УкрРус

Программа Яценюка: можно ли с такими планами победить коррупцию?

  • Программа Яценюка: можно ли с такими планами победить коррупцию?
    vsapravda.info

Премьер-министр Арсений Яценюк презентовал программу действий правительства на ближайшие годы, предусматривающую политические, экономические, социальные, военные и антикоррупционные реформы.

Как уже выяснил "Обозреватель", многие озвученные в этом документе обещания трудноосуществимы и вряд ли приведут к улучшению жизни рядовых граждан. Оценка реалистичности программы сильно осложняется ее популистским характером, в ней много красивых фраз и обещаний, но очень мало шагов и мероприятий, которые будут предприняты для достижения поставленных целей. Это привело к серьезной критике данного документа со стороны парламентской коалиции, некоторые члены которой отказались за него голосовать.

"Обозреватель" продолжает анализ правительственных обещаний, на этот раз мы остановимся на мерах по борьбе с коррупцией, к которым также отнесены реформа МВД и судебной системы.

Первым пунктом антикоррупционных мер значится "Реализация принятого антикоррупционного законодательства" и перечисляются меры, предусмотренные антикоррупционным пакетом реформ:

- создание Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, как превентивного органа, и Национального антикоррупционного бюро, как правоохранительного органа;

- мониторинг образа жизни государственных служащих;

- электронное декларирование доходов и расходов чиновников, создание Единого реестра деклараций чиновников.

Правильные шаги, но их придумало не правительство, а парламент во время подготовки антикоррупционного пакета реформ. На Кабинет министров, как главный исполнительный орган страны, возлагалась обязанность разработать детали и воплотить в жизнь эти правильные шаги.

За два месяца, а пакет реформ был принят в октябре, Кабмин не предпринял ни малейшего шага по его воплощению, и, прописывая свою программу, снова обещал все выполнить, не назвав при этом никаких конкретных шагов и критериев оценки успешности или неуспешности своих действий в этом направлении.

Кроме того, для борьбы с коррупцией Кабмин обещает постоянные проверки госслужащих, в соответствии с законом об очищении власти.

На момент написания программы правительство еще не знало, что этот закон придется кардинально изменить, а то и вовсе отменить, в связи с замечаниями Венецианской комиссии. Тем не менее, авторы программы даже не удосужились указать, какой орган будет проводить эти проверки, и каким образом (перед назначением на должность или после него), и будет ли такая проверка иметь какие-то последствия для госслужащего.

Далее в программе предусматривается реформирование МВД под красноречивым названием "Служить и защищать вместо наказывать и крышевать". Звучит красиво и пафосно, так же выглядит и план действий, который под этим лозунгом презентовал Раде министр внутренних дел Арсен Аваков – много больших обещаний и ни одного слова о том, как это будут делать.

Кроме того, нардепы справедливо упрекнули Авакова в том, что через 9 месяцев работы он смог только представить "пустую" по своему практическому значению программу, не сподобившись за этот период реформировать даже какой-то незначительный участок своего проблемного ведомства.

Дальнейшие правительственные шаги по реформированию МВД выглядят совершенно абстрактно и популистски:

"Новый закон о полиции", - значится в первом пункте. И все… Это все, что премьер решил нам сообщить о новизне предполагаемого закона, здесь не удосужились указать даже популистских целей нового нормативного акта. Все, что можно понять из этих слов, это то, что милицию переименуют в полицию. Согласитесь, без этого коррупцию в ведомстве не побороть…

Конкретикой не отличается и третий пункт программы: "принятие новой редакции закона о судоустройстве и статусе судей" - и на этом все.

Вторым пунктом этого раздела программы правительство предлагает создать Государственное бюро расследований. И, опять же, на этом объяснения исчерпываются. Ни налогоплательщикам, ни депутатам Кабмин не удосужился объяснить, зачем это бюро нужно, чем плохи действующие следственные органы (ведь можно навести в них порядок и не создавать ничего нового), во сколько это обойдется, кому это бюро будет подчиняться, какими делами заниматься…

Многие возлагали надежды на нового первого заместителя главы МВД, которым стала Эка Згуладзе, грузинская реформатор, ранее занимавшая пост заместителя главы МВД Грузии. Замом Авакова ее назначили 16 декабря, после того, как программа действий правительства уже была утверждена, поэтому остается только надеяться, что для конкретных шагов Екатерине (полное имя нового замминистра) не понадобятся программы, и она просто начнет действовать.

Эка получила работу в грузинском МВД в 26 лет и была одним из самых ярких представителей "baby face goverment", как называли команду Михаила Саакашвили. Она уверена, что правоохранительные органы нужно кардинально и жестко очищать, потому что "изменить систему руками чиновников, помнящих старые времена, невозможно".

То есть, если следовать логике Згуладзе, то программа действий Кабмина действительно не так важна, главное обновить состав ее исполнителей, и дальше все должно получиться.

Но тут вопрос, конечно, встает шире. Неизвестно, позволит ли глава МВД своему заму провести полную зачистку в органах.

Далее идет раздел, касающийся реформирования судебной системы. И первый его пункт удивляет полным отсутствием конкретики, и на деле являются просто пустым обещанием, выполнение или невыполнение которого невозможно ни доказать, ни проверить.

