УкрРус

Паны дерутся, а у журналистов чубы трещат

Читати українською
  • Паны дерутся, а у журналистов чубы трещат

На "Свободе слова" остро встал вопрос о свободе слова

Скандал на TVi продолжает громыхать, 31 журналист оказался на улице. Андрей Куликов признал, что свистопляска с владельцами и прочие таски придали вопросу о свободе слова в стране неожиданный ракурс. TVi позиционировал себя как последний оппозиционный бастион в телеэфире, однако по обе стороны баррикад очутились журналисты именно этого самого бастиона. Ерундистика какая-то! Отчего же журналисты становятся заложниками финансовых и политических конфликтов? Почему право собственности в Украине порой угрожает свободе слова, а свобода слова – правам собственников?

Эксперты предположили, что свободе слова угрожает непрозрачность собственности, что собственники и журналисты – это единство и борьба противоположностей и можно писать о них "Войну и мир", что в стране отсутствует прозрачный видеорынок, что свобода слова – это политический бренд и идет лишь борьба за собственность, что в журналистике позитив невозможен без позитива, а вообще, если звезды зажигаются, значит, это кому-нибудь нужно… Ирина Тиран предложила припомнить, как в детстве кидали пачку дрожжей в сортир – ощущение аналогичное…

69% зрителей решили, что нельзя защитить свободу слова без защиты прав собственности.

Слишком много честности

Куликов признался, что хотел провести программу без участников конфликта, но события повернулись так, что это уже невозможно. В студии появился Мустафа Найем. Многие видят на канале конфликт двух собственников, отметил он, не все так просто. Найем прошелся по деталям противостояния: рейдеры, подрыв доверия к руководству, выдвижение требований. Но новое начальство ни на какие компромиссы не пошло…

Найем признал, что, возможно, его коллеги потребовали слишком много честности. Но требовали-то лишь назвать имя собственника! В свое время Княжицкий заверил, что собственником является Кагаловский. Потом меняется собственник, и Найему запрещают делать то, чем он занимался. А в преддверии скандала плодились слухи, что канал продают кому угодно – от Медведчука до Арбузова.

Вы что, биографию Княжицкого не читали? – подивился Вячеслав Пиховшек. Все всë знали, но была же договоренность, припомнил Найем. Извините, я верил… Евгений Магда поинтересовался совместительством депутата Княжицкого, на что Найем заметил, что тот неоднократно признавался, что влияние-то его на канал осталось несмотря на депутатство. Сейчас же он наложил полный мораторий на информацию о том, что происходит на канале.

Найем обвинил "Батькивщину" в невмешательстве - лишь Яценюк почесался, да и то хило. Нам было очень тяжело, признался гость, психологическое давление было о-го-го. Княжицкий напоминал о семьях и детях открытым текстом.

Предположение о закрытии проекта с понтом Найем не принял. Главной целью была все-таки смена руководства. Но это делалось слегка через задницу. Расследовать рейдерские схемы, как это делал в эфире Артем Шевченко, и проворачивать их – дела разные... Найем потрепал Портникова и отметил малодушную позицию Яценюка. Корпоративная этика – дело хорошее, но тогда не надо обвинять журналистов в продажности.

Когда вы покупаете хлеб, вы не думаете, кому принадлежит магазин

А что дальше? – задал сакраментальный вопрос Владимир Фесенко. Канал в течение года будет работать, как прежде, заявил Найем, но его будут использовать для внутренних разборов в Партии регионов – Левочкин против Арбузова и т.д. Гость напомнил, что Княжицкий недавно зарегистрировал проект закона о прозрачности собственности – это же ни в какие ворота не лезет!

Жаль, что пострадает коллектив, заметила Елена Бондаренко и напомнила, что еще год назад предупреждала, что нельзя доверять Княжицкому. Черно-белое видение мира обречено на провал. Важно не верить, а знать. А история с TVi стала избавлением от последних иллюзий. Выяснилось, что в Украине нет чистой журналистики: терки с "Вольво" Княжицкого, бабки оппозиции за лояльность, регистрация через оффшор. Значит, журналистам полезно задавать себе вопрос: куда я иду?.. Назначать виноватого Бондаренко не решилась и пригласила Мустафу в комитет.

Когда вы покупаете хлеб, вы не думаете, кому принадлежит магазин, заметил Найем. Даже на канале, принадлежащем черту, можно отстаивать честные позиции… И Найем напомнил о членах Партии регионов, которые таскают девушек за волосы. Бондаренко предрекла Найему гибель, если он не признает проблем в украинской журналистике. Журналисты – наивный народ, пожал плечами тот. Законом не запрещено быть инфантильным, запрещено быть преступником.

