УкрРус

Центральная Азия ищет защиты на афганском направлении

  • Центральная Азия ищет защиты на афганском направлении

Для защиты границ с Афганистаном от угрозы прорыва боевиков страны Центральной Азии находятся в поисках сильных союзников. Каждая - своих.

В середине июня информация о наступлении талибов поступает из провинции Герат, примыкающей к афгано-ирано-туркменскому "треугольнику". Также как и сведения о закреплении в приграничных с Туркменией районах групп, объявивших о принадлежности к "Исламскому государству" (ИГ). С другой стороны, 8 июня официальный представитель МВД Афганистана сообщил, что в северных провинциях страны, граничащих с республиками Центральной Азии, в частности, в Бадахшане, ситуация движется к стабилизации и к освобождению от боевиков. Но представитель вооруженного антиталибского ополчения в эти дни в интервью ВВС, наоборот, предупредил об усилении боевой активности антиправительственных отрядов в Бадахшане.

Направления вероятного удара

Угроза со стороны Афганистана для стран региона, исходящая от террористических организаций, существует, считает эксперт центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко. Ее нынешнее обострение связано с тем, что силы НАТО сворачивают свое присутствие в Афганистане. "Полноценного наступления на эти республики со стороны группировок, действующих под флагом ИГ, не говоря уже о талибах, сопоставимого с действиями ИГ в Сирии или Ираке, вряд ли стоит ожидать, но вылазки на границе с целью привлечения новых сторонников и поиска спонсоров можно прогнозировать уже летом-осенью этого года. Наиболее вероятные направления - это Таджикистан и Туркмения", - говорит эксперт в интервью DW.

Лидер оппозиционной Республиканской партии Туркмении в изгнании Нурмухаммед Ханамов, ссылаясь на свои источники как в Туркмении, так и в Афганистане, утверждает, что ИГ закрепляется на территориях вблизи границы Туркмении, в основном в районе Кушки, численность отрядов растет. "Угрозу их вторжения в Туркмению повышает то, что их объективно интересует доступ к энергетическим ресурсам, и в этой связи Туркмения, возможно, наиболее привлекательна в Центральной Азии. Тем более она имеет нейтральный статус, не входит ни в какие военные союзы", - говорит политик, живущий в Австрии.

Как защитить границы

В этой связи встает вопрос, как обеспечивать прикрытие границ бывших советских республик с Афганистаном. Что касается Туркмении, то, по словам Ханамова, ее руководство, хоть и старается укрепить границу и продлило сроки весеннего призыва, осознает, что свои вооруженные силы не смогут противостоять отрядам боевиков, чья подготовка видна в Сирии и Ираке. Поэтому Ашхабад спешно ищет союзников на этот случай. "В последнее время не наблюдается тесного контакта с Россией, зато Ашхабад обращался к руководству Ирана, Турции, КНР. Пекин гарантий не дал, а предложил в случае чего поддержать материально. Эти же вопросы обсуждались на самом высоком уровне с Ираном и Турцией. Причем я допускаю, что Анкара может оказать Туркмении более активную военную помощь, чем она оказывает антиигиловским силам в Сирии - вплоть до помощи войсками", - сообщил DW оппозиционный политик, в прошлом работавший послом Туркмении в Турции.

Есть определенные обещания помощи со стороны Астаны и Ташкента, продолжает он. "У меня есть сведения о переговорах, проведенных на территории Туркмении с представителями США о том, что в случае угрозы Америка поможет. Результаты переговоров мне пока не известны. Но известно, что военные объекты в Мары и в Кушке, в 2000-е годы отданные в пользование США Ашхабадом, Пентагон использует и сейчас. Эти объекты могут быть задействованы", - продолжает Нурмухаммед Ханамов.

Андрей Серенко подчеркивает, что до сих пор доминирующей стратегией безопасности для России и стран Центральной Азии было недопущение террористических групп из Афганистана на постсоветское пространство. "Но сейчас в ОДКБ осуществляется переход к стратегии, направленной на профилактику и на опережающие действия по нейтрализации террористической угрозы внутри Афганистана. Это предполагает более широкое сотрудничество с афганскими центральными властями и армией, с одной стороны, и с региональными, этническими структурами - с другой", - говорит российский специалист.

Разделение труда

"Такой ресурс, как авиация, без которой в долгосрочной перспективе проблемы безопасности не решить, должен поступить в ведение руководства армии Афганистана. Но локальная помощь полевым командирам на севере Афганистана, наверняка, также будет оказываться", - продолжает Андрей Серенко. Кроме того, по его мнению, будет учтен фактор Ирана.

"Россия и ОДКБ "возьмут на себя" все племена, не имеющие отношения к пуштунам северного Афганистана, а Иран готов работать с некоторыми группами пуштунов-талибов, используя их конфронтацию с ИГ, и привлекая их для охраны от ИГ как иранской границы, так и части границ сопредельных стран, в первую очередь Туркмении, где, кстати, действует офис "Талибана", - рассуждает он. Серенко напоминает, что около месяца назад в Тегеране прошла конференция "Пробуждение ислама", где присутствовали многие представители руководства талибов, которые там дали обещание, что не допустят укрепления ИГ на границах с Ираном.

Эксперт ЦИСА также ожидает более плотного сотрудничества Узбекистана с РФ и ОДКБ. "В Ташкенте были очень озабочены апрельскими боями в Кундузе и обострением в Бадахшане, и, как рассказывают наши источники, это стимулировало Ташкент в апреле и в мае не противиться серьезному обновлению техники российской 201-й базы в Таджикистане, осуществленному по железной дороге через Узбекистан. Раньше Ташкент чинил препятствия транзиту российской боевой техники в Таджикистан", - указывает Андрей Серенко.

Наши блоги