знании английского языка.

Чиваркин известен тем, что создал с нуля сеть салонов сотовой связи "Евросеть". В конце 2008 года из-за угрозы уголовного преследования покинул Россию и переехал в Лондон. Свою компанию он продал незадолго до своего отъезда в несколько раз дешевле ее рыночной стоимости. Сегодня Чичваркин владеет винным магазином Hedomism Wines в Мейфэйр - престижном районе британской столицы, пишет DW.

Бизнесмен ответил на вопросы спецкора DW Марии Немцовой.

Вы мне признались, что плохо владеете английским языком, но при этом достаточно долго живете в Англии. Вы не способны к языкам? Пытались учить?

- Я не способен к языкам. Мне из-за этого не дали золотую медаль, и даже серебряную не дали. Пять раз пытался учить, и все бесполезно. В детском саду, в школе, в институте, на курсах и здесь. И все как об стену горох.

- Вам не кажется, что если вы не знаете языка, то вы себя сильно ограничиваете в общении? Все-таки когда вы живете за границей...

- Я с удовольствием себя ограничиваю в общении. Как писал Булгаков, не говорите никогда с незнакомцами. Мне абсолютно достаточно моего круга общения, моих 40 тысяч подписчиков в Facebook.

- У меня такое ощущение, что я общаюсь с русским националистом. Вы вообще не космополит? Вы живете тут вынужденно, и, как только будет возможность, вернетесь в Россию?

- Я вернусь в Россию на следующий день после того, как Путина оторвут от кормушки или от трубы, живого или мертвого.

- Как функционирует в Англии российская оппозиция? Кто лидер?

- Оппозиция смешная. Она очень мала. Был Борис Абрамович (Березовский. - Ред.). Совершенно понятно, что он был лидером. После запуска "Открытой России" Михаила Ходорковского как клуба я очень надеюсь, что именно эта организация станет главным местом (общения. - Ред.).

- Вы очень хотите вернуться в Россию. Вы патриот этой страны. Вам нравится говорить исключительно по-русски. Теоретически вы хоть сейчас можете вернуться Россию, ведь все дела в отношении вас закрыты. Что вас останавливает?

- Да, абсолютно. К вечеру могу быть в Москве физически. Ну, то, что я наговорил в любой пропорции, в любую секунду можно квалифицировать как разжигание розни, оправдание терроризма. Я считаю, что выход для России - это "цветная революция". И не надо бояться "цветной революции". Я не верю ни в какие выборы. Ни в какие демократические и прочие легальные способы смещения этой власти. Это не работает. А "цветная революция" сработает. Может быть на фоне надвигающейся "цветной революции" произойдет дворцовый переворот. Это самое лучшее, самое бескровное, что может произойти.

- Вы выступаете за "цветную революцию". Вы не боитесь крови? Неужели вы думаете, что Владимир Путин просто так отдаст власть? Что он не будет использовать силовое воздействие на протестующих?

- Владимир Путин никогда не отдаст власть просто так. И он готов похоронить всю страну. Он готов отправить на тот свет миллионы людей. Он готов будет в последний момент, может быть, даже и атомную бомбу взорвать, чтобы только ничего не отдавать. Есть люди вокруг Владимира Путина, с которыми он расплачивается возможностью быть очень богатыми, которые захотят капитализации своих активов. Чтобы их потом не гоняли по всему миру с мухобойкой. И, вероятно, им захочется нормальной спокойной жизни, и дальше лелеять и растить свои активы, выводить их на биржи, капитализировать их. Ну вот свое богатство как-то зафиксировать во веки веков. И, вероятно, они совершат дворцовый переворот. Я им желаю смелости и договориться друг с другом.

- В какой момент вы стали таким ярым антипутинистом?

- Я свои сначала недоверие, потом нелюбовь, а потом и ненависть просто тщательно скрывал в России, потому что боялся. В 1999-2000 годах было недоверие. Все три стадии прошли в первые три с половиной года правления Владимира Путина. Ненависть возникла, когда отняли ЮКОС.

- Возвращаясь к тому, что происходит в Лондоне: многие русскоговорящие, живущие здесь, поддерживают Путина. В чем причина?