Одни вмешиваются, другие не вмешиваются

К микрофону вышла Леся Оробец и тут же напомнила, что нынче Страстная неделя и продолжается пост – может, не стоит жрать друг друга? Правда, что оппозиция собирала деньги, чтобы помочь каналу. Не хочется говорить о нем в прошедшем времени, но он служил судом при неработающей судебной системе. Противоборствующие стороны в состоянии войны, и у Оробец нет рецепта нахождения мира. Княжицкий боялся продажи канала провластным структурам, и его можно понять.

А чтобы не говорить о TVi в прошедшем времени, надо, чтобы он продолжал существовать, а не превратился просто в кнопку… Оробец призналась, что волнуется и ей трудно говорить, на что прозвучали аплодисменты. На канал можно было идти, как на суд, проностальгировала она, чтобы люди услышали, как все обстоит на самом деле.

Янина Соколовская предложила власти профинансировать TVi и поинтересовалась: может, каналу теперь стоит вернуть долги "Батькивщине"? Оробец заговорила о честном вещании и припомнила президента, который кормится литературными трудами.

На TVi особая атмосфера, вернулась к романтике Оробец. А теперь люди, которых ты уважаешь, стали по разные стороны баррикад. Эта как ссора между мужем и женой. А ведь телеканал бил по мозгам и власти, и оппозиции! Поэтому сейчас очень трудно принять чью-то сторону.

Найем попросил дать оценку действиям депутата Княжицкого. Оробец призналась, что разделяет точку зрения Яценюка. Куликов пояснил, что умышленно не пригласили Княжицкого. Но он же создавал канал и спасал его с протянутой рукой, простонала Оробец. Впрочем, так же можно понять журналистов, которых не пускают в эфир. Месть же не несет конструктива. Надо садиться за стол переговоров, а не выяснять кто кого больше любит – папу или маму.

Семен Уралов предложил "Батькивщине" начать выплачивать стипендию 30 журналистам на полгода. Найем же послал Княжицкого в политику: и нечего ему вмешиваться в дела журналистские, а тем более устраивать захват.

Одного депутата обвиняют в том, что он вмешивается, а других - что не вмешиваются, на минорной ноте закончила Оробец.

Власть в драки не лезет

Если бы в конфликте была замешана власть, оппозиция уже сидела бы в студии с повязками "я голодую", заметила Елена Бондаренко и разом обвинила Найема в инфантилизме. Каждый за свои просчеты платит сам. Надо было предвидеть, что произойдет с TVi. Но почему его в один голос называют единственным оппозиционным? А Куликов, а Безулик, а "Эра", а "Корреспондент"? Оказывается, все они стали провластными. Средство информации должно находиться на стороне своей аудитории. А TVi таким образом поставили в стойло субъективных.

Да ни один канал не хочет показать поздравления Тимошенко и Яценюка с Пасхой! – возмутилась Оробец, за что получила от Бондаренко звание "четырежды тушки": материалы не надо проносить через черный ход!

Законодательные претензии Бондаренко отмела с той же легкостью: она с прошлого лета пишет законопроект о СМИ. Вот подготовит, и все телеканалы смогут по-человечески развиваться. И тогда дадим по зубам пиратам! А Оробец вообще не компетентна – пусть занимается своим образованием… Досталось от Бондаренко и экспертам, которые никаких полезных советов не выдали.

Журналистика у нас независимая – от нее ничего не зависит, заметил Сергей Таран. Опять в черно-белую риторику скатываемся, посетовала Бондаренко и напомнила инцидент с Ландиком: где теперь тот Ландик? А вышки Бойко? – парировал Таран. А хозяин Межигорья, которого прижали в австрийском суде?.. Бондаренко призвала иметь терпение: вот Европа решит – тогда будем говорить.

Найем потребовал реакции власти на скандал с TVi – выходит, она заинтересована в нем. Сама Бондаренко отреагировала же в первый день, напомнила гостья. Но чего ради власть должна лезть в драки, которые непрерывно затевает оппозиция? Если это демократия, то она родилась в самой демократичной стране! – включила пафос на полную катушку Бондаренко и отправила Найема в милицию - сама же она представляет политическую силу.

…Эксперты признали, что не хватает ни правильной оценки, ни конструктива от политиков, а также законодательной базы, что бабло побеждает зло, что ситуация напоминает действия продавца, который выжрал хорошее вино, а в бутылку налил дрянь, что одна сторона осталась с деньгами, но без чести, а вторая - наоборот.

Пиховшек напомнил про Кагаловского, который швырял миллионы каналу, и сравнил его с Лениным, ехавшим в швейцарском вагоне, а Уралов предложил устраивать рейды в поисках черных зарплат. Нельзя строить прекрасное на сомнительном фундаменте, признал Фесенко, а Соколовская сравнила оппозицию с высекшей себя унтер-офицерской вдовой и укусившей себя за хвост змеей разом.

В финале дали последнее слово Найему, который пообещал новый, честный проект без олигархов, интернет-проект…

Наши блоги