УкрРус

А птичку жалко…

Читати українською
  • А птичку жалко…

Программу Анны Безулик похоронили заживо

Зимние пертурбации в пространстве политического ток-шоу на "Интере" напомнили разминку с матрешкой. Перед Новым годом Евгений Киселев попрощался со зрителями, будто ничего не происходит и в январе снова встретимся в эфире. Но тут хлоп! – и он уже не у дел, а вместо его усатой матрешки возникает кроткая улыбка Анны Безулик, пообещавшей всем справедливости. Но не прошло и месяца эфиров, как снова хлоп! – крышка с ее личиком слетает, и из-под нее проглядывает мудрая усмешка Савика Шустера.

Цигель, цигель, ай-лю-лю!

"Справедливость" впервые вышла в эфир тютелька в тютельку вместе с "Шустер live", даже на часок раньше. Все уже привыкли к конкурентной борьбе в пятничном вечернем эфире Шустера и Киселева, и продюсеры Безулик решили держать марку. Зрителю даже предлагали начать именно с этой программы, пусть даже и дожевывая креветки из привычного салата с авокадо на ужин. Риск состоял в том, что после часа Безулик, украинец по привычке щелкнет на Шустера. А вдруг и не щелкнет – еще на часик задержится, ведь Шустер вон какой долгий, аж за полночь переваливается.

Логично предположить, что если бы ребята не лезли на рожон и запустили "Справедливость", скажем, в четверг, то программа бы так легко не сдалась, не подняла кверху лапки. Во всяком случае, засунуть ее в штанину было бы немного сложнее… Ну, да что предполагать задним числом! Что потеряно, того уж не вернешь…

По сравнению с "РесПубликой" в антураже новой программы не произошло разительных изменений: главный компонент – тот же рабочий треугольник (ведущая и два гостя-оппонента), а декорацию из нагромождения букв сменила конструкция, напоминающая то ли ледяные торосы, то ли книжные полки свежеотремонтированного депутатского кабинета, когда жалко портить книгой первозданную красоту дизайна. При первой аналогии сама ведущая никак не тянула на роль Снежной королевы, скорее уж – Герды, пробирающейся по закоулкам украинской политики в стремлении найти эту самую справедливость и непрерывно натыкающейся на Каев, которые упорно складывают это самое слово, а у них неизменно выскакивают буквы "ж", "п", "о" и "а".

Трансформации коснулись числа гостей – вместо одной пары на бой выходило три. В этом стремлении к разнообразию логично оказывалась зарыта нежеланная собака: больше народу – меньше кислороду, а еще меньше времени на каждого. А структуризация допроса, когда гость сперва солирует, потом отвечает на претензии оппонента, а уж затем на наезды экспертов, внесла в программу излишнюю нервозность. Ведущей пришлось постоянно следить за временем, а значит, подгонять и прерывать. Это придало программе излишне нервный оттенок, и зрители четче всего запоминали лихорадочные пароксизмы Безулик: ваше время истекло или поторопитесь – цигель, цигель, "Михаил Светлов" ту-ту! И тут даже эксперты не спасали – пусть они и произносили неимоверно умные вещи и, не моргнув глазом, выписывали спасительные рецепты находящейся в коме стране.

На первой программе ведущая попыталась справедливо разделить богатства в нашей стране. На помощь ей с печерских высот спустилась Ирина Акимова, из Харькова прилетел Михаил Добкин и почтил вниманием незыблемый Алексей Плотников, но неуемные оппозиционеры Сергей Соболев и Павел Розенко всех переболтали, отчего политические сани так и не выползли из дискуссионного сугроба.

Второй эфир был посвящен Юлии Тимошенко, которая заказала Евгения Щербаня. Тут уж власть однозначно дала от ворот поворот, подарив зрителям лишь прямую связь с кабинетом Валерии Лутковской, которая на ясном глазу продемонстрировала всему миру свою омбудсменскую непоколебимость и принципиальность: лейтмотивом ответов стала резолюция "вопрос не ко мне". Зато студия была отдана на откуп беснующимся Александре Кужель, Юрию Кармазину и Александру Чаленко. Кужель обозвала Лутковскую "потворой", а мужчины попытались разобраться с сексуальной принадлежностью друг друга.

В третьей программе преодолевали парламентский кризис силами оппозиции с подмогой загодя записанного спикера Владимира Рыбака, а в четвертой решили разобраться с судебной системой, дав возможность показать себя во всей красе и блеснуть ораторскими способностями Сергею Головатому, которому вставляла шпильки в бок Татьяна Монтян.