"Обеспечение доступа к правосудию", - говорится в этом пункте. Чьего доступа, обеспечение кем, как и почему этого доступа, гарантированного Конституцией, у нас не было все 23 года независимости – об этом программа правительства умалчивает.

Следующим пунктом значится упрощенный порядок рассмотрения гражданских и хозяйственных дел. Благая идея, о которой неоднократно говорили юристы, но, опять же, в этом пункте Кабмин совершенно не упоминает о том, как и за счет чего произойдет это упрощение, приведет ли это к экономии средств или наоборот и т.д.

Совершенно абстрактным выглядит и последний пункт данного раздела – "внесение изменений во все процессуальные кодексы". Каких изменений? Зачем? Что это даст?

Сравнительной конкретностью отличаются только два пункта из предлагаемых мер реформирования судебной системы. Кабмин намерен вернуть Верховному суду статус высшей судебной инстанции.

По мнению юристов, это очень правильное решение, которое снизит уровень коррупции и сформирует единую судебную практику, которую и будет обобщать Верховный суд.

"Сегодня сложилась такая ситуация, когда два разных районных суда в разных частях Украины принимают по аналогичным делам с аналогичными обстоятельствами абсолютно противоположные решения, которые противоречат одно другому. Но Верховный суд должен обобщать юридическую практику, а сегодня он умудряется выдать два разных разъяснения. Это есть категорически неправильно, потому что судьи тогда теряют ориентир применения юридической практики и в таких условиях удобно проводить коррупцию. Поэтому должны быть проведены изменения, Верховный суд будет давать единую практику, которая будет распространяться на все суды, и она должна быть обязательной", - разъяснил "Обозревателю" суть предложенной Кабмином реформы народный депутат, первый заместитель парламентского комитета по вопросам правосудия Леонид Емец.

То есть, эта инициатива действительно может привести к усовершенствованию работы украинских судов, но ведь это не системная реформа, это просто частичное улучшение части работы судебных органов.

Кроме того, в планах правительства "завершение судебной реформы", введение трехступенчатой системы судов, переаттестация всех судей, снятия судейской неприкосновенности, устранение политического влияния на процессы отбора, карьеры и ответственности судей, обновление судебной системы и судейского корпуса.

Леонид Емец объяснил, что идея переаттестации – это уже крайняя принудительная мера, поскольку судейский корпус Украины не пожелал самоочиститься, воспользовавшись возможностями, которые ему давались до этого.

"Мы дали этой системе возможность самоочиститься, мы приняли закон о возобновлении доверия к судебной системе, они вернули себе сами же 90% тех руководителей, которые были. Мы попробовали их люстрировать через закон "Об очищении власти" - они обжаловали его в Конституционном суде. Эта система неспособна самоочиститься, они цепляются за свои места руками, зубами, ногами – всем, чем можно. Поэтому надо и будем делать это принудительно", - сказал первый замглавы комитета по правосудию.

Он объяснил, что переаттестация предусматривает замену не всего судейского корпуса, а поэтому дефицита кадров в этой отрасли не возникнет.

"Переаттестация значит, что мы новый уровень требований, который мы будем применять для избрания новых судей на должность, также применим к тем судьям, которые уже работают на должностях, чтобы проверить их соответствие этому высокому уровню требований. В общем, эти требования можно разделить на три части. Первая – это профессиональная составляющая. Сегодня судьи, в своем большинстве, не способны ответить на вопрос выпускника юридического факультета. И не на общие какие-то вопросы по теории государства и права, а на конкретно-специализированные в тех сферах, где они принимают решения. Во-вторых, морально-этические требования. Не может судья днем именем Украины принимать решения, а ночью ехать в стрип-бар и там зажигать с проститутками, а таких примеров мы видим не один десяток. И третье, это соответствие доходов судьи его расходам, домам, яхтам, машинам, квартирам. Он должен доказать, откуда у него эти средства, потому что зарплаты для этого явно недостаточно. Значит, он либо получил наследство от какой-то графини в Австрии или нашел клад, или выиграл супер-приз, и тогда он сможет избежать уголовной ответственности. Если этого всего не произошло, значит, этот человек не имеет права быть судьей", - объяснил Емец.

При этом политик добавил, что изменений, которые нужно было бы принять в судебной системе, и о которых не упомянул Кабмин в своей программе, "вагон и тележка".

Таким образом, помимо популистского характера программы правительства, в которой мало конкретики и нет критериев оценки ее успешности или провальности, она является еще и не полной, то есть, с ее презентацией явно поспешили, не удосужившись детально продумать.

"Обозреватель" провел текстовый анализ антикоррупционного раздела правительственной программы, и выяснил, что действия, которые там упоминаются чаще всего (внесение, создание, мониторинг и т.д.), обозначают подготовительный этап к реформам, а не, собственно, изменения.

Для сравнения мы взяли программу антикоррупционных реформ в Грузии 2004 года, поскольку чаще всего именно изменения в этой стране ставят в пример Украине.

Выяснилось, что в грузинской программе слов гораздо меньше, и они значительно конкретнее, а вот общий текст программы звучит не так красиво и пафосно, но ведь не это главное. В программе Грузии преобладают слова-действия: повышение, увольнение, приватизация, обучение, реорганизация и т.д.

Таким образом, антикоррупционная часть программы действий правительства Яценюка, как многие другие части этого документа, конкретикой мероприятий не отличается.

Наши блоги