УкрРус

Зачем Януковича во все места целовали?

Читати українською
  • Зачем Януковича во все места целовали?

В гостях у Соловьева побывали Килинкаров и Левченко

В тяжелые времена, когда было решено прекратить вещание по кабелю особо рьяных российских каналов, "Обозреватель" решил проявить терпимость и начать знакомить читателей с тем, что происходит во вражеском эфире. Речь идет о двух программах – "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым" и "Политика с Петром Толстым". Надо все-таки знать, что творится на экранах, а значит, частично и в умах наших братьев, хоть нынче и не по разуму. Как ведущему обзоры мне обещали выдавать молоко за вредность...

В президенты должна идти личность

Нынче Владимир Соловьев поменял привычный френч на светло-голубой, на крупном плане слегка напоминавший халат и начал он программу с обсуждения украинских кандидатов. Этого самого обсуждения так и не получилось – болтали, кричали, каждый дул в свою дуду, этакое спонтанное общение.

Из засланных казачков первым обозвался Спиридон Килинкаров, который сходу не смог вспомнить фамилию Яценюка, но весьма обеспокоился верностью идеям Майдана, которой никак не наблюдается. А в президенты должна идти личность! – выпалил он. По его словам выходило, что с личностями у нас хреново – о Симоненко он корректно умолчал.

Выборы нужны, чтобы узаконить факт переворота, веско заявил Константин Затулин. И они с Соловьевым совместно вытерли ноги о Добкина: говорит одно, делает другое, да и вообще какой-то не такой.

Фашисты с автоматами разграбили склады и бегают по стране с автоматами, оповестил второй гость Николай Левченко. Так пусть они друг друга перебьют, и тогда Регионы восторжествуют. При этом Левченко все же попросил не уничтожать Украины.

Чем сын Януковича лучше, чем По-ро-шенко? – с трудом выговорил фамилию Соловьев и объяснил Левченко, что тот еще пацан, а сам Соловьев – взрослый дядя.

Никакой легитимной власти на Украине нет, успокоил всех Сергей Железняк и посоветовал украинским гостям не надрываться – их все равно на родине не видят, а там – жутчайший беспредел.

Килинкаров признался, что на электорат он не работает, и предположил, что нынешняя власть может пойти на выборы без оппозиции и захапать 80% как минимум. Более того, он призвал Россию сесть за стол переговоров. Железняк не захотел переговаривать с нынешней властью... Разговор быстро перешел в фазу криков, дружно перебиваемых энергичными аплодисментами.

Левченко даже пожурил российских коллег за то, что они ведут себя хамовато, с апломбом, а в Украине живут 30 млн. русских (?!). Сам же он на всю страну оповестил, что любит Есенина больше Шевченко. И ему очень хочется унии между Россией и Украиной, но Крымом Россия испоганила себе картинку на годы.

Про кандидатов быстро забыли, и каждый занимался самовыражением перед микрофоном. Левченко попытался попугать самолетами НАТО, но Соловьев заверил, что они не прилетят. По его уверенности в своих словах создавалось впечатление, что Расмуссен перед программой лично ему позвонил и пообещал.

За Украину нужно побороться

Затулин рассказал, как славно проходят выборы в Татарстане, и отметил, что лишь в Луганске было сказано, что власть незаконна – это негоже. Выборы могут быть нечестными... А разве кто-то сомневается, что победит Порошенко? – подкинул Соловьев. Все зависит о того, признают или не признают выборы, перешел на крик Килинкаров. А в Луганске было не решение, а заявление... Килинкаров объяснил, что кровь в Крыму не пролилась, поскольку там были люди из одной армии. А ностальгии по России в Украине нет. Есть – по Советскому Союзу.

Вернулись к Крыму, и Железняк ехидно поинтересовался: как шваброй можно блокировать военную часть? Килинкарову такие шутки не понравились. На помощь пришел Левченко, который назвал себя русским человеком и во всем обвинил трех людей, подписавших договор в Беловежской пуще. Украина не девка на ленинградском шоссе, заметил ведущий.

