УкрРус

Евгений Ройзман: Я вынужден придерживаться федеральных трендов

  • Евгений Ройзман: Я вынужден придерживаться федеральных трендов

В интервью DW мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман рассказал о подготовке города к проведению ЧМ-2018 по футболу и о том, как ему удается работать при нехватке полномочий.

Мэр Екатеринбурга, в прошлом депутат Госдумы, борец с наркотиками и основатель фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман, победивший на выборах мэра кандидата от "Единой России", рассказал DW, достаточно ли у него полномочий для эффективной работы, каким образом строятся его отношения с федеральным центром, и как город готовится к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году.

DW: Сейчас говорят о возможной отмене ЧМ-2018 в России в связи со скандалом в ФИФА. Насколько сильным ударом это будет по Екатеринбургу?

Евгений Ройзман: Для Екатеринбурга это ударом не будет, потому что оно было бы вроде и поспокойнее. Но у нас в связи с чемпионатом мира достаточно серьезные вливания денег из федерального бюджета в город, реконструкция трех стадионов - это очень мощная футбольная инфраструктура, которая останется потом в городе после чемпионата.

С участием федерального финансирования проводится реконструкция улично-дорожной сети, закупается транспорт. Мы ожидаем 40-50 тысяч гостей, для нас это и выгодно, и приятно. Конечно, будет досадно, если проведение чемпионата мира в России отменят, но город никаких потерь не понесет, хотя и не привлечет дополнительных инвестиций.

- Сколько денег на подготовку к чемпионату мира по футболу выделили федеральные власти, и сколько тратит Екатеринбург?

- За счет Екатеринбурга делается проектирование, а оплачивает работу Москва. Денег выделено много, поэтому нам это мероприятие выгодно. Только реконструкция Центрального стадиона стоит 8 млрд рублей. Сейчас ситуация меняется, федеральные власти ограничивают свое участие, но Екатеринбург - город мощный, с большим запасом, и в принципе если завтра надо было бы провести чемпионат, мы бы провели его.

- Ранее вы называли свою должность мэра декоративной. Что входит в ваши полномочия?

- У меня не повернулся бы язык так сказать. Может какая-то должность декоративная, но я-то не декоративный. У меня достаточно работы, я понимаю, что делать. Я могу сделать все, но появляются определенные риски, непропорциональные затраты энергии и так далее. Когда я был депутатом Госдумы, у меня было в разы больше ресурсов и возможностей.

Сейчас мне не хватает полномочий, административного ресурса, но если ты хочешь работать, ты себе работу найдешь всегда. Пока мне удается делать все, но для меня это тяжело. Сейчас это общероссийский тренд - выстраивание вертикали власти и ограничение полномочий муниципалитетов. Мы находимся в таких условиях и работаем в таких условиях, будут другие условия - будем работать в других условиях.

- Какие у вас отношения с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым?

- У меня нет никаких отношений с губернатором, в силу ряда причин я стараюсь с ним не общаться. Я считаю, что это была большая неудача для региона (утверждение губернатором Куйвашева. - Ред.), он человек с совершенно сомнительным образованием. Я думаю, что интеллектуальный уровень губернатора не соответствует уровню Екатеринбурга. Но я могу в этом ошибаться, это мое личное мнение.

- Вы участвовали в акции в поддержку фигурантов "болотного дела", были на митинге против военных действий на Украине и цензуры в СМИ. Оказывается ли на вас давление в связи с этим?

- На меня давление оказывать очень сложно, потому что меня избирали жители, давление на меня могут оказывать только мои избиратели. Мне шестой десяток, я независимый человек и я могу себе позволить оставаться самим собой. Понятно, что где-то я вынужден придерживаться федеральных трендов, но никто никогда не запретит мне говорить то, что я думаю. Я своим правом в разумных пределах пользуюсь.

- Какие у вас разумные пределы? Вы не боитесь повторить судьбу ярославского мэра Евгения Урлашова, который был снят с должности и арестован?

- Я считаю, что Евгений Урлашов сидит совершенно ни за что. Я не раз принимал участие в разных операциях против наркоторговцев, и были продолжения, когда они пытались выйти на свободу за взятку. Взятка фиксируется очень сложно, нужно поймать человека за руку вместе с деньгами.

В случае с Урлашовым нет не просто денег, там нет денег даже у посредников. Я полагаю, что система сейчас не знает, что делать. Его же надо выпускать, платить ему все компенсации, восстанавливать в должности мэра. У меня, в отличие от Урлашова, другая ситуация - я не распоряжаюсь деньгами, не провожу тендеры. С одной стороны, мне это связывает руки, с другой - мне и предъявить здесь ничего не могут.

- Насколько оправдывает себя модель власти в Екатеринбурге, при которой полномочия распределены между мэром и сити-менеджером?

- Я считаю, что такая двуглавая система себя не оправдывает. Она размывает ответственность, вносит путаницу - никто не знает, кто главнее. У нас с сити-менеджером добрые отношения, он человек разумный, он старше и опытнее меня, и мы не ссоримся. Но такая система - это всегда возможность для захода в клинч: если у нас испортятся отношения, будет лихорадить весь город. Открытые всенародные выборы - это основа местного самоуправления. Я считаю, что мэров нельзя назначать, они должны избираться, и жители должны чувствовать ответственность за свой выбор.

- Сохранятся ли в 2018 году выборы мэра в Екатеринбурге?

- Нет. Сейчас просматриваются пять самых разных вариантов, в том числе сохранение выборов мэра - но этого не будет. Моя задача - честно отработать до 2018 года с максимальной отдачей. Потом я могу уходить в науку, могу - в бизнес, весь мир передо мной. Я жил без этого всю свою жизнь и проживу без этого и дальше.

Наши блоги