УкрРус

Как ветеранов АТО превращали в изгоев: рассказ бойцов

  • Как ветеранов АТО превращали в изгоев: рассказ бойцов
    Прямой эфир в студии "Обозревателя" 15 января. Фото Юрия Нагорного

В студии "Обозревателя" состоялся резонансный эфир с участием ветеранов АТО, бойцов батальона "Донбасс", участников боев в Иловайске: командира противотанкового взвода батальона Владимира Бабенко, замкомандира группы "Донбасса" Ильи Оголюка, вице-полковника запаса Национальной гвардии Грузии, бойца "Донбасса" Давида Мартиашвили.

Предлагаем вторую часть расшифровки эфира о судьбе и проблемах батальона. Первую часть читайте здесь: Как продавали батальон "Донбасс". Правда от бойцов об иловайском "котле" и потерях в нем.

Владимир Бабенко:

- Еще какая проблема у нас в батальоне "Донбасс" существует: много бойцов из Донецкой и Луганской областей. Потеряли жилье, работу, многие ранены. Я обращался к главе КГА, и еще раз обращаемся. Просим, пока просим, выделить участок для строительства многоквартирного жилого дома, для наших бойцов, которые, воюя, потеряли квартиры. И мы заставим олигархов выделить деньги на строительство этого дома. Есть олигархи из Донецка и Луганска, и поэтому так должно быть. То, что дают участок ветеранам АТО - это правильно, но чтобы построить по нынешним ценам... ни один боец не построит. Откуда у него деньги? Не построит никогда.

Модератор:

- Есть счета, и продолжают средства перечисляться батальону "Донбасс" от граждан, средства в помощь героям батальона - как они расходуются?

Владимир Бабенко:

- Мы об этом не знаем, потому что у нас это работает непрозрачно. Вопрос поднимался о том, что должен быть наблюдательный совет фонда (батальона "Донбасс"), что должно быть при снятии денег три подписи, что должны контролировать это офицеры и представители рядового состава. Неоднократно поднимались эти вопросы, но это бесполезно.

Давид Мартиашвили:

- Как тратятся средства, мы не знаем.

Владимир Бабенко:

- Когда уходил батальон "Донбасс" в АТО, на плацу в Новых Петровцах Семенченко привез миллион гривен...

Илья Оголюк:

- Совершенно верно. Красиво было.

Владимир Бабенко:

- ...Высыпал на плац. Камеры, все... И говорит: "Семьи погибших получат миллион". Потом было озвучено в Попасной, что не миллион, а 200 тысяч. От фонда батальона. Это не то, что государство. Государство платит. 609 тысяч. Да, процедура длинная, но те, кто оформлены, они, как правило... Получат. Но то, что на плацу было...

Реплика из зала:

- Это было. Но если ты досконально знаешь... Я в батальоне с первых чисел. Да, действительно, Семен вынес мешок денег, высыпал на плац. Но он сказал, что эти деньги пойдут тем семьям, в которых погибли ребята первого состава. Которые погибли под Карловкой. Им государство ничем не поможет. Вы оформлены будете, а тем людям ничего не поможет. И те деньги ушли тем людям, так что давай не передергивать.

Модератор:

- А они ушли тем людям?

Неизвестный:

- Ушли.

Илья Оголюк:

- Выкрики из толпы - это все разговоры. А я присутствовал там, и тоже с первых дней. И раненым эти деньги должны были пойти.

Перепалка с неизвестным из зала

Группа поддержки комбата Семенченко (мужчины)

Журналист из зала:

- А можно мы зададим свои вопросы? Вы сказали, что де-факто Семен Семенченко остается комбатом...

Владимир Бабенко:

- По законодательству он народный депутат. Поэтому есть временно исполняющий обязанности командира батальона майор Стоян. Назначен приказом по Нацгвардии Украины. Поэтому должен командовать он. Но у нас принято, что это батальон имени Семенченко. Поэтому он пытается командовать. Приказал вывести добровольцев под ВР и МВД. Вывели. А в армии все очень просто - есть приказы, доводятся письменно, поэтому у нас и.о. майор Стоян.

