УкрРус

Политбайка. Янукович закручивает гайки

Читати українською
  • Политбайка. Янукович закручивает гайки

Однажды Виктор Федорович Янукович в темно-сером костюме и белоснежной рубашке с галстуком сложной расцветки с преобладанием оттенков синего шел по цеху какого-то завода, стараясь не вступить страусиными туфлями в лужи машинного масла. Цех был холодным и темным, а все окружающие механизмы - скрипучими и ржавыми, как пепелац с планеты Плюк.

Это Виктору Федоровичу не нравилось. Он осмотрелся по сторонам и обнаружил невдалеке струйку дыма, который на запах оказался табачным. Обойдя какую-то железяку, Виктор Федорович нашел источник дыма: на деревянных ящиках сидели и курили двое. Худощавый небритый мужчина предпенсионного возраста был одет в промасленную спецовку, которая когда-то имела производственный синий цвет, и вязаную шапочку, которая, очевидно, служила когда головным убором, а когда и ветошью для обтирки поверхностей, обработанных машинной смазкой. Вихрастый хлопец был босоголов, спецовка его - когда-то коричневая, теперь была так же промаслена, как и у его старшего товарища. Курили они "Ватру".

- Что это у вас все скрипит и болтается!? - недовольно спросил Виктор Федорович у старого, забыв поздороваться. - Гайки, что ли, закрутить некому?

- Почему некому? - рассудительно ответил мужик в спецовке, выпуская флегматичное облачко дыма, - Вот, ты, например, пришел.

- Я не по этим делам! - нахмурился Янукович. - У меня другая специализация.

- Какой же ты мужик, если тебе гайки закрутить слабо? - презрительно скривился мужик в спецовке. Янукович разозлился, подошел к ближайшей гайке и попытался закрутить ее рукой. Гайка не послушалась.

- О, о, о! - одобрительно воскликнул мужик в спецовке. - Инструментарий возьми только, а то ручки испачкаешь!

Молодой вытащил из-под своего ящика брезентовый чехол с матовыми гаечными ключами. Виктор Федорович скользнул взглядом по инструментам, и глаза его блеснули неподдельным интересом, какой бывает у каждого мужчины при виде спцифических мужских игрушек, будь то швейцарский нож, пистолет "беретта" или немецкий спиннинг.

С ключами дело пошло веселее - гайки скрипели, но закручивались. Виктор Федорович вошел во вкус, когда его похлопали по плечу.

- Ты это, не увлекайся! - рядом стоял мужик в спецовке. Янукович с сожалением посмотрел на незакрученные еще гайки, на замечательный набор гаечных ключей, а потом с мольбой - на мужика. Тот улыбнулся, - Ладно, бери себе ключики! Вижу, что понравились.

Виктор Федорович расплылся в улыбке, горячо поблагодарил мужика и, взяв под мышку свернутый чехол с набором юного слесаря, отправился искать выход.

Когда спина Виктора Федоровича исчезла среди станков, мужик в спецовке стал строгим, как глава ФСБ Патрушев, внимательно посмотрел на посерьезневшего коллегу и сказал:

- Видишь? Главное - заинтересовать и простимулировать объект. А дальше он все сам сделает.

...Когда Виктор Федорович добрался до своего кабинета на Банковой, он почти истлел от предвкушения. Позвонив секретарше, он потребовал к себе Рыбака, Олийныка, Ефремова, Колесниченко, Захарченко и еще нескольких надежных, проверенных людей. Когда те собрались, Янукович, сияя, разложил перед ними брезентовый чехол с гаечными ключами.

- Вот! - сказал он значительно, - Гайки закручивать будем! Разбирайте!

Все бросились к ключам так, будто всю жизнь только и мечтали о том, чтобы закручивать гайки.

Самый большой ключ Виктор Федорович оставил себе. Когда все разошлись, он отпер золотым ключиком неприметную дверцу в углу кабинета, и нырнул в открывшийся проем. Там, в стерильной комнате от пола до потолка высился внушительный столб черного матового металла. По столбу мелкой частой нарезкой вилась правая резьба. На высоте подбородка на резьбе сидела массивная гайка. Снизу она упиралась в пружинную пластину. "Исполнительная вертикаль" - гласила надпись на медной табличке.

Виктор Федорович пристроил гаечный ключ к гайке и с наслаждением провернул ее - раз, другой, третий. Гайка шла туго, но мягко, пружина вибрировала, напрягаясь, а Виктор Федорович все прилагал и прилагал усилия. Наконец, он устал, отложил в сторону гаечный ключ и утер пот рукавом дорогого темно-серого пиджака.

- Завтра еще сильнее прикручу! - с видимым удовольствием решил он, погасил лампу и вышел из комнаты. Теперь здесь работал только кварцеватель, заливая комнату призрачным лиловым светом. Прошло несколько часов. Внезапно дверь отворилась, и в комнату вошли двое - мужик предпенсионного возраста и парнишка, которых Виктор Федорович встретил днем в холодном темном цеху. Только теперь они были не в грязных спецовках, а в строгих темных костюмах и темных же очках.

Молодой подошел к Исполнительной вертикали, открыл кейс, достал мудреный прибор и принялся делать какие-то замеры гайки и пружинной пластины. Уяснив результаты, он побледнел, быстро сложил прибор назад в кейс и отошел подальше от Вертикали. Сняв очки, он обратился к старшему:

- Если он завтра еще сильнее гайки закрутит, пружина не выдержит.

- Результаты? - коротко осведомился старший.

- Результаты… Пружина не выдержит, резьбу сорвет, гайка слетит, пружина распрямится… Череп ему разнесет к …Вдребезги, короче. Может, принять меры? Предупредить? Ключ изъять? - молодой показал на валяющийся тут же большой гаечный ключ.

- Без самодеятельности! - строго сказал старший. - Команды не было - значит, не вмешиваемся. Взрослый человек, без нянек обойдется.

Двое покинули комнату, и в ней остались только Исполнительная вертикаль с правой резьбой, пережатая пружина да валяющийся в углу гаечный ключ, в металле которого тускло отражался мертвенный лиловый свет кварцевателя.

Завтра вот-вот должно было наступить...

Наши блоги