УкрРус

Рахмон оппонентов не терпит

  • Рахмон оппонентов не терпит

Преследования, эмиграция, тюрьма или загадочная смерть – вот что значит быть в оппозиции в Таджикистане. Август 2015 года был особенно тяжелым для независимых политиков.

2015 год выдался для таджикских оппозиционеров тяжелым. Часть политических противников действующего президента Эмомали Рахмона вынуждена была покинуть страну, другие задержаны или уже осуждены, третьи получили дополнительные сроки или же отбывают их в одиночных камерах тюрем строгого режима.

Похищения и попытки экстрадиции

В конце июня душанбинский районный суд приговорил лидера движения "Молодежь Таджикистана за возрождение" Максуда Ибрагимова к 17 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. В январе текущего года Максуд Ибрагимов был похищен в Москве и без документов, в багажном отсеке, был доставлен в Душанбе.

Тем временем правозащитники из HRWи других организаций пытаются добиться от властей Молдавии решения не экстрадировать молодого таджикского оппозиционера Собира Валиева. Валиев был задержан в кишиневском аэропорту сотрудниками Интерпола по запросу душанбинских властей. Собиру Валиеву в Душанбе могут грозить жестокое обращение и пытки, отмечается, в частности, в документе HRW.

Сидишь - сиди и дальше

На днях таджикская служба радио "Свобода" разместила интервью с бывшим председателем Демократической партии Таджикистана Мухаммадрузи Искандаровым. В интервью Искандаров, отбывший уже 9 лет из 23-летнего тюремного срока, высказался о нынешней ситуации в стране. Буквально через пару дней после интервью брат Мухаммадрузи Искандарова сообщил, что бывший лидер Демпартии был переведен в тюрьму строгого режима за пределами города Душанбе.

Репрессии коснулись и Зайда Саидова, экс-министра промышленности и крупного предпринимателя. В августе высший экономический суд Таджикистана приговорил имевшего политические амбиции Саидова, который уже осужден на 26 лет лишения свободы с конфискацией имущества, дополнительно к 3 годам тюрьмы и оштрафовал на сумму более 5 миллионов долларов.

Судьбы других оппозиционеров

В начале этого года в Стамбуле выстрелом в голову был убит таджикский оппозиционер, лидер "Группы 24" Умарали Кувватов. В начале марта турецкие СМИ заявили, что по делу убийство Кувватова были задержаны подозреваемые, которые являются гражданами Таджикистана. Официальных выводов о мотивах убийц пока турецкие правоохранительные органы не сделали.

Этим летом в Турции скрылся председатель крупнейшего оппозиционного объединения - Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддин Кабири. Находясь за пределами страны, он заявил, что пока не спешит возвращаться на родину, опасаясь уголовного преследования. Свое заявление лидер ПИВТ обосновал статьей в правительственной газете "Джумхурият" с призывом завести уголовное дело в отношении Кабири.

"Нет такого термина"

Помимо перечисленных за решеткой находятся и другие политики, попавшие в опалу к президенту Рахмону, такие как бывший глава Таможенного комитета республики Якуб Салимов. Подсчитать общее количество политических заключенных в Таджикистане сложно. По данным председателя юридического консорциума и главы Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойирова, в таджикских тюрьмах отбывают сроки около тысячи политзаключенных. В свое время за это заявление Зойирову пригрозили открыть против него уголовное дело.

"В законодательстве Таджикистана не существует термина "политический заключенный". Об этом заявляют только политики и эксперты", - прокомментировал DWМахмадали Ватанов, депутат нижней палаты парламента Таджикистана. По его словам, каждый может изучить любое из уголовных дел и выяснить, что осужденные были наказаны согласно уголовному кодексу страны.

"Поскольку Таджикистан - авторитарное государство, законодательство не отражает реальную ситуацию. Но практика показывает, что в местах лишения свободы находятся заключенные по политическим мотивам", - уверяет Шокирджон Хакимов, доктор юридических наук. "Будучи неспособными удовлетворить потребности масс, власти страны пытаются использовать свою монополию на насилие. Для властей это эффективный и малозатратный ход", - вторит Хакимову таджикистанский политолог Хурсанд Хуррамов.

Бессменный "лидер" с 1992 года

Эмомали Рахмон является бессменным президентом Таджикистана с 1992 года. "Правящая элита никогда не имела опыта политической борьбы. Они пришли к власти спонтанно и в силу обстоятельств (гражданской войны – Ред.). Поэтому любая попытка людей с авторитетом и при деньгах заниматься политикой воспринимаются как очень серьезная угроза", - говорит политический обозреватель Раджаби Мирзо.

Такое мнение разделяет и член Лиги экспертов постсоветского пространства Андрей Серенко. Рахмон - типичный постсоветский авторитарный руководитель, считает Серенко. "Для Рахмона пространство власти - это пространство абсолютного личного доминирования и комфорта. Он не терпит в нем лишних, случайных и чужих ему людей. А поскольку социальная среда это позволяет, Эмомали Рахмон избавляется от них максимально жестко", - говорит эксперт.

Наши блоги