УкрРус

Андрей Окара: Донбасс стал пиратским "островом невезения"

  • Андрей Окара: Донбасс стал пиратским "островом невезения"

Донбасс останется проблемные регионом, как минимум, до окончания зимы. Города и поселки Донецкой и Луганской областей рискуют стать новыми алчевсками. Превращение промышленного региона в пустыню за рекордно короткое время войдет в историю. Местные "бандиты" и "пираты" не подчиняются никому, и все же Путин может остановить эту войну.

Об этом в комментарии "Обозревателю" рассказал политолог, руководитель Центра восточно-европейских исследований (г.Москва) Андрей Окара.

-Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Разделяете ли вы оптимизм Петра Порошенко, который отмечает тенденцию к установлению мира в регионе?

-У меня нет никакого оптимизма по поводу того, что происходит на Донбассе и что там будет происходить в ближайшем будущем. Конечно же, Порошенко знает много того, чего не знаем мы – в силу того, что он Президент, а мы - нет.

Я думаю, что ситуация не предопределена. Действия сторон и, прежде всего Кремля, - ситуативны. На данный момент Кремль не так активен, как Порошенко. Думаю, крайняя точка не просто не пройдена – до нее еще долго идти. Крайней точкой будет зима. В конце августа вмешался фактор в виде российской армии, поэтому ситуация затягивается, как минимум, на зиму.

Помните историю с Алчевском? Эта катастрофа произошла в ситуации, когда никто никого не бомбил, никто не мародерствовал, не грабил и не убивал. По сравнению с тем, что есть, это был чуть ли не "золотой век" Донбасса. Кроме того, надо учесть, что зима на Донбассе всегда холодней, чем в целом по Украине.

-Вы считаете, что этой зимой Донбасс может стать вторым Алчевском?

-Я считаю, что все будет намного хуже. Потому что, когда это произошло в Алчевске, вся Украина пыталась помочь. А сейчас проблема в том, что Донбасс движется к тому, чтобы стать мертвым регионом. Я имею в виду Донбасс в узком смысле слова – ту часть Донецкой и Луганской областей, где сегодня существуют "ЛНР" и "ДНР".

Думаю, что нынешнее перемирие – это перемирие по телевизору. Реальность такова, что одни идут в атаку, другие – отстреливаются. Это какая-то хитрая дипломатическая игра.

Есть такой образ по поводу аннексии Крыма. Крым отобрали – это как у человека украли крутой мобильный телефон, но украли без зарядного устройства и без документов. Для России Крым стал "островом невезения". Проблемы уже на пороге, этот "остров" скоро станет мертвым. Для Путина, для Кремля Крым должен был стать витриной – чем-то совершенно потрясающим.

-Вы считаете, что Донбасс тоже рискует стать "островом невезения"?

-Донбасс уже стал "островом невезения". Просто, в отличие от Крыма, это пиратская, бандитская республика. Единственная надежда на какое-то оздоровление ситуации – если только эти банды друг друга перебьют.

Конечно же, очень важный фактор – уровень уничтожения промышленности Донбасса. Вообще в мире Донбасс считался регионом номер один по концентрации промышленных предприятий. Донбасс – это соединение трех факторов: огромного количества индустриальных предприятий, миллионов людей, которые тут живут и работают на этих предприятиях, а также наличия сырья, которое добывается где-то рядом. Но это уже в прошлом. Сегодня многое зависит от того, до какой степени безвозвратно уничтожен, разворован или вывезен в Россию донецкий индустриальный потенциал.

-Вы упомянули о "бандитской" республике. Как вы знаете, в регионе должны пройти местные выборы. Помогут ли они решить проблему безвластия?

-Я думаю, что в тех условиях, которые там сейчас есть, никакие выборы не могут быть легитимными.

-Есть еще закон об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Как вы оцениваете такое решение?

-К этому закону я никак не отношусь. Этот закон не об особой территории. Правильно было бы назвать его законом о временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, поскольку на эти территории украинский суверенитет не распространяется. И именно по этой причине этот закон имеет декларативный характер. Думаю, такой заголовок не вызывал бы никаких вопросов.

Там есть вещи, которые вызывают ряд вопросов, а именно: то, что органы местного самоуправления в этих регионах избирают на полный срок. Я думаю, наверное, было бы справедливо в этот закон внести такую норму, что муниципальная власть избирается на время оккупации – то есть окончание оккупации означает новые выборы.

Если говорить в категориях чьей-то победы или проигрыша, Порошенко здесь, скорее, немного – немного! - переиграл своих оппонентов. Мне кажется, что это достаточно успешная дипломатическая игра Порошенко на международном уровне.

-Сегодня одной из главных причин того, что происходит на Донбассе, называют открытую границу. В этом контексте звучат предложения об организации контроля границы, в частности, с привлечением международных структур.

-Я думаю, это главная причина. Если бы граница контролировалась, возможно, ничего бы и не началось или закончилось бы очень быстро. Конечно же, этот вопрос необходимо решать на уровне ООН, на уровне ОБСЕ. Понятно, что главная причина, почему это сложно решать – потому что российская дипломатия очень высокопрофессионально и эффективно работает на формальном и неформальном уровне. ОБСЕ на данный момент, как мне кажется, в целом, скорее, на стороне Кремля, чем на стороне Украины.

Было бы идеально, если бы границу контролировали миротворческие силы под командованием ООН. Но Россия все блокирует. Именно поэтому Украина сейчас должна развивать кампанию под названием "Украина как постоянный член Совета безопасности ООН" и лоббировать эту тему. Понятно, что в нынешнем формате ООН – организация неэффективная, именно потому, что у постоянных членов есть право вето.

Но я вижу, что война затягивается, что все плохо, что регион будет умирать. Конечно же, после войны возникнет необходимость новой индустриализации Донбасса или его радикального переформатирования в сельскохозяйственный регион. В любом случае это пример, который, наверное, войдет в мировую историю – о том, как из развитого промышленного региона, пусть и проблемного, за три месяца можно сделать просто пустыню. Без ядерного оружия и без объявления войны.

-По вашему мнению, сегодня Владимир Путин определяет судьбу этого региона или ее определяют "бандиты" и "пираты", о которых вы сказали выше?

-В том-то и дело, что "бандиты" и "пираты" не на службе у королевы. Более того, их много и у каждого своя стая тараканов в голове. Нет эффективной модели управления этим регионом. Но то, что основные тренды развития ситуации в этом регионе исходят от Кремля, и что решающее влияние на все происходящее там имеет Кремль – это очевидно. Просто в большинстве случаев это влияние не непосредственное, а опосредованное.

Если будет добрая воля Кремля прекратить эту войну и не поддерживать бандюков, все закончится довольно быстро. Главной проблемой будут только вооруженные банды уголовников, всяких "дэнээровцев", люмпенов, которые будут ходить с автоматами.

-Может ли Кремль проявить такую волю?

-Теоретически и гипотетически – может. Практически я себе этого не представляю. По крайней мере, из той логики поведения, которая была, и из той картины политической реальности, которая сейчас есть.

Наши блоги