УкрРус

Фотограф, избитый "Беркутом", будет обращаться в Страсбургский суд

Читати українською
  • Фотограф, избитый "Беркутом", будет обращаться в Страсбургский суд
    radiosvoboda.org

Львовский фотограф Марьян Гаврилив, который 22 января был задержан "Беркутом" в Киеве на улице Грушевского, в настоящее время находится под домашним арестом во Львове. Одновременно Гаврилив проходит курс лечения в одном из госпиталей, сообщает Радио Свобода.

Хотя синяки и гематомы уже сошли с лица и тела Марьяна Гаврилива, он не может дышать носом, который в переломах. Впереди несколько операций. "Я спать не могу, просыпаюсь от приступа головной боли вследствие черепно-мозговой травмы", - говорит мужчина.

В Киев он ездил регулярно с 24 ноября, чтобы фотографировать Майдан. 22 января снимал столкновения на Грушевского.

"Я фотографировал беркутовцев, снайперов и видел, как они бросали гранаты, как "Беркут" бросал взрывчатые средства. Это все было зафиксировано на моей камере, но она разбита, карточки нет", - говорит Гаврилив.

Момент задержания он описывает так: "Возле меня взорвалось где-то 4-5 гранат, и меня это оглушило. Я кричал и просил людей бежать. Меня схватили беркутовцы, сбили с ног. Когда упал, меня ударили в левую часть лица, потом подняли голову и просто ударили в лицо, получил несколько ударов в живот".

"Повели к кордону милиции, и еще по дороге солдаты били и кричали на русском языке, матерясь, мол, чего дома не сидишь. Меня передали другим беркутовцам, и там началась хуже картина, сказали раздеваться. Там было несколько человек, среди них 72-летний Николай Пасичник. Меня раздели, разорвали форму и увидели вышиванку, а еще из куртки вытащили паспорт. Я услышал слова: "С...а бандера, убивать тебя будем сейчас". Вышиванку они просто раздирали на куски, затем начались прямые удары по лицу, дубинками по груди, били металлическим чем-то с пружинами. По мне текла кровь. Я кричал, что мне холодно, дайте одеться. Когда меня били, подошел офицер из "Беркута" и сказал на русском: " Что вы, придурки, делаете, дайте ему одеться", - вспоминает Гаврилив.

Людей "упаковали" в автозак и повезли из Киева. По дороге Гаврилив позвонил брату, потому что у него был спрятан еще один телефон.

"Открыли автозак, вытащили нас, поставили на колени в снег, кого-то били, кого-то оскорбляли, я стоял в полусознании. Уже прощался с жизнью. Нам было очень холодно, потом упаковали и увезли. Когда привезли в райотдел, там я перекрестился, понимая, что уже не убьют", - говорит фотограф.

В Оболонском райотделе милиции медицинской помощи не оказали, не провели и судебно-медицинской экспертизы. Поскольку Гаврилив был в тяжелом состоянии, вызвали скорую помощь, отвезли в больницу, но дежурный врач отказался подписывать диагноз, который надиктовали милиционеры. Опять был райотдел, и уже под утро его забрали в госпиталь. Началось лечение под надзором милиции и суд. 7 февраля его в суде освободили под домашний арест. "Это благодаря журналистам, активистам, которые обо мне говорили и писали", - считает фотограф.

"У меня в деле написано, что я с битой набросился на пятерых беркутовцев, был пьян, но у меня в крови не обнаружено алкоголя. У всех ребят дела написаны под одного копирку. А Львов, Ивано-Франковск, Тернополь для "Беркута" как красная тряпка для быка. Они считают, что "западенцы" сделали Майдан", - замечает молодой человек.

Гаврилив будет обращаться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Потому что считает, что его пытали. Он хочет, чтобы его не оправдали, а вообще закрыли возбужденное против него уголовное дело.

Наши блоги