УкрРус

Комментарий: Кремлевская безотцовщина

  • Комментарий: Кремлевская безотцовщина

Путинский режим стремится доказать, что он уникален и у него не было предшественников. Отсюда и желание приватизировать историю, предполагает политолог Иван Преображенский.

Известный своими экстравагантными, а иногда и скандальными инициативами министр культуры России Владимир Мединский неожиданно предложил вывезти из США и перезахоронить в России прах композитора Сергея Рахманинова. Якобы американцы бесстыдно называют его "американским композитором российского происхождения".

Потомки Рахманинова, впрочем, от такого лестного предложения отказались. По их словам, правительство России "интересует только его имя и то, как его можно использовать с выгодой для себя". Сам же Сергей Рахманинов, как человек, российским властям не интересен. И с этим трудно спорить. Отсутствие интереса к личности – это коллективистское наследие советской эпохи, вполне передавшееся и режиму Владимира Путина.

Приватизация истории

Кого уже только в Москву не привозили правопреемники Советского Союза. И нобелевского лауреата Ивана Бунина, открыто презиравшего советскую Россию, и генерала Деникина, воевавшего против нее с оружием в руках, и высланного из Советской России Владимиром Лениным известного философа Ивана Ильина, симпатизировавшего, кстати, Гитлеру.

Каждый раз это означало приватизацию очередного куска российской истории - гражданской войны, Нобелевской премии по литературе, немарксистской философии. Всех этих уважаемых покойников привезли, власти прорекламировали себя на их фоне, а затем про них забыли.

Использование покойников в качестве бессловесных символов хорошо освоено российскими властями, которые уже не первый год стараются захватить национальную историю в частное владение и переписать ее в своем вкусе. Самый яркий и самый грустный пример - это память о Второй мировой войне. Та ее часть, которую в советской историографии принято называть "Великой отечественной", является для современных россиян основой национальной самоидентификации. Поэтому Кремль всеми имеющимися в его распоряжении немалыми силами воюет с писателями и историками, осмеливающимися предлагать альтернативный взгляд на Вторую мировую войну. Да и не только с ними, атакам подвергается семейная память россиян об этом трагическом и героическом периоде, если она расходится с "каноническим" кремлевским учебником истории.

Относительность истории

Предсказать, какую главу российской истории будет дано задание переписать в следующий раз, не всегда возможно. Часто то, что еще вчера казалось одной из исторических основ нынешнего режима, признается "ересью", и Кремль дает копать глубже - до времен Святого Владимира, например.

Причина - в поисках своих "корней" режимом Владимира Путина. Ему не нравится собственное "сомнительное" происхождение от Бориса Ельцина и далее от Михаила Горбачева. Этих исторических деятелей в России любят только либералы. Так что, с точки зрения поддержания высокого рейтинга, лучше не иметь никаких "родителей", чем таких.

Вот и приходится все глубже вгрызаться в российскую историю, ища там корни легитимности Владимира Путина. Населению давно уже внушают, что не только в стране, но и в мире сегодня не осталось людей, равных ему по величию фигур. Как шутил сам Путин, "после смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем".

Ищу предка

На роль легитимного предшественника мог бы подойти Леонид Брежнев. Его россияне любят. Но все же он стал в их сознании скорее комическим персонажем. Лучше поискать более старые и более почетные аналогии. Никому не хочется, чтобы тебя ассоциировали с престарелым бровастым маразматиком. И Владимир Путин тут не исключение.

Многим бы хотелось, чтобы предтечей нынешнего российского президента назвали Иосифа Сталина (Джугашвили). Сказывается ностальгия значительной части населения по Советскому Союзу. Но слишком уж Сталин тесно связан в сознании россиян, да и самих нынешних российских лидеров, с репрессиями.

Одним из следствий этого противоречия может быть появление "Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий", рассчитанной на ближайшие четыре года с 2015-го по 2019-й. Недаром правозащитники сомневаются в ее работоспособности. Весьма вероятно, что ее конечная цель вовсе не преодолеть тяжелое наследие сталинизма, а обеление фигуры "вождя", чтобы из него вышел достойный Владимира Путина предшественник.

Политическая некрофилия

Почему же сейчас заговорили именно о Сергее Рахманинове? Все просто. Сейчас Кремлю нужна поддержка в борьбе с США. А из великого композитора можно сделать неплохой символ борьбы с Америкой за "культурное наследие" 20 века.

Живых общественных деятелей российского происхождения, готовых вернуться из США и прославить эпоху Владимира Путина, сегодня в наличии нет, приходится обращаться к покойникам. Других "моральных ориентиров" для поддержки нынешнего правящего режима Кремлю найти не удается. Вот и приходится заниматься политической некрофилией.

Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Наши блоги