Журналист из зала:

- Если есть бойцы, которые не хотят себя идентифицировать с батальоном "Донбасс" имени Семенченко...

Владимир Бабенко:

- Что значит: не хотят? Это он так считает (что батальон "Донбасс" - батальон его имени). А батальон "Донбасс" - это второй батальон спецназначения в/ч 3027 Национальной гвардии Украины.

Журналист:

- Есть люди, которые не получили документы участников АТО?

Владимир Бабенко:

- Справку о том, что участвовал в антитеррористической операции, получили все, которые оформлены. Дальше идет процедура участника боевых действий. Теперь законодатель внес изменения, и надо дать согласие на проверку личных данных. Участника боевых действий пока получили очень мало. Это тернистый путь. Но я думаю, что мы все его пройдем. Но беда в том, что есть гвардейцы, которые не оформлены. Вот с ними - особый случай...

Давид Мартиашвили:

- Пройдет не 1 и не 2 года, пока урегулируется этот вопрос. Я вам по грузинскому примеру скажу. Прошло 22 года после войны Абхазии с Грузией, и до сих пор у Департамента по делам ветеранов нет полного списка - кто погиб, кто участвовал. В войне участвовали 25 тысяч, статус получили 120 тыс. И порядка 10 тысяч настоящих воинов статуса не получили. Потому что это (с документами) черная дыра - во время любой войны.

Илья Оголюк:

- Как раз мы были в штабе Нацгвардии (на днях) и говорили о том, что у нас есть люди, которые полностью прошли боевой путь с батальоном и до сих пор не имеют статуса.

Владимир Бабенко:

- Даже вот такой справочки, я вам покажу - от воинской части - нет. Они не были оформлены в штат воинского подразделения. Им обещалось...

Журналист из зала:

- Почему не получили? Кто виноват?

Илья Оголюк:

- Может быть, Семен Семенченко ответит на этот вопрос.

Представитель отдела кадров батальона "Донбасс" Дмитрий Бабкин (в зале, обращаясь к журналистам):

- Можете мне этот вопрос задать.

Журналист из зала:

- Можете назвать факты злоупотреблений Семена Семенченко, и есть ли этому доказательства?

Владимир Бабенко:

- Например, приказом по Нацгвардии Семенченко стал комбатом 15 августа, но с самого начала формирования батальона обозначился как командир. Соответственно, при первом заходе в Иловайск 10 августа, не будучи командиром, он командовал. И, к сожалению, назначил командовать штурмом старшего сержанта, командира отделения одного из взводов. В результате погибли 2 подполковника. Погибли Немо и Монгол. Погиб Коммунист, погиб Самолет. Что это такое? До 15 августа он (Семен) был просто гражданин, сменивший паспорт.

Модератор:

- Но в июне удостоверения подписывал подполковник Семенченко, от имени командира военной части. Правильно или нет?

Давид Мартиашвили:

- С одной стороны...

Дмитрий Бабкин (из зала):

- А кто подписывал? Лично Семен?

Модератор:

- Там подпись стоит: Семенченко.

Реплики из зала группы поддержки Семенченко:

- А на заборе тоже написано!

Лица, срывавшие пресс-конференцию.

Давид Мартиашвили:

- Ребята, давайте не будем выступать в роли журналистов. Если вы хотите поговорить, потом выйдем и поговорим - в присутствии вот этого СБУшника, который там за дверью прячется. Это сейчас в Украине принято так, что в пресс-конференции СБУ участвует? Пусть заходит сюда.

Модератор:

- Но, скажите, Давид, правда ли, что у вас есть удостоверение, подписанное подполковником Семенченко, в то время как он был Гришиным?

Давид Мартиашвили:

- Правда, но поймите правильно. С одной стороны это было оправдано. Потому что в зоне АТО неоформленным людям надо было передвигаться. Человек с оружием - он кто? Может, сепаратист? Надо было его как-то обозначить. На войне выше закона правда, а выше правды справедливость. Все прекрасно знают, что есть, но... (достает фейковое удостоверение резервиста Нацгвардии, подписанное от имени командира военной части "подполковником Семенченко"). У него есть свое оправдание.

