УкрРус

Беженцы на баварской границе: как уладить кризис

  • Беженцы на баварской границе: как уладить кризис

Каждый день немецко-австрийскую границу в районе Вегшайда в Нижней Баварии пересекает более 2000 человек. Органы власти и добровольные помощники с обеих сторон работают наизнос.

Вывеска манит: "Последняя сарделька-гриль перед границей! Фирменная пицца "Бавария"! Но внешний вид заведения под ковбойским названием "Салун Западная Оклахома" обманчив. Здесь уже много дней нет никаких сарделек. Снаружи стулья лежат на столах вверх ножками, рядом лают собаки, а бело-синие автобусы федеральной полиции ожидают новых беженцев. Такова повседневная картина на пограничном переходе Вегшайд. Идиллическая местность в южных баварских лесах превратилась в арену разворачивающегося миграционного кризиса.

Двухполосный мост связывает Вегшайд с австрийской деревней Хангинг. Полицейские как раз выстраивают на той стороне несколько сотен беженцев. После многочасового ожидания им вот-вот разрешат въезд в Германию. Помощник-волонтер Мансур Растегар - в оранжевой жилетке, с мегафоном в руках - пытается следить за порядком. "Двигаемся двумя рядами!" - кричит он по-английски, затем повторяет фразу на фарси и по-арабски. Помимо этого, этнический иранец говорит по-немецки с верхнеавстрийским акцентом, но смысл сказанного всегда один и тот же: сохраняйте спокойствие.

С неуверенностью в завтрашнем дне

Договоренности здесь не соблюдают, рассказывает Растегар, в этот день на протяжении 14 часов переводивший, посредничавший, организовывавший. "Мы даже не знаем, сколько автобусов приедет, и немецкие полицейские тоже этого не знают", - посетовал он в интервью DW. Ясно одно: их будет больше. Целая колонна автобусов вытянулась вдоль улицы на многие сотни метров.

Одна за другой распахиваются двери, наружу вываливается масса измученных людей, мечтающих лишь об одном - добраться бы хоть куда-то после многих дней на опасном "балканском маршруте". Без крыши над головой, зато с неуверенностью в завтрашнем дне. 1400 человек между тем ожидают дальнейшего движения в Германию. Сотрудник немецкой федеральной полиции Штеффен Херцог (Steffen Herzog) озабоченно наблюдает за происходящим.

Смеркается. Автобусы все прибывают с пятиминутными интервалами. Утром австрийские власти предупреждали о 20 машинах, к вечеру их - вдвое больше. Очередь на мосту растет вместе с тревожной безысходностью полицейских. Многие из них воспринимают происходящее как провокацию с австрийской стороны. Херцог больше всего опасается массовой паники. "Если много людей сбито в кучу, однажды может рвануть", - предупреждает он. Давка возникает часто, а в толпе - маленькие дети.

Разбавленный суп, несвежий хлеб

Пограничная область возле Хангинга - это не то место, где хотелось бы остаться на всю ночь. "Целые семьи просто брошены там, выстаивая на холоде ночь напролет", - сокрушается бургомистр Вегшайда Йозеф Лампершторфер (Josef Lamperstorfer), называя действия австрийцев "позорными". Несколько сотен беженцев сутками были вынуждены спать здесь на голой траве. Более десятка костров напоминают о студеных ночах, пронизывающей изморози и температуре около плюс пяти по Цельсию. Сочувствующие фермеры приносили беженцам дрова для разведения костров.

Лампершторфер считает приграничный лагерь безумной идеей и настаивает на необходимости прямого автобусного сообщения с пунктами первого приема беженцев на немецкой стороне. Без промежуточных стоянок на границе, которой, если строго следовать Шенгенскому соглашению, вообще-то больше нет.

Спать под открытым небом, впрочем, уже никому не приходится. После резкой критики австрийский Красный Крест развернул на той стороне границы обогреваемую палатку вместимостью до 2000 человек. Внутри палатки организована раздача пищи, очередь голодных беженцев вытянулась на сто метров. Пока доберешься до вожделенной тарелки овощного супа, пройдет не менее трех часов. В паек входят также банан и ломоть не поджаренного белого тоста.

Конечно, этого не хватает, жалуется волонтер Таня Талер (Tanja Thaler), разливая суп в белые пластиковые мисочки. Похлебку доставляют из близлежащей больницы, ее приходится разбавлять водой, чтобы накормить больше народа. Сытости от этого не прибавляется, поэтому Таня со своим другом днем ранее объездили соседние супермаркеты, выпрашивая несвежий хлеб.

"Власти стараются уклониться от ответственности"

Волонтеры вроде Тани Талер помогают сохранить работоспособность системы помощи беженцам. В выходные она тратит два часа на дорогу из Мюнхена, чтобы работать здесь. Ей уже приходилось заниматься этим же во время наплыва мигрантов на мюнхенский главный вокзал. "В отличие от Мюнхена, здесь не хватает организованности", - утверждает Таня. Местные власти делают лишь минимально необходимое, "они стараются уклониться от ответственности".

"Частная инициатива - это прекрасно", - вступает в разговор ее друг Вернер Прехтль (Werner Prechtl). Он недоволен тем, что так продолжается уже всю неделю. Обоим хотелось бы, чтобы Германия прилагала больше усилий для урегулирования кризиса с беженцами. Следовало бы вызвать на подмогу бундесвер, разместить здесь полевые кухни, использовать логистические ноу-хау.

Кроме того, необходимо улучшить координацию действий по обе стороны границы. Такого же мнения придерживается и Мансур Растегар, ведь несоблюдение договоренностей ведет к росту непредсказуемости. "Если мы, волонтеры, чувствуем себя неуверенно, то никак не можем успокоить беженцев", - поясняет он.

В одном сходятся обе стороны - и австрийская, и немецкая: если закрыть границу, как предлагал премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер (Horst Seehofer), это вряд ли улучшит ситуацию. Беженцы наверняка отыщут обходной путь, но уже без отапливаемых палаток и необходимого снабжения от Красного Креста. И это - сценарий, который пугает многих. Выпадет снег, снизится температура, и гуманитарной катастрофы не избежать.

Наши блоги