УкрРус

Дмитрий Гудков: Репрессивные законы - проявление слабости власти

  • Дмитрий Гудков: Репрессивные законы - проявление слабости власти

Депутат Государственной думы Дмитрий Гудков в интервью DW рассказал об ошибках российской власти и о стратегии демократической оппозиции на ближайшее время.

12 июня 1990 года первым съездом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете. Этим документом, в частности, утверждался приоритет конституции и законов РСФСР над законодательными актами СССР, равные возможности для политических партий, общественных организаций и объединений и принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной властей.

О значении этого документа в современной политической жизни России корреспондент DW побеседовал с депутатом Государственной думы РФ Дмитрием Гудковым. В ходе интервью речь также шла об уроках российского "белоленточного движения", о перспективах ближайших парламентских выборов в России и о целесообразности "Перестройки 2.0".

DW: Помните ли вы события июня 1990 года, и как вы оцениваете действия ваших предшественников, принявших 25 лет назад Декларацию о государственном суверенитете РСФСР?

Дмитрий Гудков: Да, мне тогда было 10 лет, и я все хорошо помню. Хотя, скажу честно, тогда я не сильно интересовался политикой. Оценивая действия тогдашних депутатов РСФСР, я считаю, что они допустили много ошибок, но вектор развития страны был правильный. И если бы не новая конституция 1993 года, которая дала неограниченные полномочия институту президентства, ограничив роль парламента и суда, то сейчас не было бы тех проблем, которые мы имеем.

Я являюсь сторонником парламентской или как минимум смешанной республики. И считаю, что все проблемы с демократией в России происходят из-за того, что базовый закон страны не выполнил свою главную задачу - разделение властей. И когда в 90-е годы средняя цена на нефть была в районе 12 долларов за баррель, понятно, что президент не мог пользоваться популярностью, потому что не было денег для решения социальных проблем. А когда к власти пришел Путин, России повезло с ценами на нефть. И благодаря этому Путин стал повышать пенсии, пособия инвалидам и малоимущим, чем обеспечил себе высокий рейтинг. А затем он сформировал подконтрольный парламент, создал подконтрольные суды и средства массовой информации.

В результате произошла монополизация власти, откуда и пошли все политические ошибки, начиная с "закона Димы Яковлева" и "закона о нежелательных иностранных организациях", и заканчивая аннексией Крыма, что, безусловно, является грубейшим нарушением основ международного права. Сейчас мы находимся в международной изоляции, входим в глубокий долгосрочный кризис, и даже системные деятели, вроде Грефа, бьют тревогу.

- На рубеже 2011-2012 годов, когда проходили массовые акции протеста по поводу нечестных выборов, ныне действующей власти тоже давали полтора-два года. Тем не менее режим сумел укрепиться. В чем, по-вашему, заключаются главные ошибки "белоленточного движения", и какие уроки нужно извлечь оппозиции?

- Я считаю, что все было сделано правильно, и мы не могли вести себя по-другому. Это был мирный протест, который привел к тому, что правящий российский режим стал быстрее деградировать. Ведь все репрессивные законы, о которых я упоминал, на самом деле являются проявлением слабости и неадекватности реакции властей на несуществующие угрозы. Скажем, принимается закон об "иностранных агентах", а в результате страдает фонд "Династия", который финансирует российскую науку. А наши так называемые "ответные санкции" привели к росту цен и к дефициту некоторых продуктов.

Для того, чтобы Дума принимала нормальные законы, туда должны прийти адекватные люди. А для этого необходимо дать возможность партиям реально участвовать в выборах, то есть, нужна политическая конкуренция. Все рейтинги, якобы свидетельствующие о популярности власти, не имеют никакого отношения к действительности. Реальный рейтинг поддержки Путина - процентов 55. При этом, активная поддержка - процентов 15, и столько же - активных противников. Из умных людей никто с властью работать не желает, поэтому режим делает ставку не на лучших, а на лояльных, в то время как лучшие уезжают за границу.

- Выборы в Госдуму, скорее всего, состоятся в сентябре следующего года. Пройдут туда те, кого вы называете "адекватными людьми"? Видите ли вы себя в новом составе Думы?

- Мне хотелось бы видеть себя в новом составе Думы, но я - реалист, и понимаю, что если будет принято политическое решение не пускать в парламент оппонентов режима, значит, нас там не будет. Но тогда власть получит новые протесты, в результате чего Болотная площадь и проспект Сахарова покажутся "цветочками". Я сам много общался с молодыми людьми, которые не слушались никого из вождей оппозиции, и говорили, что готовы бросать в правительственные здания "коктейли Молотова". Поэтому, чем дольше власть игнорирует требования мирного протеста, тем быстрее она получает протест радикальный, потому что оппозицию возглавят другие люди, действия которых примут бесконтрольный характер.

В то же время я считаю, что у будущей объединенной партии городского среднего класса, есть 15-20 процентов потенциальной поддержки. Если мобилизовать этот электорат, то может быть очень хороший результат на выборах в Государственную думу.

- На днях появилось совместное заявление Фонда Горбачева и Комитета гражданских инициатив о необходимости проведения "Перестройки 2.0". В этой связи как вы оцениваете результаты первой перестройки и что думаете о повторении этого опыта?

- Я считаю, что перестройка - это комплекс полумер. Если бы были предприняты решительные меры, может быть, мы бы сохранили границы Советского Союза. Поэтому мне нравится идея изменений, но давайте не называть это "перестройкой", чтобы не повторять того, что было сделано в конце 80-х годов. Стране нужны настоящие, серьезные реформы, и тогда это позволит нам сохранить Россию в нынешних границах. А если мы опять примем полумеры, то я не уверен, что мы не повторим путь СССР.

Наши блоги