УкрРус

Депутат Госдумы Пономарев о минских переговорах: сейчас у Путина абсолютно конкретная задача

  • Президент Украины Петр Порошенко прибыл на встречу в Минске, 11 февраля 2015 года
    Президент Украины Петр Порошенко прибыл на встречу в Минске, 11 февраля 2015 года
    Обозреватель/ЕРА

В Минске в среду, 11 февраля, стартуют переговоры "нормандской четверки" - президента Украины Петра Порошенко, президента России Владимира Путина, канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда. На эту встречу возлагаются огромные надежды, они рассматриваются как серьезный шанс на установление мира на Донбассе и прекращение затянувшейся необъявленной войны.

Дает ли Минск шансы на мир? Какие решения примет четверка? Существует ли компромиссное для всех сторон решение? Выполнят ли стороны то, что пообещают сегодня? Как далеко готов пойти Запад в стремлении остановить войну? Как далеко готов пойти Путин, чтобы ее продолжить?

Об этом в интервью "Обозревателю" рассказал единственный голосовавший против аннексии Крыма депутат Госдумы России Илья Пономарев.

-Есть ли шанс установить мир на Донбассе по результатам переговоров в Минске?

-Шанс всегда есть, и есть главное – надежда. Я считаю, что стороны отчитаются о чем-то красивом по итогам переговоров. Скорее всего, заявят о том, что произошел прорыв, потом все его будут трактовать по-своему. И, скорее всего, это соглашение долго не проживет – я не вижу ни у президента Порошенко, ни у президента Путина внутриполитических возможностей войти в соглашение, которое бы носило приемлемый характер одновременно для своего визави и для своего собственного избирателя.

-На какой сиюминутный результат можно рассчитывать?

-Скорее всего, будет достигнута очередная договоренность о прекращении огня (подчеркну это слово – очередная), скорее всего, будет соглашение о разведении тяжелой техники от линии разграничения. Скорее всего, будет сделано заявление с вашей (украинской - ред.) стороны о готовности говорить о политической реформе в том или ином виде на востоке Украины. Может быть, даже будет сказано что-то о референдуме о федерализации или о других формах автономии. Дальше возникнут детали, которые сделают реализацию подобных соглашений невозможными, и стороны начнут обвинять друг друга в срыве соглашений.

-Вы считаете, обе стороны не намерены выполнять обязательства, которые возьмут на себя сегодня в Минске?

-Я считаю, что обе стороны просто не в состоянии этого сделать. На условиях установления власти "ДНР"-"ЛНР" на всей территории Донецкой и Луганской областей, по-видимому, они могли бы согласиться на чеченский сценарий, когда нынешнее руководство становится полновластным руководством этих двух областей, но формально остается в составе Украины. Но, насколько я понимаю внутриполитическую ситуацию у вас в стране, если господин Порошенко на это согласится, то в течение недели он перестанет быть президентом.

-Обратите внимание, какие фигуры вовлечены в переговорный процесс: Ангела Меркель, Франсуа Олланд, Барак Обама… Неужели участие лиц такого масштаба никак не повлияет на результат переговоров?

-Оно, безусловно, влияет на эти переговоры, но каким образом? У Путина есть совершенно очевидная стратегия, которая подразумевает, что время работает на Россию. Он считает, что если просто тянуть ситуацию, как она есть, для России уже хуже не будет, потому что санкции все равно мгновенно не отменят, из экономического кризиса все равно быстро не выйти. А вот для Украины каждый день экономической нестабильности, проблем с финансовой помощью и долговой ямой, в которой вы находитесь, будет ухудшать ситуацию. Поэтому Путин считает: если просто ничего не делать, то вы сами развалитесь.

-Интересно, что в Украине придерживаются ровно противоположной точки зрения.

-Да, но я считаю, что это абсолютно неправильный расчет, потому что, в отличие от Украины, у России есть нефть и газ – постоянный источник валютных поступлений. При этом у нас почти нулевая внешняя государственная задолженность.

-Даже несмотря на то, что нефть на мировом рынке дешевеет?

-Грубо говоря, мы меньше зарабатываем, но вы-то тратите. С точки зрения времени Россия Украину переживет.

Участие столь высоких деятелей, как Обама, Меркель и Олланд – просто единственный способ Путина физически усадить за стол переговоров. Он не может им отказать – отказать переговариваться. А европейцам, конечно, очень хочется спихнуть с себя эту головную боль, потому что их не устраивает эта война в Европе. Они хотят хоть как-то это дело успокоить и отчитаться перед своими избирателями, что они сделали все возможное.

-Европейцев не устраивает война в Европе, Путин и Порошенко не будут выполнять то, что будет подписано сегодня. Что дальше?

-Будет то же самое, что и сейчас. Опять-таки, ни Европа, ни Америка не готовы делать что-то реальное против Путина. Они будут бесконечно выражать обеспокоенность и поддерживать санкции в том виде, в котором они есть сейчас – они не будут их ни расширять, ни сокращать.

-Что останавливает Запад от расширения санкций?

-Они боятся своих собственных внутриполитических последствий. У той же Меркель, например, большое партнерство с социал-демократами, со своими профсоюзами. Профсоюзы не заинтересованы в экономической конфронтации с Россией – они напрямую говорят, что в Украине у них никаких интересов нет, газа из Украины нет, но зато немецкие предприятия загружены работой из России, и эти санкции им активно мешают. По сельскому хозяйству – то же самое. Украина для Европы – конкурент, а Россия - рынок. Поэтому естественно, что и промышленники, и агропроизводители заинтересованы в том, чтобы с Россией были хорошие отношения.

-Понятно, что есть какой-то заработок, какой-то экономический интерес. Но разве перспектива войны России против какой-либо европейской страны - не аргумент для более активных действий?

-Посмотрите на мировую историю. Когда стратегические интересы превалировали над тактическими? Всегда политики выбирают сиюминутную конъюнктурную тему, потому что через 2-3 года они уже будут не у власти. Потом – хоть потоп, но при них все должно быть нормально. Не нужно рассчитывать на то, что кто-то будет думать про геополитику через 10 лет.

-Как мы видим, сегодня никто всерьез не собирается останавливать Владимира Владимировича Путина. Насколько далеко он готов, хочет и может пойти?

-Я думаю, у него нет никаких далеко идущих целей и задач. Он действует по мере возможностей, по мере поступления проблем. Сейчас у него есть абсолютно четкая, конкретная задача: доказать на примере Украины, что революция – это всегда плохо, что победить Путина нельзя, что он любым способом будет настаивать на своем. И эта задача у него носит не внешнеполитический, а внутриполитический характер – для российского общества.

А что будет дальше? Конечно, он очень сильно разозлился на всю эту реакцию мирового сообщества. Но в мировой политике он будет играть с помощью таких инструментов, как телеканал Russia Today, делать глобальный консервативный интернационал, объединять правых и левых радикалов в западных странах и в прямом смысле слова выстраивать "пятую колонну". Думаю, в эту сторону будет постепенно проходить эволюция, пока власть в России не развалится под грузом наших собственных проблем.

-Когда же она развалится, наконец?

-Мой прогноз – 2017 год будет критическим. Вряд ли стоит что-то ожидать раньше. Но 2017-й год нынешней власти будет достаточно сложно пройти. Но это не означает, что она его не пройдет.

Наши блоги