- Знаете, кто больше всего поддерживает Путина? Люди, которые живут в Прибалтике, являются русскими по фамилиям, работают и живут здесь, здесь платят налоги и смотрят российское ТВ. И вот они путинисты. Огромная толпа в несколько тысяч человек на русской Масленице в Лондоне - это, в основном, люди с прибалтийскими паспортами, которые очень любят щи, борщ и Путина.

- В "Википедии" в разделе "Род деятельности" написано: "политик и бизнесмен". Вы политик или бизнесмен? Или и то, и другое?

- Я бездельник, инвестор и гедонист. Можно исправить.

- Как вы относитесь к людям, которые раньше сотрудничали с режимом, а сейчас изменили свою позицию?

- Как относиться к Андрею Илларионову? Это первый путинский назначенец, который придумал - и при активном участии которого был внедрен - механизм Стабилизационного фонда, который позволяет режиму быть крепким и надежным. Как к нему относиться? Да, человек делал свою работу. В какой-то момент понял, что он служит дьяволу. Как относиться к Андрею Сахарову, который изобрел бомбу? Да, я призывал голосовать за Путина, потому что я трус, я побоялся потерять компанию. Это моя позиция. Каждый раз мне показывают этот ролик.

- Вы же потеряли компанию в результате?

- В результате я все равно потерял компанию, потому что с чекистами нельзя договариваться. Потому что все равно это воры и бандиты.

- Расскажите, пожалуйста, про историю с "Укрнафтой". Вроде бы вас пригласили руководить этой компанией, потом передумали?

- Пригласил Порошенко, но и я, и он встретили очень стройное, очень быстрое и очень активное сопротивление со стороны всех остальных. Со стороны всех министров. Всех, кто должен был голосовать за назначение. И назначили англичанина с опытом работы в Казахстане. То есть, проверенного англичанина, адаптированного англичанина.

- А чего испугались все министры?

- Они испугались Youtube. Они испугались того, чего боятся люди в Одессе, когда там в хорошем смысле орудует Саакашвили, вытаскивая всех этих упырей на свет божий. Этих всех воришек и крадунов.

- Порошенко - слабый президент?

- Нерешительный.

- Если у вас была договоренность на столь высоком уровне...

- Вы знаете, это парламентско-президентская республика. Начнем с того, что, по еще ющенковскому закону, у него не так сконцентрированна власть, как у Муаммара Кабаева (имеет в виду Владимира Путина. - Ред.).

- Но вы считаете его нерешительным?

- Нерешительный, да. Он хороший. Он хочет, чтобы закончилась война, чтобы не убивали людей, чтобы страна богатела и процветала. Но ему до сих пор кажется, что можно, не посадив две трети своего окружения, этого достигнуть. Нет, невозможно. Коррупция прожгла все слишком глубоко. В России есть руководство ЦБ, финансисты, экономисты. Либеральная часть, которая не погрязла в этом чекистском "дерибане". Финансовая команда у Путина достаточно сильная. То есть они там то войнушки устраивают, то обрушивают импорт своими идиотскими указами, а эти финансисты должны выравнивать этот корабль. И они худо-бедно справляются с работой. А в Украине вообще нет ни одного не ворующего человека.

- Вы имеете в виду, что там все еще больше погрязли в коррупции?

- Там глубина коррупции небольшая. Просто столько физически нет денег, сколько в России. Но потихоньку тырят все. Тырят незлобно, никого не убивая, не пытая. Не засаживая в пыточные подвалы, в шерстяные камеры. Тырят, ласково улыбаясь, пиля и дербаня. Тырят все, что могут утырить, не думая не о послезавтрашнем дне, даже о сегодняшнем вечере не думая. Тырят, как будто в последний раз. Как будто с закатом больше ничего не наступит. Тырят ровно столько, сколько может унести один человек. Как барон Мюнхгаузен когда-то.

- Вы говорили в одном из интервью, что собираетесь вернуться в 2018 году. Планы не изменились?

- Нет.

- То есть неважно, будет Путин или нет. Вы все равно приедете?

- Если там начнут стрелять на улицах, то не знаю. А если не начнут, то, наверное, приеду. Если это будет год пика политического сыска, то приеду в 2019-м. Но я же это говорил много лет назад. Может в 2019-м, но не позже.

Наши блоги