УкрРус

Андрей Пивоваров: Будем стремиться к моему полному оправданию

  • Андрей Пивоваров: Будем стремиться к моему полному оправданию

Сопредседатель петербургского отделения ПАРНАС рассказал DW о своем пребывании в костромском СИЗО и о важности международной поддержки узников совести.

В понедельник, 28 сентября, сопредседатель петербургского отделения "Партии народной свободы" (ПАРНАС) Андрей Пивоваров был отпущен из костромского следственного изолятора под залог в 1 млн рублей.

В Костроме Пивоваров возглавлял штаб своей партии перед выборами в местную областную Думу. 28 июля он был задержан сотрудниками полиции по обвинению в неправомерном доступе к компьютерной информации и заключен на два месяца в СИЗО. Позже ему были предъявлены обвинения в подстрекательстве к превышению должностных полномочий и в даче взятки. Правозащитный центр "Мемориал" признал оппозиционера политзаключенным.

Одно из первых интервью после выхода на свободу Андрей Пивоваров дал DW.

DW: У Махатмы Ганди есть такое изречение: “каждый порядочный человек должен хоть раз посидеть в тюрьме”. Можно ли сказать, что двухмесячное пребывание в костромском следственном изоляторе обогатило ваш опыт политика и человека?

Андрей Пивоваров: Конечно, подобный опыт в какой-то мере обогащает, но я никому не рекомендовал бы стремиться получить опыт лишения свободы.

Безусловно, заключение оставляет много времени на раздумья и, в какой-то мере - на переосмысление прожитой жизни. Но я честно скажу, что не хотел бы повторить подобный опыт и не собираюсь им бравировать.

- Пять лет назад мы с вами беседовали после вашего выхода из петербургского изолятора временного содержания. И вы говорили о том, что очень важно найти правильный тон в общении с теми, с кем приходится делить камеру. Как в этом плане обстояли дела в Костроме?

- Я был в двухместной камере, то есть, со мной сидел еще один человек. Должен сказать, что я не имею никаких претензий к условиям содержания в костромском СИЗО. Там были достаточно адекватные и комфортные условия, насколько эти слова подходит к такому месту.

Скорее, были проблемы, связанные с моральными переживаниями - невозможность повлиять на ситуацию, невозможность получать оперативную информацию, поддерживать контакты с внешним миром.

Но очень здорово, что был высокий уровень поддержки. То есть, и в бытовом плане ребята постоянно поддерживали меня передачами и книгами. Но самое главное - огромный поток писем. Я ежедневно получал послания через почтовую службу "РосУзник", и мог общаться практически со всем миром - у меня была переписка по России от Калининграда до Владивостока, а из зарубежных стран - из Израиля, США и многих других.

Люди писали мне письма, и это очень здорово - я был, практически, в курсе всех происходящих событий.

- А как к вам относились сотрудники СИЗО в Костроме?

- Достаточно уважительно. Поскольку вокруг моего дела был поднят большой информационный шум, шла кампания за мое освобождение, то для них было очень важно соблюсти все нормы общения. И я даже могу сказать, что отношение было подчеркнуто вежливым. Не было ни одной жалобы и ни одного пожелания, которые не были бы удовлетворены. И в этом плане я, конечно, чувствовал себя как задержанный, но все мои права были соблюдены.

Завершившаяся избирательная кампания в Костроме была неудачной для партии ПАРНАС. Какие выводы вы сделали - как руководитель местного штаба и как сопредседатель отделения партии в одном из крупнейших российских городов?

- Кончено, мы рассчитывали на другой результат, хотели добиться прохождения в Костромскую областную Думу, но что произошло – то произошло.

Мне теперь нужно переосмыслить ход кампании и ее итоги, но у меня пока есть неполная информация. Поскольку я находился в заключении, то все, что мне удавалось узнать о ходе предвыборной кампании и о самом голосовании, я получал из писем и по трем телевизионным каналам.

Но что я могу сказать совершенно точно, это то, что вся кампания была черно-белой. То есть, были все остальные партии, и был ПАРНАС, с которым боролись всеми доступными способами. И ведение кампании в условиях постоянного прессинга, это - новая ситуация, к которой нужно привыкать и готовиться к ней в будущем.

А я со своей стороны получал большое количество писем, из которых узнал, что для участия в нашей кампании мобилизовалось много людей, прежде всего - петербуржцев. И когда я возглавлял штаб, эти ребята очень активно помогали со сбором подписей, и после моего задержания они продолжали работать волонтерами для нас. Я уверен, что этим ребята получили большой личный опыт работы на выборах, и в этом - большой плюс того, что произошло в Костроме.

Что же касается каких-то технологических вещей, то их осмысление требует большего времени, а я пока нахожусь на свободе всего полтора часа, и мне пока еще не всё рассказали. Думаю, что мы вместе осмыслим произошедшее, и сделаем выводы.

- Андрей, вы отпущены под залог, но не реабилитированы. Как дальше будет проходить следствие по вашему делу?

- По моим ощущениям, нам предстоит достаточно большая работа. Вместе с моим адвокатом Гаджи Алиевым мы будем стремиться к моему полному оправданию по всем пунктам обвинения.

Пока у нас небольшая передышка, а дальше мы будем участвовать в следственных действиях, если продолжится судебный процесс, то судиться. И, естественно, постараемся целиком доказать мою невиновность.

Наши блоги