УкрРус

Рахат Алиев протянул бикфордов шнур по всей Европе

  • Рахат Алиев протянул бикфордов шнур по всей Европе

Как повлияло самоубийство казахстанского олигарха в венской тюрьме на действия европейской юстиции, связанные с его делами?

Судебный процесс в Вене по делу об убийстве менеджеров казахстанского "Нурбанка" остается в центре внимания наблюдателей, несмотря на самоубийство главного обвиняемого, Рахата Алиева. Но как повлияла эта смерть на другие процессы, инициированные в Европе против бывшего зятя президента Казахстана? Глава Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев на вопрос DW, что об этом известно в самой республике, ответил так: "В отличие от дела "Нурбанка", общественность об этой стороне вопроса информирована слабо, хотя интерес безусловно есть".

Смерть дела не остановила

В то же время, в целом ряде стран Европы различные расследования ведутся и после смерти казахстанского олигарха, говорит в интервью DW руководитель Загранбюро казахстанской оппозиции в Дрездене Серик Медетбеков. Он входит в группу лиц, считающих себя пострадавшими от действий Рахата Алиева в бытность того на высоких властных должностях в Казахстане, и добивавшихся от того компенсации за нанесенный им ущерб.

"Есть дело, которое ведется в Великобритании. Оно касается сахарной компании, которая предположительно участвовала в отмывании денег через британские банки под легендой поставок сахара в Казахстан через Украину. У наших адвокатов есть документы, подтверждающие, что эта компания принадлежала Рахату Алиеву, и есть документы, указывающие, в чьи руки акции им были переданы", - рассказывает казахстанский оппозиционер. "Есть дело об отмывании около 200 миллионов евро в Греции, которое там расследуется прокуратурой и находится на контроле антикоррупционного комитета при правительстве. Ведется дело по отмыванию денег на Мальте. Не закрыто расследование в Германии по делу фабрики MBR", - продолжает Серик Меlетбеков.

Напомним, что в июне 2013 года суд на Мальте возбудил уголовное дело в отношении Алиева по иску берлинских адвокатов из конторы DRSB, действовавших по мандату от министерства юстиции Казахстана, и утверждавших, что Алиевым и его партнерами на остров было переведено около 100 миллионов евро, полученных незаконно в период его пребывания в должности замглавы казахстанского КНБ. В схемах, приложенных DRSB, фигурирует и MBR. 27 апреля 2015 года прокурор прокуратуры Крефельда Томас Пелка (Thomas Pelka) подтвердил DW, что, несмотря на смерть Рахата Алиева, дело продолжает рассматриваться этим ведомством, поскольку там есть и другие фигуранты.

Греция, Мальта, Кипр...

"Уголовных дел лично против Рахата Алиева больше нет, поскольку в отношении покойных таковые не ведутся. Но это не касается гражданских дел, связанных с его имуществом, и уголовных дел, связанных с его вдовой и другими лицами, которые также фигурируют в исках. Таких дел несколько. Например, в Греции несколько его родственников, а также ряд других лиц проходят по делу об отмывании средств, полученных незаконным путем", - уточняет в интервью DW эксперт зарегистрированного на Мальте Центра исследования кризисных ситуаций CSRC Наталья Харитонова.

Согласно ее информации, истцы стараются доказать, что деньги, которыми владел Алиев, имели преступное происхождение и были выведены из Казахстана в европейские банки, или, к примеру, в Ливан. "Затем создавались фирмы, которые эти деньги прокручивали, а на следующем этапе деньги выводились либо на счета фирм, либо на личные счета. Наконец, на эти деньги покупалась дорогая недвижимость на Мальте и Кипре, в Греции, Австрии, Лихтенштейне и ряде других стан Европы", - говорит эксперт. По ее словам, в нескольких странах, к примеру, в Греции, Лихтенштейне, на Мальте суды выдали ордера, согласно которым это имущество или счета арестованы до вынесения окончательного вердикта.

Бикфордов шнур

Лица, которые считают себя жертвами рэкета со стороны Рахата Алиева и утверждают, что они в конце 1990-х - начале 2000-х вынуждены были передать ему свой бизнес или деньги, пару лет назад начали энергично действовать в Европе, исками инспирируя правосудие в этих странах к проведению расследований, продолжает Наталья Харитонова. Согласно ее сведениям, в ряде случаев иски о правовой помощи направлял официальный Казахстан, после чего уже местные власти возбуждали расследование.

"Например, покойный бизнесмен Рафик Соткимбаев, а потом его наследники, сперва возбудили уголовные дела в самом Казахстане, после чего казахстанская прокуратура с их помощью представила мальтийским властям схему, как соткимбаевские деньги, предположительно отнятые Алиевым, через "Нурбанк" и затем через Ливан попали на Мальту, и где и как тот на них приобрел имущество. И то, что часть этого имущества была переписана на жену, как раз сейчас дает делу новую жизнь - в целом это как бикфордов шнур, который олигарх протянул к своим родственникам", - рассказывает эксперт CSRC. Это подтверждает и дело MBR в Крефельде, где фигурирует отец Эльнары Шораз, который был единственым акционером этой фабрики.

Дело офицеров

Серик Медетбеков напоминает еще об одном известном деле против Рахата Алиева - иске о пытках, поданном на Мальте и в Австрии бывшими офицерами службы охраны президента Казахстана, Петром Афанасенко и Сатжаном Ибраевым. Это дело прекращено в отношении самого Алиева в связи с его смертью, однако, как 27 апреля подтвердил DW адвокат истцов Лотар де Мезьер (Lothar de Maiziere), "сам иск этим не исчерпан, поскольку, помимо покойного бывшего замглавы КНБ, там фигурирует и его бывший непосредственный начальник, тогдашний руководитель КНБ". В свою очередь, Наталья Харитонова напоминает, что пока по этим делам нет решений суда, говорить о виновности тех или иных лиц по ним невозможно ввиду презумпции невиновности.

Наши блоги