УкрРус

Никакого шанса на компромисс: СМИ назвали причины провала мирных переговоров по Сирии

  • Война в Сирии
    Последстия бомбардировок в Сирии

В Сирии не прекращаются война, разрушения и смерть. Это война, в которой вот уже пять лет не перестает проливаться кровь. Война, которая ведется с невообразимой жестокостью - в первую очередь за счет страдающего населения, которое берут в заложники все стороны конфликта.

И вот теперь умерла последняя надежда на то, чтобы путем переговоров между США и Россией урегулировать конфликт. Нить разговора между Москвой и Вашингтоном оборвалась, пишет в статье на DW главный редактор издания Александр Кудашефф.

Никакого шанса на компромисс

Провал диалога - даже сложно сказать, можно ли назвать это переговорами, - был, собственно говоря, предсказуем. Потому как основой переговоров служит осознание того, что следует считаться с другой стороной, воспринимать ее всерьез и сопоставлять ее интересы со своими, чтобы понять, возможен ли компромисс. Как это выглядит в случае с переговорами по Сирии? Первостепенный интерес России – удержать у власти президента Сирии Башара Асада и проявить себя в качестве глобального игрока, которого на Ближнем Востоке снова начнут воспринимать всерьез. Для этих целей Москве подходят любые средства, прежде всего военные.

Асад, разумеется, хочет оставаться у власти. Он ни малейшим образом не заинтересован в компромиссах, потому как любой компромисс положил бы конец его политической карьере. Турция не хочет допустить создания курдского государства. Иран стремится усилить власть шиитов, а Саудовская Аравия, напротив, намерена помешать этому. И все выступают против так называемого "Исламского государства" (ИГ) - если это вписывается в их военные или политические цели.

А Запад? В первую очередь США? Они заинтересованы в том, чтобы положить конец войне. Вашингтон хочет, прежде всего из соображений морали, чтобы прекратились убийства, резня, воздушные атаки. Но какие политические цели он преследует? Восстановление Сирии с ее прежними границами? С Асадом или без него? Курдское государство? Или политический диалог с Ираном - признавая или нет его геополитическую позицию? А для этого, невзирая на экономические и политические последствия, вывести из политической игры - как духовный оплот салафизма - Саудовскую Аравию, которая до сих пор служила фактором стабильности на стороне Запада? Или все же оказать поддержку королевской династии в Эр-Рияде?

То, что Конгресс США преодолел вето президента США Барака Обамы и разрешил родственникам жертв терактов 11 сентября 2001 года подавать иски против Саудовской Аравии, уже показывает, что Эр-Рияд больше не может ощущать себя партнером Вашингтона. Также и в этом случае мораль стоит превыше государственных интересов. Таким образом, остается отчасти не самый вдохновляющий интерес - борьба против ИГ.

К тому же и срок полномочий Обамы подходит к концу. У него уже нет прежнего влияния. Обама последовательно содействовал утрате Вашингтоном статуса "мирового полицейского". Он больше не хочет, чтобы США проводили вооруженную интервенцию в какую-либо страну - даже если это кажется целесообразным с точки зрения стратегии. Он почти незаметно, дипломатичным путем привел США к политике сдержанности.

В образовавшийся вакуум сначала вторглась Россия, которую Обама ошибочно с пренебрежением высмеивал как региональную державу. С путинской жесткой решительностью Москва начала возвращать себе влияние на мировой политической арене. Россия решительно настроена на то, чтобы любыми средствами следовать этому курсу. Вашингтону же, напротив, не хватает "красной линии", показывающей, когда начинает вступать в действие политика сдерживания.

Затишье до выборов в США

Борьба на международной арене продолжится после выборов нового американского президента. До этого Путин будет продолжать решительные действия в Сирии, которые невозможно оставить без внимания. Между тем в Москве помнят о том, что действия в Афганистане сначала принесли военный и политический успех, но через десять лет страну пришлось покинуть в роли обессиленного проигравшего.

Что же станет с Сирией после того, как Россия и Асад одержат там военный успех? Ближневосточная Чечня, погруженная в кладбищенскую тишину? Или ближневосточный Афганистан, погибающий в непрекращающемся терроре? И если Запад из стратегических соображений немедленно не решится на "политику сдерживания" - что, судя по всему, он ни малейшим образом не собирается делать - то ему в настоящий момент остается лишь беспомощно наблюдать за разрушением и смертью в Сирии. И это еще более невыносимо.

Наши блоги