УкрРус

Комментарий: Никто не знает, что делать с Чечней

  • Комментарий: Никто не знает, что делать с Чечней

Ситуация в Чечне, представленная в докладе Международной кризисной группы, очень напоминает Советский Союз 1930-х годов, считает Олег Кашин. Комментарий российского журналиста специально для DW.

Чтение доклада Международной кризисной группы (ICG) о Чечне оставляет весьма странное впечатление. Эксперты ICG называют Чечню государством в государстве, указывают на установившийся в республике жестокий персоналистский режим, нарушающий права человека, особенно права женщин. Пишут о давлении на правозащитников и журналистов, безработице и "неофициальных налогах" - картина, нарисованная в докладе, совсем не приукрашена и, в общем, соответствует тому, что мы знаем о Чечне сегодня.

Откуда же это странное ощущение? Наверное, причина в том, что ровно так мог бы выглядеть доклад экспертов Лиги наций о Советском Союзе в конце 1930-х годов. В нем была бы отмечена диктатура одной партии и культ ее лидера, бесконтрольная деятельность спецслужб и чрезмерная милитаризация общества, бесправие крестьян в колхозах и так далее. А дальше бы шли рекомендации: чтобы избежать кризисов в будущем, необходимо ограничить полномочия НКВД, защитить права колхозников, разрешить альтернативные партии и отменить цензуру в печати. Вроде бы все верно - но что-то не так, правда же?

Очевидные, но невыполнимые рекомендации

Именно такое впечатление производят рекомендации ICG для Чечни. Эксперты организации невозмутимо советуют российским и чеченским властям ввести в республике плюрализм в СМИ и в политике, отказаться от культа личности Рамзана Кадырова, обеспечить независимость судов и избавиться от практики бессудных расправ, а также провести мониторинг финансовых поступлений в республику и обеспечить независимый контроль за чеченским МВД. Как будто эти рекомендации выдала не группа экспертов, а компьютер – причем, компьютер старенький, ламповый, из музея. Если бы его спросили, как не умереть от голода на необитаемом острове, он ответил бы, что надо обязательно найти еду. Спасибо, конечно, но хотелось бы какой-то дополнительной конкретики.

Проблемы, риски и угрозы современной Чечни очевидны. После убийства Бориса Немцова и публичного сопротивления чеченских властей расследованию они стали очевидны даже для тех, кто никогда не интересовался устройством Чеченской республики. Любые новости из Чечни, будь то нашумевшая свадьба высокопоставленного полицейского, митинг против Charlie Hebdo или очередная клятва Рамзана Кадырова в верности Владимиру Путину - любая новость такого рода заставляет вспомнить, что, сколько бы лет ни прошло с окончания войны в республике, Чечня по-прежнему остается самым потенциально опасным регионом России, будущее которого непредсказуемо и тревожно.

Независимые суды, свободная пресса, прозрачная финансовая система - да, наверное, так должна выглядеть идеальная Чечня. Но каким может быть путь к такой Чечне? Возможен ли мирный демонтаж существующего в республике режима? Любимый аргумент сторонников Рамзана Кадырова как раз и состоит в том, что его режим при всем своем несовершенстве - единственная альтернатива войне, при этом проверить достоверность такого утверждения невозможно в принципе. Можно только верить или не верить в то, что Кадыров в Чечне - единственная гарантия мира.

Рукотворная угроза

Судя по участившимся публичным трениям между чеченской властью и российскими силовиками, в Кадырова как неизбежность сегодня верит все меньше людей в погонах в Москве. Каждая критическая публикация о чеченских властях воспринимается Грозным как полноценная атака недоброжелателей - показательна история с несостоявшимся митингом против критикующей Кадырова прессы, который в последний момент был отменен, как считается, под давлением Москвы. Вместо митинга случился погром в грозненском офисе "Комитета против пыток".

Каждое выступление Кадырова на тему того, что он "пехотинец Путина" производит впечатление своего рода защитных действий - не трогайте меня, со мной Путин. Но всегда ли эта защита будет работать? Говорят, что у каждого менеджера есть "секретная гайка", отвинтив которую, он может парализовать работу предприятия. Рамзан Кадыров весь обвешан такими секретными гайками - всю новую чеченскую государственность он выстроил таким образом, что она может функционировать только с ним во главе. Это относится и к силовому, и финансовому аспектам существования республики.

Как со всем этим быть - ответа на этот вопрос доклад Международной кризисной группы не дает вообще. Но это полбеды. Гораздо опаснее то, что такого ответа нет, кажется, вообще ни у кого, в том числе у Владимира Путина, который начал свою политическую карьеру с наведения порядка в Чечне, но этот порядок оказался таким своеобразным, что больше похож на угрозу, который Путин создал собственными руками.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист, работал в журналах "Русская жизнь", "Эксперт", газетах "Коммерсант", "Известия", был членом Координационного совета российской оппозиции

Наши блоги