Уже со второй программы желанных, но не явившихся политических птиц высокого полета стали заменять трафаретами в полный рост, которые маячили на фоне живой дискуссии. До воплощения в реальность японских традиций в отношении ненавистных начальников, впрочем, не дошли - никто не швырял в них яйца и не лупил резиновой дубинкой: мы же европейцы, как-никак!

Справедливости захотелось?

Проводя аналогию с матрешкой, автор, конечно же, лукавил – на "Интере" все происходило не столь лихо и неожиданно. И об отставке Киселева и о его конфликте с Хорошковским судачили загодя, и Безулик предрекали скорое отлучение от экрана уже чуть ли не после первого эфира. Ведь представители власти нарочито игнорировали ее программу. На третьем эфире "Справедливости" пришлось довольствоваться лишь Зарубинским и Фабрикант. Да разве можно их признать полновесными провластными фигурами? Так, примкнувшие…

Другое дело, что возникал вопрос: а как закрывать "Справедливость"? Ведь любое объяснение оказалось бы шито белыми нитками – все бы однозначно восприняли это как прямой удар по печени свободы слова. Хоть выдавай Анну замуж за Марка Цукерберга и отправляй в Пало-Альто, да и то при нынешней глобализации такой кульбит не спас бы – уж Цукерберг как-нибудь сподобился бы доставлять супругу раз в неделю в киевское далëко.

Значит, пришлось бы терпеть программу до нового сезона, и это действовало бы на нервы, а оные клетки, как известно, не восстанавливаются. Но жизнь тем и интересна, что предлагает неожиданные повороты, которые вчера никому на ум не приходили, а сегодня представляются такими простыми и лежащими на поверхности. Вот новые хозяева "Интера" и предприняли простейший шаг – пригласили возглавить правление "Интера" Егора Бенкендорфа, а тот вполне логично потянул за собой Савика Шустера: одним выстрелом – всех зайцев. Тому даже студию не пришлось преображать и программу под "Интер" причесывать: Фигаро – тут, Фигаро – там, вчера – на Первом, сегодня – на "Интере", проще пареной репы.

А то, что Шустер подвинул или даже задвинул Безулик, то совесть его не должна дюже мучить: ну, на худой конец, пару ночек поворочался. Сам Савик в первом же эфире на "Интере" привел безукоризненный аргумент: если предлагают играть за "Барселону", трудно отказаться…

Кто-то скажет, что у Безулик тоже рыльце в пушку – она же ничтоже сумняшеся подхватила сани, из которых только что бы вышвырнут коленом под зад оказавшийся неугодным Киселев. (В этом отстранении была внушительная охапка абсурда: прежде ведущего полоскали за угождение власти под руководством Хорошковского, а когда последний поцапался с Азаровым и дал оппозиционный крен, Киселев, видите ли, стал не мил из-за своей позиции.) Но теперь-то Киселев вернулся на "Интер", причем со щитом, а не на щите - тоже какая-то несуразица получилась. А вот не рвалась бы Безулик в поднебесные дали, предпочла бы синицу на 5-м канале журавлю на "Интере" - и теперь не пришлось бы слушать вымученные обещания начальства, что она остается на службе и в обойме и ей со временем пожалуют подходящую социалку – пусть резвится в свое удовольствие. Остается только представить себе, как могут от социалки сработать рвотные рефлексы у журналиста, хлебнувшего сорокоградусной политики. Тут уж точно почувствуешь себя у разбитого корыта…

Во всей этой ситуации возникает резонный вопрос: неужели украинский зритель так уж перекормлен политическими ток-шоу, что уменьшение их числа с трех до двух, то есть сокращение на треть, не произведет никакого впечатления? А плевать – одним больше, одним меньше. Так в свое время киевляне махнули рукой на исчезновение "Газеты по-киевски" - да не баре, нам и одной ежедневной "Сегодня" хватит. И хватило…

Тем же, кто станет утверждать, что программа у Безулик попросту не получилась, я напомню одну театральную данность: актер никогда не приглашает на премьеру друзей, чьим мнением дорожит, - в лучшем случае на десятый спектакль. Мэтры МХАТа называли даже 15-й. А у Безулик прошло лишь четыре представления! Какие счета можно выставлять, какие претензии предъявлять?

Но проехали. Чего махать кулаками, когда и драки даже не было? Остается лишь произнести голосом Александра Демьяненко: птичку жалко…

Наши блоги