УкрРус

Россия шагнула дальше холодной войны - немецкий политик

  • Россия шагнула дальше холодной войны - немецкий политик

Полковник в отставке Родерих Кизеветтер представляет партию правящих в Германии христианских демократов (ХДС) во внешнеполитической комиссии бундестага.

В интервью DW он рассказал о политических целях, которые, с его точки зрения, Россия преследует в Сирии, а также прокомментировал заявление российского премьер-министра Дмитрия Медведева в Мюнхене о том, что Россия и Запад "скатились во времена холодной войны".

- Господин Кизеветтер, Россия и США обвиняют друг друга в бомбардировке больниц на севере Сирии. Вы располагаете какой-либо информацией на этот счет?

- Насколько я знаю, все действия американской авиации очень легко проследить по плану полетных заданий. Так что США должны быть сами заинтересованы в том, чтобы обнародовать такие данные и доказать тем самым, что бомбили больницы не они. Я исхожу из того, что в данном случае Россия грубо нарушила международное право. Но все равно необходимо провести расследование, вкладом в которое стало бы обнародование американцами их плана полетных заданий. Россия, кстати, этого еще никогда, к сожалению, не делала.

- Есть сообщения, согласно которым российские истребители регулярно сопровождают в воздухе немецкие самолеты-разведчики Tornado. Как вы думаете, с какой целью?

- Я думаю, что это политический сигнал: показать, что российские вооруженные силы находятся в стране по приглашению президента Сирии Асада - человека, на совести которого сотни тысяч погибших граждан страны. Мы же руководствуемся международным правом. Со стороны России - это демонстрация силы, давайте, мол, померяемся.

- Какие вообще политические цели, с вашей точки зрения, преследует российский президент в Сирии? Не может же речь идти только о том, чтобы удержать у власти Асада?

- Думаю, что целей несколько. Есть внутриполитические. Россия несет убытки из-за снижения цен на нефть и, разумеется, заинтересована в том, чтобы содействовать их стабилизации на достаточно высоком уровне. Еще одна внутриполитическая причина - тысячи исламистов из России. Говорят, в частности, о трех тысячах чеченцев и русских, воюющих в Сирии. В интересах России - ликвидировать эту проблему.

Есть и три внешнеполитические цели. Первая - Россия хочет вернуться на мировую арену, и теперь она уже воспринимается на ней как почти равный с США партнер. Вторая - массированная помощь Асаду с тем, чтобы стабилизировать его власть и иметь надежного союзника в регионе. Из этих двух вытекает третья цель: в тесном союзе с Ираном стратегически закрепиться в Сирии, не только в Латакии и Тартусе, но и во всем регионе. Наконец, еще одна стратегическая цель Путина - с помощью беженцев продолжать попытки расколоть Европейский Союз.

- Вопрос вам, как военному эксперту: как вы думаете, если бы Россия осенью прошлого года не вмешалась в сирийский конфликт, сейчас война была бы уже остановлена?

- Не думаю, что остановлена, но мы были бы ближе к решению в рамках ООН. Наверняка, были бы уже установлены бесполетные зоны - зоны безопасности. Мне кажется, что и Россия крупно просчиталась, переоценила силы Асада. Теперь она опасается увязнуть в многолетнем конфликте. Россия не может позволить себе второй Афганистан. Поэтому и Москва заинтересована в том, чтобы пойти на уступки. Это шанс. Но, по сути дела, было стратегической ошибкой то, что Запад так долго предоставлял России свободу действий.

Нам следовало уже давно ввести бесполетные зоны. А стратегическая ошибка американцев в том, что президент Обама проводил "красные линии", которые всякий раз оказывались размытыми и перейденными без каких бы то ни было последствий. То есть, Запад не был верен самому себе, и теперь мы дорого расплачиваемся за это.

- Как в такой ситуации вы оцениваете шансы достичь в ближайшие дни снижения уровня боевых действий, о чем договорились на прошлой неделе в Мюнхене участники контактной группы по Сирии?

- С моей точки зрения, эта договоренность создает некоторые предпосылки для осторожного оптимизма. Но надо отдавать себе отчет в том, что сейчас в первую очередь Россия и Асад стараются продвинуться как можно дальше, взять под контроль максимально возможные территории, чтобы вести переговоры с позиции силы. Будет пролито еще много крови. Но в любом случае переговоры в Женеве должны продолжаться, и я рассчитываю на то, что прекращение огня отвечает и интересам России.

- На Мюнхенской конференции по безопасности в прошлые выходные российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Россия и Запад "скатились во времена холодной войны". Немецкое правительство с такой оценкой не согласно. А вы?

- У меня порой возникает впечатление, что некоторые испытывают ностальгию по временам холодной войны, поскольку тогда мир был очень простым и понятным. Я против такой риторики. Россия действует в нарушение международного права. Если она хочет новой холодной войны, то ей следует прекратить свои "горячие" действия в Сирии, "горячие" действия на востоке Украины. Здесь - особенно в Сирии - речь идет не о холодной, а о настоящей войне, которую ведет Россия. Так что разговоры о холодной войне выглядят едва ли не карикатурой на происходящее в действительности.

Россия проверяет возможность ведения настоящей войны, она шагнула уже дальше холодной войны и пытается своими историческими реминисценциями ввести нас в заблуждение. Мы не должны пойти у Москвы на поводу. Мы - на пороге резкой эскалации ситуации, к которой должны подготовиться. Этим, в частности, займутся участники предстоящего в Варшаве саммита стран НАТО. Россия - более не партнер, она стратегический конкурент.

Наши блоги