УкрРус

Правозащитнице Елене Тонкачевой продлен срок пребывания в Беларуси

Правозащитнице Елене Тонкачевой разрешили еще месяц пожить в Минске. На каких условиях ей предоставлена данная возможность и как она намерена использовать это время, правозащитница рассказала в интервью DW. В конце октября 2014 года председатель правления белорусского Центра правовой трансформации Lawtrend Елена Тонкачева, имеющая гражданство России, была уведомлена о лишении вида на жительство в Беларуси. 5 ноября Первомайским РУВД Минска ей было предписано в течение месяца покинуть территорию страны и запрещено на протяжении трех лет посещать Беларусь, где она прожила около 30 лет. Официальным основанием для высылки стало неоднократное превышение скорости на автомобиле, принадлежащем Елене Тонкачевой, совершенное на протяжении года. 28 ноября белорусские правоохранительные органы вынесли решение, согласно которому с выездом в Россию белорусская правозащитница может повременить. Что произошло? Об этом Елена Тонкачева рассказала в интервью DW. DW: Какое было принято решение 28 ноября относительно вашей высылки из Беларуси? Елена Тонкачева: Правоохранительные органы должны отложить на месяц мою высылку из Беларуси. Постановление об этом сегодня они не вынесли, несмотря на то, что я требовала и настаивала на принятии такого документа. Но они продлили мою временную регистрацию в Республике Беларусь до 28 декабря 2014 года. Сотрудники милиции заверили, что этого достаточно для моего пребывания в Беларуси еще на протяжении месяца. Но я в категорической форме настаиваю на вынесении милицией постановления. Потому что, например, в моем загранпаспорте стоит на всю страницу штамп о том, что я фактически выслана из Беларуси и мне в течение трех лет запрещен туда въезд. Если меня за пределами Беларуси остановит милиционер, у меня в подтверждении того, что данное постановление не работает, нет ни одной официальной бумаги. Сотрудники Первомайского РУВД, выслушивая все эти мои аргументы, кивали головой, но в режиме незамедлительного реагирования действовать отказались и постановление о приостановлении высылки, по крайней мере в моем присутствии, вынесено не было. - Будете ли вы продолжать настаивать на отмене решения о высылке? - Предполагается, что есть несколько тактов обжалования действий правоохранительных органов. Сейчас я обжаловала действия РУВД в ГУВД Мингорисполкома. И только после того, как ГУВД ответит на мою жалобу, я могу ее обжаловать в судебном порядке. Исходя из практики действия белорусских судов, можно предполагать, что такое рассмотрение может занять не менее двух месяцев. Законодательство Беларуси предполагает, что сотрудники милиции могли вынести отсрочку моей высылки на три месяца, но они также решили действовать шаг за шагом. - Вы считаете это процесс политическим? - Судя по тому, что мне не дают знакомиться с материалами дела, судя по тому, что ко мне применена процедура высылки без достаточных на то оснований, я полагаю, что Первомайский РУВД Минска в данном деле руководствуется еще чем-то, о чем нам неизвестно. - Чем, на ваш взгляд, Елена Тонкачева не угодила белорусским властям? - Я думаю, что здесь есть смысл проанализировать деятельность организации, председателем правления которой я являюсь. Ее активную публичную позицию, в том числе направленную на критические оценки по целому ряду вопросов. Например, на оценки деятельности правоохранительных органов во время последних президентских выборов в Беларуси и событий, связанных с административными и уголовными задержаниями в стране. - Как вы оцениваете поддержку со стороны организаций гражданского общества Беларуси и европейских структур? - Под петицией в мою поддержку было собрано более семи с половиной тысяч подписей граждан, и я это ценю высоко. Кроме того, в мою поддержку однозначно высказался общественный гражданский сектор Беларуси. Наиболее значимые субъекты этого сектора выступили с соответствующими заявлениями. О ситуации были проинформированы международные общественные организации, ряд из которых также высказал свою позицию. Официальные структуры ЕС никаких заявлений не делали, но тем не менее я знаю, что аккредитованный в Беларуси европейский дипломатический корпус отслеживает ситуацию. Я считаю, это сигнал о том, что ситуация с моей высылкой не остается без внимания европейского сообщества. - Чем планируете заниматься в ближайший месяц? - Планы на ближайший месяц - работать в нормальном режиме. Тем более декабрь - это сложный месяц. У нас на него имеется много планов. В частности, мы должны провести презентацию мониторинга сайтов госорганов местного уровня. Мы также продолжим работу по вопросу свободы ассоциаций и подготовку заключения мониторинга судебных административных процессов в Беларуси в 2014 году. - Если предположить негативное развитие ситуации после 28 декабря и вам придется уехать в Россию, останетесь ли вы по-прежнему белорусской правозащитницей? - У нас также уже имеется много планов на 2015 год. Поэтому, если вариант будет негативный и я буду вынуждена уехать из Беларуси, я продолжу свою работу за ее пределами. Ну, а на изменение ситуации буду реагировать исходя из сложившихся обстоятельств.

Наши блоги