УкрРус

Репортаж с границы: туда - беженцы, оттуда - военная техника без номеров

  • Репортаж с границы: туда - беженцы, оттуда - военная техника без номеров | фото 1
    1/5
    © Русская служба ВВС

"Переходи, переходи, там такие нужны, будешь им окопы рыть", - таксист, который дежурит у контрольно-пропускного пункта на границе России и Украины, ждет клиентов, которых нет. Ему жарко и скучно, и он рад поболтать.

Мне интересно, неужели так просто можно пересечь границу?

"От 18 до 55 лет – туда пустят, обратно нет", - говорит он, но непонятно, то ли он продолжает шутить, то ли уже серьезен.

Вопрос "Кому в Украине нужны окопы?" приводит его в замешательство: "Нашим, или этим, ну, в общем, кто там кто, я уже не знаю". Он уже точно не шутит.

Поток людей через границу потоком назвать сложно – это, скорее, тонкий ручеек. Люди переходят границу, кого-то встречают родственники, кто-то отправляется в лагерь беженцев – он километрах в 10.

Многие не хотят говорить с журналистами, другие наоборот – охотно и горячо рассказывают свои истории.

Эти истории похожи. "Сидели дома, начали обстреливать, стали гибнуть люди, потом решили бежать. Сосед на машине отвез к границе, и вот мы тут", - рассказывает пожилая женщина, которая стояла с дочерью и внуком у КПП.

За ними приехала машина с российскими номерами.

Другие рассказали, что ехали из Краснодона наугад, что хотят попасть в лагерь беженцев, откуда их потом отправят в течение нескольких дней в другой российский город, чему они не очень рады - боятся, что попадут в совершенную глушь, но надеются на лучшее.

Для них явно странно и неожиданно повышенное внимание со стороны журналистов, которые тут оказались совсем по другому поводу.

Дело в автоколонне, которую Россия направила к украинской границе.

Не привлекая внимания

Машины встали огромным лагерем в 35 километрах от КПП в ожидании решения вопроса верификации груза Красным Крестом – по договоренности, представители этой организации должны проверить каждую машину и сопровождать ее к месту назначения.

Колонна расположилась в чистом поле – несколько рядов белых машин заняли довольно большую площадь.

Грузовики охраняет полиция, не подпуская к ним журналистов и прочих посторонних лиц. Между тем, ряды белых фур, стоящие под солнцем – довольно скучное зрелище, тем более, что рядом происходят вещи поинтересней.

По дороге, которая проходит мимо этого поля, постоянно ездят военные машины.

Если кто-нибудь захотел бы сегодня избежать внимания полиции в этом приграничном районе, то ему следовало бы просто взять автомобиль зеленой защитной окраски и снять с него номера – такая машина точно не привлечет внимания.

Грузовик ли у тебя, или простой "уазик" - без номеров гарантировано свободное перемещение по дорогам.

Военные машины переполнили все дороги в этом районе – в одиночку и колоннами, грузовики с тентами, открытые бортовые платформы, тягачи с прицепами, топливозаправщики, бронетранспортеры, легкие "уазики"...

Крайне редко их можно встретить в сопровождении ВАИ или ГИБДД – даже зенитно-ракетный комплекс "Панцирь-С", который мы встретили под российским Донецком, ехал (в сторону от украинской границы) на приличной скорости совершенно один. Конечно, без номеров.

Грузовик ли у тебя, или простой "уазик" - без номеров гарантировано свободное перемещение по дорогам.

Ничего странного?

Самым удивительным в этом массовом движении является полная уверенность водителей в том, что в этом нет ничего странного.

КамАЗ с выбитой фарой и бронированным модулем вместо кузова (без номеров) весело сигналит нам, снимающим его на камеру, водитель улыбается и машет рукой.

Никто не догадывается прикрыть брезентом груз в кузове другой машины, зенитно-ракетную установку перевозят без сопровождения.

Такое ощущение, что кроме иностранных журналистов, оказавшихся в этом районе по случаю (сюда приехала колонна из Подмосковья) никого эти военные перемещения не удивляют.

"Так война же", - удивленно говорит продавец в магазине. На вопрос, кто с кем воюет, он ответить не может.

Война кажется просто неким естественным состоянием, детали никакой роли не играют. Война – как мир, но повсюду ездят военные машины.

Отец Олег – из Москвы. Он приехал освящать груз, который находится в машинах автоколонны, и его тут же обступили люди.

Среди них и беженцы, и крепкие средних лет мужчины в камуфляже.

По его речи видно, что все, что он здесь увидел и услышал, его сильно волнует, что он переживает за тех людей, с которыми разговаривал.

Я спрашиваю священника, кто все эти люди, с которыми он говорил, и отец Олег отвечает: "Граждане Украины, обычные люди, рабочие, которые оказались в этой политической ситуации, стали разменной картой в чьих-то амбициях".

"Часть из них взялась за оружие с одной стороны, часть с другой… Полное непонимание, полная неразбериха", - считает он.

Наши блоги