Владимир Бабенко:

- Удостоверение такое есть. С печатью такой - птицей. Это есть? (обращается к представителю группы поддержки Семенченко в зале).

Владимир Бабенко показывает фейковое удостоверение

Реплика из зала:

- Есть. А чья там подпись - я не знаю.

Владимир Бабенко:

- А это существующее подразделение - батальон "Донбасс"?

Реплика из зала:

- Там просто Калаш выдавал...

Перепалка с залом. Группа поддержки Семенченко предлагает поговорить о социальной защите бойцов государством.

Владимир Бабенко:

- Мои друзья в Белой Церкви оплатили курс лечения и реабилитации 12 бойцам. Приглашаю еще бойцов, которые вышли из плена и нуждаются в реабилитации. Мы готовы оплатить еще путевки. А народные депутаты, каким является Семенченко, пусть направят свои усилия на решение вопросов с государством.

Модератор:

- А фонд батальона "Донбасс" оплачивает реабилитацию раненым и вернувшимся из плена?

Владимир Бабенко:

- Мы не знаем. Могу сказать о себе. Я был в плену. Всего 2 суток. Там получил удар вот сюда (стучит по плечу). Начала собираться жидкость, делал рентген, проходил лечение на дневном стационаре в военном госпитале. Когда я стоял с повязкой (через плечо), ко мне подошел Семенченко. "Что ты делаешь в Киеве?". "Я на дневном стационаре". "Знаем мы твои левые справки и левые госпитали", - последовал ответ.

Перепалка с группой защиты Семенченко. Группа поддержки предлагает направить усилия на требования к государству.

Модератор:

- Куда тратятся миллионы, продолжающие поступать на многочисленные счета, которые публикует Семенченко? Кто-то из известных вам раненых что-то получал?

Владимир Бабенко:

- Мы надеемся, что из плена выйдут еще 12 наших боевых товарищей, готовится большой обмен. У нас есть аргументы. И я пока не хочу озвучивать, что это будет, если они не выйдут. Но у нас вышли из плена 80 человек. Я их лично встречал в Василькове. Семен Семенченко выдал каждому по 2 тысячи гривен. Всего это 160 тысяч. У меня вопрос к этому народному депутату. Где он их взял?

Модератор:

- Так фонд у вас есть.

Владимир Бабенко:

- Пускай отчитается.

Перепалка с группой поддержки Семенченко. Кадровик Дмитрий Бабкин предлагает ознакомиться с отчетом, опубликованным на странице батальона "Донбасс" в Фейсбуке.

Владимир Бабенко:

- В Фейсбуке на странице батальона утверждается, что старший сержант позывной Бишут является командиром штурмовой роты. Я утверждаю, что он командир отделения одного из взводов. А командир штурмовой роты погиб.

Реплика из зала:

- Фейсбук - это забор, пиши что хочешь.

Владимир Бабенко:

- Так и отчет ваш - надпись на заборе.

Давид Мартиашвили:

- Вот до такой степени посеян раздор между бойцами. Боевой единицей не может быть батальон, где бойцы не дружны, как он может воевать?

Перепалка продолжается. Неизвестный боец обвиняет участников пресс-конференции в том, что они дают пресс-конференцию, а не находятся в зоне АТО. Бабенко показывает телеграмму, в которой объясняется, где он должен находиться. Показывает грамоту от командира сектора М, в которой отмечают его заслуги в выполнении заданий в зоне АТО, откуда он вернулся неделей раньше.

Илья Оголюк:

- Это заказ Семенченко (в адрес пришедших).

Владимир Бабенко:

- Находясь в секторе М, под приказом, в боевой командировке, мне позвонил нынешний зам. командира по работе с личным составом Филарет. Позвонил и говорит: "Фагот, ты должен прибыть к нам в Лисичанск, на суд офицерской чести, мы тебя приглашаем, будем тебя судить". Я ему говорю: "Мы можем сделать этот суд в Донецке, на улице Щорса, где я был в плену".

