УкрРус

Немецкие СМИ: В конфликте на Украине терпение важнее оружия

  • Немецкие СМИ: В конфликте на Украине терпение важнее оружия

Надо ли поставлять оружие Украине? Как не допустить разрастания конфликта? Что могут сделать Запад и канцлер ФРГ? Вот вопросы, которые задают себе комментаторы масс-медиа Германии.

Ушедшая неделя прошла под знаком отчаянных попыток остановить кровопролитие на Украине. Неожиданный визит канцлера Германии Ангелы Меркель (Angela Merkel) и президента Франции Франсуа Олланда в Москву, Мюнхенская конференция по безопасности, переговоры Меркель с президентом США Обамой - повсюду главной темой была Украина. Теперь все взоры обращены на Минск, где в среду должна пройти встреча Меркель и Олланда с президентами России и Украины Путиным и Порошенко. Удастся ли им добиться если не долгосрочного решения, то хотя бы прекращения огня? И какой ценой?

Конференция в Мюнхене стала саммитом противоречий

Под заголовком "Почему вооружения не являются самым мощным оружием" Даниэль Брёсслер (Daniel Brossler) пишет в газете Suddeutsche Zeitung, что на конференции в Мюнхене в полной мере проявились разногласия не только между российскими представителями и Западом, но и между США и рядом стран Евросоюза. Главный спорный пункт - поставки оружия Украине, на которых настаивают многие американские политики. Далее автор указывает:

"Канцлер Ангела Меркель не верит, что вооружение Украины остановит Владимира Путина. Это она публично сказала Петру Порошенко в Мюнхене. А вот сторонники поставок оружия считают, что если повысить обороноспособность Украины, то это повысит и цену для хозяина Кремля. Правда, пока мало свидетельств того, что Путин не готов отправлять еще больше оружия и посылать на смерть еще больше солдат. Тут более убедительным представляется довод Меркель, что самое мощное оружие Запада - не вооружения, а экономическое давление. Оправданы и опасения, что споры вокруг оружия могут подорвать хрупкое единство Запада в вопросе о санкциях.

Те, кто выступает за поставки оружия, не могут делать вид, что речь идет только о Донбассе. Они должны учитывать невероятную опасность эскалации далеко за пределы региона. Но и отказ от поставок имеет свои последствия. Украина остается жертвой российской готовности к насилию, ее право на самозащиту - теорией. Украинцам, поддавшимся на сладкие речи о западных ценностях, пришлось бы осознать, что их свобода и суверенитет имеют ограниченное значение - это тоже невыносимое состояние. Что остается, это экономическое давление. Те, кто против поставок оружия, но не хочет бросать украинцев на произвол судьбы, должны быть, по крайней мере, готовы резко повысить это давление", - пишет Даниэль Брёсслер в газете Suddeutsche Zeitung.

Россия: партнер и ли противник?

"Мрачное будущее и без войны" - так озаглавил свой комментарий в газете Die Zeit Карстен Лютер (Carsten Luther). Автор приводит слова министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier) о том, что еще на встрече министров иностранных дел стран-членов НАТО канадский коллега требовал определиться: Россия - это друг или враг, партнер или противник? Лютер продолжает:

"Свой ответ господин Штайнмайер повторил на конференции в Мюнхене: Россия как в радости, так и в горе остается соседом и будет, так или иначе, влиять на реальность в Европе. Но если Штайнмайер одновременно в качестве первостепенной задачи перед лицом войны на Украине требует "ясности в оценке того, что произошло", то ответ может быть только один: Россия изменяет эту реальность. Изменяет силой.

И хотя вопрос "друг или враг", по мнению Штайнмайера сейчас не стоит, он знает, что аннексия Крыма и война, которую Россия ведет в Донбассе, не только перекраивает границы на карте Европы и решает судьбу Украины. "Мы должны готовиться к тому, что и после войны будет будущее", - говорит Штайнмайер. Но это будущее он видит мрачным. Оно будет определяться утратой некогда существовавшего доверия между Россией и Западом. И когда он повторяет, что и Москва должна понимать, что доброе будущее для нее возможно только вместе с Европой, а не против нее, то звучит это как попытка выдать желаемое за действительное.

В том, что президент России это действительно понимает, можно очень сильно усомниться. Его нападение на Украину должно не только удержать меньшего соседа в его сфере влияния, будь-то исходя из неких псевдоисторически обоснованных великорусских утопий, будь-то просто потому, что он это может, и ему это дозволяют. Это война против Украины, которая видит свое будущее в Евросоюзе, это война против Запада.

"Российская кампания дезинформации направлена против свободы"

То, чего нельзя достичь ни в Москве, ни в Киеве, ни по телефону, ни с глазу на глаз, стало ясно в Мюнхене: никто не может себе представить быстрого завершения конфликта, даже если прекращение огня будет соблюдаться, а Россия - вопреки имеющемуся опыту и опасениям - действительно оказала бы положительное влияние.

Эту войну зачастую называют гибридной, потому официально она не объявлена и ведется не только на фронте, но и средствами пропаганды и дестабилизации на территории противника. Всем должно быть ясно, что Украина - основное поле боя, но российская кампания дезинформации направлена и против западных обществ, против свободных и либеральных демократий. Еще одно средство - смычка Кремля с левыми и правыми радикалами в Европе и попытки разыграть экономическую зависимость от России в долгосрочной перспективе.

В конце концов, никому не удастся уйти от ответа на вопрос, сможет ли Россия снова стать партнером или она останется противником. Пустое занятие - спорить о том, началась ли новая холодная война или старая так никогда и не кончалась. Между Востоком и Западом дует ледяной ветер. В Мюнхене было мало попыток прикрыть вражду дружескими словами", - констатирует Карстен Лютер в газете Die Zeit.

Наши блоги