УкрРус

Игра не в одни ворота

Читати українською
  • Игра не в одни ворота
    zn.ua

Я не принадлежу к числу больших сторонников Петра Порошенко или Юлии Тимошенко. Мне проще говорить о них не как о "героях моего романа", а как об обычных объектах политического процесса.

Я, мягко говоря, не большой сторонник революций – под какими флагами они не проходили бы и какие бы лозунги не поднимали. Революции – как правило – порождают не только социальные и экономические проблемы. Революционная эйфория убивает способность критически мыслить и оценивать ситуацию. "Семантическая деменция" - так определяют это состояние психологи. Массы воспринимают реальность без анализа – на уровне лозунгов и форм, не задумываясь о сути. "Вперед!" - значит "Вперед!". И никто не ставит вопрос "Зачем?" или "Что потом?". Массы становятся внушаемыми, ведомыми, манипулируемыми. И это состояние может длиться на протяжении месяцев и годов.

То, что период семантической деменции совпадает с периодом президентских выборов, да еще и усугубляется социальными фобиями на фоне возможной агрессии со стороны сопредельного государства и социальных катаклизмов, создает гремучую смесь, вследствие которой мы получим не просто результат на президентских выборах – мы получим результат, который спустя короткое время будет отрезвляюще действовать на самих же избирателей. Как показывает исторический опыт, политики, избранные в подобных исторических ситуациях, позже начинают вызывать острейшую критику в обществе – как только начинается выздоровление после семантической деменции. Пример Наполеона ІІІ во Франции или Муссолини в Италии – двух продуктов революционного периода – показателен. Правда, семантическая деменция в обоих случаях длилась довольно долго – за счет популизма лидеров и успешных социальных преобразований. В нашем же случае процесс выздоровления, боюсь, будет довольно быстрым.

Но об этом не сейчас. Сейчас я задаюсь вопросом социологического свойства, гадая на кофейной гуще: кто же может стать президентом в мае 2014 года? Кому предстоит пожать лавры победителя и одновременно готовиться к достаточно жесткой критике и невосприятию со стороны постреволюционных масс?

Социологи уверяют, что у Петра Порошенко – однозначные шансы на победу. Мол, рейтинг в 36%, плюс поддержка со стороны Виталия Кличко, отказавшегося баллотироваться на наивысший государственный пост – это уже почти однозначная победа. Учитывая то, как стремительно рос рейтинг Петра Алексеевича (в ноябре прошлого года – около 2%, в декабре, после знаменитой попытки остановить бульдозер на Банковой, – более 8%, в январе – 12%, в феврале – 23%, в марте – 25% от общего числа опрошенных и 36% от определившихся с выбором), рискну предположить, что это утверждение может оказаться правильным. Столь стремительно рос рейтинг разве что у Александра Федоровича Керенского, который в июле 1917 года сменил на посту премьера России лидера "правительства камикадзе" князя Георгия Евгеньевича Львова.

Но меня лично настораживает один момент: почему, зная об этой динамике и о высоких рейтингах конкурента, Юлия Тимошенко с ее 9% рискнула выдвигаться в Президенты? Очевидно, что на роль политического самоубийцы она мало подходит. Тимошенко – прагматичный, расчетливый политик, далекий от опрометчивых шагов. Каждый ее экспромт тщательно готовится и взвешивается. Она уже однажды проиграла президентскую кампанию – и вряд ли готова идти на еще один сознательный проигрыш. У Тимошенко был шанс не идти в Президенты – она могла сослаться на болезнь, на желание заниматься общественной деятельностью, могла приступить к формированию новой силы под парламентские выборы и претендовать на пост премьер-министра с расширенными полномочиями. Она могла пройти курс политической реабилитации и восстановить свое влияние. Но сегодня, похоже, она идет ва-банк, очевидно, в надежде на выигрыш. Что же такого знает Тимошенко, чего не смогли уловить социологи? Или о чем пожелали умолчать?

Во-первых, Тимошенко чудесно понимает: любая социология в революционное время дает большую погрешность. С этим уже столкнулись социологи в декабре 2013 года, когда цифры экзит-полов кардинально расходились с результатами довыборов в пяти избирательных округах. В условиях, когда свыше 50% респондентов отказываются отвечать на заданные им вопросы (из соображений личной безопасности) социология превращается в слабо работающий инструмент. В обнародованных данных мы не увидели процент отказов респондентов от ответа. Но рискну предположить, что он был довольно высоким – сегодня социологи вообще жалуются на практическую невозможность провести корректные исследования.

Во-вторых, я не увидел данных о возможных результатах выборов во втором туре, если в первом побеждают Порошенко и Тимошенко. Обычно социологи, проводя гипотетические замеры первого тура, обязательно задают вопрос относительно того, как распределились бы симпатии избирателей во втором туре. Например, у Виктора Януковича, у которого не было проблем с победой в первом туре и который еще в январе демонстрировал поддержку 28% избирателей (в то время, как его ближайший соперник Виталий Кличко – только 16%), появлялись проблемы во втором туре: он проигрывал практически любому рейтинговому сопернику, даже Олегу Тягнибоку! Понимая перетоки голосов от кандидатов в случае выхода во второй тур Тимошенко и Порошенко, можно предположить, что во втором туре шансы кандидатов фактически уравниваются.

