УкрРус

Экс-посол США в России: у Путина была теория, что меня отправили его свергнуть

  • Майкл Макфол
    Майкл Макфол

Майкла Макфола называют одним из архитекторов "перезагрузки" российско-американских отношений, начавшейся в 2009 году. В дальнейшем, с 2012 по 2014 годы дипломат занимал должность посла США в России.

В интервью DW Макфол рассказывает о причинах ухода с дипломатической службы, называет единственного человека в руководстве РФ, невзлюбившего его, и представляет свою версию, почему отношения России и США находятся на грани холодной войны.

- Господин Макфол, несколько лет вы были послом США в России, а в 2014 году покинули Москву и ушли с дипломатической службы. Вы объясняли это личными причинами. Связано ли это с тем, что вы не профессиональный дипломат и пришли в эту профессию из академических кругов? В России вас часто обвиняли в непрофессионализме и в том, что вы ненастоящий дипломат.

- Я уехал только потому, что хотел, чтобы мой сын закончил школу в Америке - так мы с ним договорились еще до переезда в Россию. Я не стремился быть послом в России, это была не моя идея, а президента Обамы. Причина, по которой он хотел, чтобы я поехал в Россию - это, в том числе, мой опыт работы в Совете национальной безопасности США в качестве "настоящий дипломат" (это словосочетание Макфол произнес на русском языке - Ред.). Я работал там во время "перезагрузки" (отношений РФ и США - Ред.), так что я стал послом США в России прежде всего потому, что Обама не хотел отпускать меня, он отправил меня в Москву продолжать "перезагрузку". При этом я всегда говорил, что поеду только на два года. Меня просили остаться дольше в Москве, но я уехал. А потом Россия вторглась в Украину, и меня просили вернуться, потому что в тот момент у нас не было посла в РФ.

Я знаю, что в России популярны теории заговора. Говорили, например, что меня отозвали, потому что я не смог организовать революцию или потому что я не был профессиональным дипломатом. Могу сказать лишь, что Обама не хотел, чтобы я уезжал из Москвы: ему как раз нравилось, что я был необычным послом. Я говорил по-русски, встречался с людьми, работал как с правительством, так и с представителями общественности. И Обама считал, что в этом как раз и заключается работа дипломата. Еще один миф о моей работе в то время заключался в том, что российское правительство якобы отказывалось со мной работать из-за моей излишней публичности. Но это не так: на Мюнхенской конференции я пообщался с премьер-министром Медведевым.

- Может создаться впечатление, будто на самом деле никакой конфронтации и нет - это все придумано телевидением. Это так, или я ошибаюсь?

- И да, и нет. Только одному человеку я не нравился. И особенно ему не нравилось то, чем я занимался. Его фамилия Путин. Однажды он сказал мне об этом лично, когда мы сидели рядом на одном из мероприятий. Поэтому я могу сказать об этом и вам.

- А что именно он вам сказал?

- Он указал на меня и сказал: "Я знаю, чем вы тут занимаетесь. Мы остановим вас". У него была теория, что я был направлен в Москву, чтобы свергнуть его режим, что я финансировал российскую оппозицию. Это все неправда. Обама не просил меня об этом, и мы, в любом случае, не делали бы этого.

Слова Путина и то, что транслировалось на его телевидении, - это поверхностный взгляд. По российскому телевидению меня часто показывали поддерживающим оппозицию. Один раз (у меня дома есть эта фотография) мое лицо с помощью фотошопа склеили с футболкой с изображением Навального. Якобы я поддерживал его как кандидата в мэры (Москвы - Ред.) во время избирательной кампании.

- В 2009 году вы активно выступали за так называемую "перезагрузку" отношений между Россией и США и многое для этого сделали. Однако сейчас вы изменили свою позицию, хотя и по-прежнему считаете правильными предпринятые ранее шаги по "перезагрузке". Объясните, почему сейчас не стоит ничего "перезагружать"?

- Да, вы правы, я выступал за "перезагрузка" (последнее слово сказано на русском языке - Ред.). Почему "перезагрузка" закончилась? На мой взгляд, мы не поменяли наш курс, США продолжали следовать выбранной политике "перезагрузки". Это Россия поменяла свой курс и, в частности, Путин поменял свою политику, когда снова стал президентом. Он стал более подозрительным по отношению к нам: для достижения своих внутриполитических целей ему было выгодно создать образ врага в лице США.

И, как говорится в одной английской пословице, "для того, чтобы танцевать танго, всегда нужны двое". Правительство моей страны - я критично сейчас выскажусь - действовало слишком медленно. К нам слишком поздно пришло понимание (изменения курса России - Ред.), потому как мы уже многое инвестировали в "перезагрузку". Нам потребовалось время, чтобы поменять наш курс. Что мы и сделали, но, на мой взгляд, слишком поздно.

- Мой традиционный вопрос. Понимаю, что это из области фантастики, но если бы вы стали президентом России, каким бы был ваш первый указ или первое решение?

- Ну, я бы отменил все те законы, которые ограничивают свободу, общество, СМИ. Законы, из-за которых становится опасным взаимодействовать с иностранцами.

- А Крым бы отдали?

- Будучи президентом России? Да, отдал бы. Я не понимаю этого шага (аннексии Крыма Россией - Ред.). Не понимаю, как это может служить российским национальным интересам. Крым стал бременем для экономики, тормозом для политической либерализации.

Знаете, я многократно спорил об этом со многими высокопоставленными людьми в России: вы хотите быть сильными, хотите иметь власть, но в XXI веке речь больше не может идти о сферах влияния. Это идея XIX века. Если вы хотите быть богатыми, вы должны создать условия для людей, чтобы те чувствовали себя свободными: как только есть свобода, люди начинают инвестировать.

Сейчас я живу в Кремниевой Долине. В месте, где за последние 30 лет было создано больше добавленной стоимости, чем в какой-либо иной отрезок времени в истории человечества. Это феноменально! И причина этого успеха в том, что свободные люди начинают творить. И такие условия могут быть созданы и в России. Я встречал слишком много свободных, думающих, творческих, талантливых людей в России, которых ограничивает эта среда, эти институты, которые их не поддерживают.

Нам известно - это я говорю как профессор - что перейти от аграрного общества к индустриальному можно и с помощью авторитарных методов. Вы можете сказать крестьянам: идите работайте на УралМаш! Политика железной руки. И люди пойдут работать. Но чтобы перейти от индустриального общества к постиндустриальному, информационному этого недостаточно. Вы не можете сказать людям: идите придумайте "Гугл"! Общество должно быть свободным, чтобы в нем мог быть создан "Гугл". И это не вопрос США или России. Это вопрос теории модернизации.

Наши блоги