УкрРус

Украинцы на ЧАЭС получают вчетверо меньше иностранцев

Читати українською
  • Украинцы на ЧАЭС получают вчетверо меньше иностранцев

Несмотря на серьезную опасность для здоровья, поработать на самой опасной стройке мира желающих хватает.

Стройка нового саркофага под Чернобылем в разгаре — на днях укрытие для взорвавшегося реактора начали обшивать металлом. Впереди монтаж всей секции, которую в конце 2015-го по рельсам надвинут на старый объект "Укрытие", тем самым обезопасив украинцев и всю Европу от радиации на целых 100 лет, пишет Сегодня.

"Сейчас идет сборка конфаймента (арки. — ред.), начата работа по обшивке металлом", — рассказала "Сегодня" начальник информотдела ЧАЭС Майя Руденко. Новое укрытие возводят сотни украинцев, французов, португальцев и турок. Их данные компания Novarka (ведет строительство) держит в секрете — говорят, что это служебная информация, которую запрещено разглашать.

"Сегодня" разыскала нескольких украинцев, которые отважились работать на самой опасной стройке Украины. Мужчины, попросившие не называть их фамилий в прессе, говорят, что между собой друг друга называют "смертниками" из-за работы бок-о-бок с реактором, но стабильная и высокая для провинции зарплата в 4—4,5 тыс. грн таки победила страхи заболеть онкологией или стать неинтересным для женщин.

"С женщинами у меня пока все нормально, здоровье никогда не подводило! На самой станции я работаю несколько лет, а когда началась стройка — перешел на площадку. Здесь хорошая для периферии, а главное, стабильная зарплата, хотя и намного меньше (говорят, минимум в 4 раза. — ред.), чем у иностранцев, рабочий день 8 часов, — рассказал нам монтажник Михаил (имя изменено). — А работа у меня обычная — тружусь монтажником, собираю арку. График — 15 дней работаем, 15 отдыхаем. Если набираешь радиации больше нормы, более 200 микрозивертов за смену (смертельная доза — 3400 мЗв), дозиметристы отправляют домой. Но я не боюсь, мы привыкшие, не паникуем как французы (в феврале, когда обрушилась крыша одного из помещений 4 энергоблока, французов на неделю вывозили из Чернобыля). Чтобы выводить радионуклиды из организма, раз-два в неделю выдают бананы, молоко и апельсины. Некоторые, конечно, увольняются в первые же дни, боясь радиации. Кстати, самому младшему рабочему — 19 лет".

"Меня поехать на ЧАЭС заставила жизнь, — рассказал изданию Александр, который работал на стройке до недавнего времени и был сокращен. — В моем родном Славутиче работы мало. Устроился благодаря знакомству. Приезжал на первой электричке — Славутич-то недалеко, поэтому в чернобыльском общежитии не жил. Там обычно селятся мужики из Чернигова, Одесской области, есть и закарпатцы".

Парень уверяет, что радиация его не пугала: "Если накопленная доза выше нормы, то дозиметр, который носят с собой, начинает пищать. Меня удивило то, что за неделю работы на станции я получил 10 единиц радиации, а за два выходных дома в Славутиче — 8, поэтому бояться работы, думаю, не надо. Мне было даже интересно посмотреть — какой он, этот знаменитый четвертый блок вблизи. Случались и неприятности. Возле блока есть место, где критический уровень радиации можно схватить за 15 минут, особенно, когда шло бурение для свай и пыль стояла столбом. У меня был такой период, когда за все лето было лишь три выходных. Я отработал год, потом контракт со мной не продлили, хотя мне, если честно, хотелось бы там еще поработать, деньги-то нужны, а жизнь недешевая сейчас".

Наши блоги