Давид Мартиашвили:

- Вот еще о чем надо сказать. Когда батальон пошел в зону АТО, я и другие грузины поехали с голыми руками. И в первом же освобожденном городе Попасной, где мне одолжили пулемет, я заимел свое оружие, с которым дальше продолжал воевать. Потом мое оружие исчезло со склада. И осталась у меня расписка, которая сейчас у вас находится, товарищ подполковник (обращается к офицеру, который пришел в группе поддержки Семена Семенченко). И через полгода выяснилось, что я не гражданин Украины. И я не могу воевать. И когда мы в первый раз приехали из зоны АТО, нас построили, вышел зам. командующего Нацгвардии, и сказал: "Те люди, которые не были оформлены, военная прокуратура на вас заводит дело". О! Спасибо. Он дальше продолжает: "Если найдется свидетель, что вы из этого оружия стреляли в граждан Украины..." Не в сепаров! Не в террористов!.. Еще отдельное преследование будет в отношении вас. То есть, после полугода (участия в АТО) обещают нас еще и посадить в Украине.

Это отвечаю на вопрос, почему я здесь сижу. Когда я пришел в "Донбасс", я не хотел никакого статуса, никакого гражданства. Я подполковник с опытом 4 войн. Но почему-то, воюя тут простым солдатом, в батальоне я так и не существую (по документам). А на сепарских сайтах я есть. Не секрет, что наши штатные списки (база данных бойцов "Донбасса") как-то туда попали. Так-то я не существую (в батальоне), а в сепарских базах я есть. И эти списки оказались в федеральном розыске Российской Федерации. Грузинский парламент - буквально вчера внесли - ужесточает уголовное преследование за участие в боевых действиях в другом государстве. Было от 4 до 6 лет, сейчас поднимают. В Украине обещают посадить за то, что стрелял. Может, кто-то мне скажет: мне в землю лечь, или на Луну улететь? Или я изгоем стал из-за того только что дал оценку этих проблем (в батальоне)? Я не судил. Не судья никому. Я просто дал оценку.

Илья Оголюк:

- Есть такая у нас несправедливость: с нами сражались не только представители Грузии, но и дружественной Беларуси. То же самое. Сражались, получили ранения, не оформлены.

Модератор:

- Более того, один из белорусов, который был в слитой кем-то базе батальона, поехал домой, и попал в КГБ. Теперь сидит.

Давид Мартиашвили:

- Граждане мы или не граждане, но 23.06.2014 г. , торжественно, в присутствии командующего Нацгвардии, церковных представителей, дали присягу на верность украинскому народу. Для меня это свято. Когда я клялся, мурашки по телу пробегали. И до сих пор я продолжаю так жить. Война не окончена, и - не осуждайте за то, что скажу - она еще даже и не начата. Мы перед большой угрозой стоим. Что даже не осмысливаем... Я найду, где воевать, но "Донбасс" для меня навсегда останется моей историей. Спасибо судьбе за честь бок-о-бок с такими героями, которых я встретил, сражаться за свободу Украины. Слава Украине!

Модератор:

- Скажите два слова о формировании нового подразделения.

Давид Мартиашвили:

- Есть уже приказ.

Владимир Бабенко:

- Мы приглашаем всех патриотов Украины на службу в Нацгвардию Украины. Не в добровольческие батальоны - на первом этапе свою функцию они выполнили, а сейчас должны быть кадровые подразделения. Нам поручено сформировать. Объявлена мобилизация. Кто не хочет ждать повестку, добро пожаловать в часть 3033 Национальной гвардии, в Запорожье. И там уже все будут оформлены должным образом. Эта ситуация в стране - она не на один год. Военной работы хватит всем. Кто умеет, кто считает себя патриотом - приходите.

И. Оголюк, В. Бабенко, Д. Мартиашвили. Фото Юрия Нагорного.

Наши блоги