В-третьих, мы не знаем о сюрпризах, которые припасены в рукаве Тимошенко для Петра Алексеевича. Зная об их взаимной "любви", можно предположить, что политики давно и упорно собирали досье друг на друга – от информации о детском энурезе до счетов, выставляемых профессиональными киллерами за оказание некоторых бытовых услуг. Точно так же мы не знаем, что припас Петр Алексеевич для Юлии Владимировны.

Но вряд ли то, что находится в арсенале политиков, можно назвать "планами по усовершенствованию украинского общества". И если вдруг информация, которая будет вскрыта в ходе нынешней кампании, будет настолько шокирующей, что сможет повергнуть половину нации в ступор, а половину заставит злорадно потирать руки, мы станем свидетелями быстрого "таяния" сверхвысоких рейтингов.

Не стоит забывать, что Порошенко – в отличие от Тимошенко – не имеет устойчивого электорального ядра. Его электорат формировался под влиянием эмоций и задача Порошенко – удержать эти эмоции, приумножить их. Тимошенко же нацелена на формирование эмоций. То есть, для Тимошенко важна кампания, которую графически можно выразить в виде экспоненты. Экспонента Порошенко дошла до некоего предела и теперь может пойти вниз – по принципу Гауссовой функции. По крайней мере, Юлия Владимировна (и еще пара десятков кандидатов) на это очень надеются.

В-четвертых, еще никто не отменял фактор административного ресурса, которого у Порошенко практически нет. Но он есть у Александра Турчинова, у Арсения Яценюка, у Арсена Авакова. Нельзя утверждать, что у этих господ полностью безоблачные отношения с Юлией Владимировной. У каждого из них есть свои скелеты в шкафу – особенно их много поднакопилось за то время, пока Тимошенко сидела в тюрьме. И она это очень хорошо знает. Но вряд ли каждый из них рискнет сейчас усугублять свое положение и работать "на сторону" или на понижение шансов ЮВ. Так что у Порошенко появляется еще один риск – риск столкновения с админресурсом – бессмысленным и беспощадным.

В-пятых, существует фактор Востока Украины. Пока риторика и вся кампания Тимошенко направлены на то, чтобы взять под себя всю Западную Украину, постмайданный электорат, радикально настроенных граждан, создать поле для поддержки во втором туре со стороны всех тех, кто в первом будут голосовать за Тягнибока, Яроша и т.д.

Но работа с эмоциями состоит в том, чтобы на разбалансированном после зимы бывшем электоральном поле Виктора Януковича поработать с конкрентным прицелом: Тимошенко не нужны голоса Востока в первом туре. Она их может подарить – Тигипко или Добкину. Главное, чтобы во втором туре Восток воспринял Порошенко как большее зло по сравнению с Тимошенко. Зная о напряженных отношениях между Порошенко и Ринатом Ахметовым (да и другими представителями восточного истеблишмента), это – выполнимая задача.

Восток зачастую голосует не по идеологическим соображениям, а по соображениям ментальным. В основу своего выбора он зачастую ставит харизму политика, а не его идеологические взгляды. Тимошенко – как женщина, которая большую часть жизни прожила на востоке Украины – очень хорошо это знает.

Она пытается затянуть Порошенко в социологический капкан. Социология, которая стала механизмом манипулятивного воздействия на Виталия Кличко – с целью показать ему бесперспективность его "хождения в президенты", начала иметь манипулятивное воздействие на самого заказчика. То есть, Порошенко – если он желает победить – стоит отказаться от ориентации исключительно на социологические показатели. Тимошенко это знает очень хорошо – она уже участвовала в одной президентской кампании и ее постоянно "кормили" цифрами.

Параллельно не забывайте о как минимум трех "джокерах", которые могут сыграть свою игру – по крайней мере, они могут существенно подпортить рейтинги любому кандидату. Речь идет о Сергее Тигипко, Михаиле Добкине и о Наталье Королевской. Интереснее всего то, что каждый их них в своей борьбе за лидерство и за выход во второй тур будет бороться не столько с Тимошенко (напомню – у нее ядерный электорат), но именно с Петром Порошенко, оттягивая на себя электорат Востока и не давая Порошенко закрепиться на Востоке в первом туре. Ни один из них не может претендовать на голоса западноукраинского избирателя – а именно там электоральное поле Тимошенко. Что же может произойти во втором туре – смотри выше. Но если для Порошенко и Тимошенко существует только одна ставка – победа над соперником (аут цезарь, аут нихиль), то для Тигипко, Королевской и Добкина существуют и другие ориентиры – президентская кампания для них является окном новых политических возможностей при любом результате.

Все изложенное выше имеет одну цель: не стоит уже сейчас оценивать кампанию линейно и говорить, что ее исход заранее предрешен. Кампания будет достаточно напряженной, интересной и с не прогнозируемым заранее результатом.

Так что – запасаемся попкорном, укутываемся в плед и, стараясь излечиться от семантической деменции, внимательно следим за ходом событий.

Приятного просмотра! И поменьше депрессий от грядущих разочарований!

Наши блоги