Вспомнили Ахметова, и Левченко заверил, что тот сделал состояние не на российском газе, а на международных кредитах. Стали спорить о зарплатах в Донбассе, и Левченко назвал сумму в 3 тыс. долларов – столько получают инженеры.

Не фиг приводить в примеры Крым, возник Килинкаров. Что, теперь отпиливать Луганск, Харьков и Донецк? За Украину нужно побороться. А настроения людей скоро могут измениться... Соловьеву это понравилось, и он предложил выдвинуть Килинкарова в президенты. А также поинтересовался: неужели хотят отменить города-герои и 9 мая? Килинкаров не подтвердил подобные версии.

Выскочил Ростислав Ищенко и сразу объяснил, что он чуть ли не пророк: что ни предскажет – все сбывается. А сейчас фашисты борются с нацистами за ресурс... Если бы Путин не посадил Ходорковского, в России было бы то же, что в Украине, успокоил Килинкаров. Но сейчас олигархи у нас теряют, и это его утешает. Он даже пообещал ликвидировать их как класс... Разгонят олигархов – взятки будут вам приносить колбасой, испугал Левченко... Соловьеву очень понравилось, как украинские гости друг друга раздевают.

Левченко пообещал прорыв, а Партия регионов может сделаться сильней... А зачем Януковича в задницу целовали? – поинтересовался Соловьев. Левченко стал рассказывать про праймериз. Да мы все знаем, отмахнулся Затулин. Соловьев набросился на Левченко: много говорит и плохо формулирует.

Обещания Левченко установить нормальную власть вызвало российский смех, Соловьев даже назвал его предателем. В нас камнями бросали! – гневно парировал Левченко…

Ни о чем не договорились, но следуют отдать должное Левченко и Килинкарову – они не приглашали Путина спасать Украину...

На Россию спустилась благодать

Следующим гостем программы стал публицист и общественный деятель Авигдор Эскин. Соловьев представил его как ненавистного российским либералам и украинским националистам. Соловьев подчеркнул, что его собеседник не конформист, за правду готов идти против власти. А во время украинского кризиса встает и говорит: спасибо России!

Эскин принялся рассказывать о днях давно минувших, хотя вышел на благодарность стране, в которой ты родился. Иначе превращаешься в женщину, которая ненавидит свою мать. Сейчас же в России творится что-то великое. На нее спустилась благодать. Появился водораздел – ты на стороне бандеровцев или тех, кто с ними воевал.

Поддержку же новой власти в Украине он объяснил страхом. Вместо лидеров появились рвотные массы. Европа же страдает от содомии, а самое популярное имя во Франции – Мухаммед. Запад не желает покаяться, а стремится заразить того, кто еще здоров.

Эскин припомнил, что санкции применялись к ЮАР и к Израилю. Первая поддалась, а Израиль выстоял, и теперь в Тель-Авив летают стаями российские самолеты... Соловьев попытался выяснить, не расист ли Эскин, а тот объяснил, что желает в Париже сталкиваться с французской культурой, а не с африканской.

Либеральная демократия – это пакость, и не надо цитат из умных книжек, заявил гость. Это поощрение всех низменных начал. Скоро скотоложством займутся во всеевропейском масштабе. Но России есть, что им противопоставить, у нее особая миссия. Нужно только равняться не на Пелевина с Сорокиным, а на Бердяева и Ильина. А в Крыму Россия стала фаворитом... Аплодисменты гремели с полутораминутными паузами.

Соловьев привычно вскочил на своего конька, и в два голоса принялись поносить геев, педофилов и Пусси Райот. Эскин припомнил величайшую державу Кира, который восстановил Второй храм. И признался, что видит в Путине чуть ли не восстановителя Третьего храма.

Почему бегут не к нам, а к ним?

Последняя часть программы была посвящена возможной изоляции России: как защитить исконные ценности? Нам хорошо, сходу провозгласил филолог Владимир Аннушкин и рассказал про эти самые традиционные и высшие ценности. Их есть у нас, и победа будет за нами!.. Протоиерей Дмитрий Смирнов не взялся строить из всей страны монастырь – это дело избранных.

Карен Шахназаров похвалил западную цивилизацию – когда они ставят перед собой цели, то обычно их достигают. Интеллект, мощная идея, но видят в России соперника. Они-то не прекращали холодной войны.

Наша культура открыта, заметил литературовед Игорь Волгин. 80% россиян – патриоты. Но сказать, что я поэт, значит, сказать, что я хороший человек, как говорил Роберт Фрост. Нельзя спекулировать на патриотизме.

Соловьев заметил, что россияне превратились из медведей в ежиков. Мы приникли не к цивилизации, а к канализации, пожал плечами Волгин. Но Соловьева интересовало, почему бегут не к нам, а к ним, на что поэт Юрий Кублановский процитировал Пригова: ну что это за мания – убегать не к нам, а к ним.

Прозвучал призыв перестать показывать фильмы про детей и любовниц Сталина – это поможет. Кублановский назвал присоединение Крыма чудом, поскольку 20 лет он жил с ежедневным унижением. Немного поддержала его мюнхенская речь Путина. А железного занавеса при современных технологиях не будет. Надо все впитывать, но идти своим путем.

Волгин припомнил совесть – стержень русской культуры. Российская совесть приняла Крым. В свое время Афганистан отторгла, а Крым – часть русской истории.

Аннушкин предложил поменять стиль информационной политики, на что Соловьев гордо припомнил, как предлагал Путину возглавить СМЕРШ. Аннушкин же продолжил про покаянный стиль русских. А где наши пропагандистские силы? – предложил он обратиться к Путину. А также написать 50 вопросов и послать почему-то Тимошенко и в Белый дом. В порыве Аннушкин перешел на английский.

Соловьева же интересовала изоляция: Россия точь-в-точь как Ной, который был в абсолютном меньшинстве. А вину чувствовать надо не перед Америкой, а перед своим народом. Волгин припомнил Смердякова, который желал поражения цивилизованному Наполеону...

История с Крымом – подарок и подсказка, заверил Феликс Разумовский. А Новороссия, присоединенная во времена Екатерины II? Это же не Украина. Программа же состояла в движении к Византии.

Соловьев даже призвал всем ехать в Европу и объяснять, какие русские – славные ребята. И еще высокотехнологическую страну создать, напомнил Шахназаров. Если санкции объявят, кино остановится, и ТВ грохнется... И медицина, добавил Соловьев. Потому Шахназаров предложил не заниматься шапкозакидательством в отношении Запада.

Отец Дмитрий призвал не убивать своих детей. В центре русского мира – человек. Семья, религия, стыд и совесть... Он предложил выделить Церкви телеканал. Душа важней, чем мясо – это насчет спортивных каналов... Но все инициативы идут сверху, развел руками Волгин. Нужно, чтобы государство было нравственным человеком. Иных сил не найдем.

Кублановский припомнил, что идея монархии держалась на нравственном авторитете. Коронацией займемся? – подхватил Соловьев. Одно дело избираться на короткий срок, а другое... Хотелось: на программе потребуют напялить на Путина корону или подождут?.. И тут же Аннушкин упомянул ВВП. Должна быть команда сверху!.. Но Шахназаров не клюнул: власть и нравственность – сложнейший вопрос. Веками люди не могут решить. Не мы судьи...

Да большинство народа понятия не имеет о нравственности, заметил отец Дмитрий, ведь крещение – это просвещение. Его отсутствие может обернуться фашизмом, напомнил Кублановский. Как в Украине, припечатал Соловьев...

Последняя часть программы оставила самое тягостное впечатление. Когда бред несут политические пешки, на это можно плюнуть, а когда эту струю подхватывают такие люди, как Волгин и Кублановский, становится очень тошнотворно. Хотя я никак не принадлежу к его поклонникам, но из всей компании приличнее всего выглядел Шахназаров...

Наши блоги