УкрРус

Комментарий: Иран против боевиков ИГ или, Враг моего врага мне - кто?

Борьба с боевиками из "Исламского государства" - не единственное, что объединяет Иран и Запад. Их общие интересы - неиспользуемый политический капитал, считает Маттиас фон Хайн. "Враг моего врага - мой друг", - таков один из основных постулатов реальной политики. С учетом этого иранцы должны были бы числиться в списке гостей на встрече в Брюсселе, куда по приглашению США прибыли представители 60 стран, чтобы обсудить действия против радикальных боевиков "Исламского государства" (ИГ). Иран ведь тоже борется с этим движением, вероятно, даже используя боевые самолеты. США, по крайней мере, подтвердили сообщения СМИ на эту тему, хотя Тегеран все отрицает. В общем, в песках Среднего Востока все не так прямолинейно, как должно было бы быть согласно выше названному постулату реальной политики. Тут враг моего врага нередко - враг моего друга. У Ирана, если быть конкретным, действительно, тот же самый враг, что и у США, Запада и всего мирового сообщества - "Исламское государство". Но Тегеран враждует с союзниками США - Израилем и Саудовской Аравией. К тому же Иран близок другому врагу США - Башару Асаду, который с российской и особенно иранской помощью удерживает власть несмотря на продолжающуюся годы гражданскую войну. Иногда друг быстро превращается во врага. Пикантная деталь: иранские самолеты, которые, согласно СМИ, были задействованы в военных ударах по позициям "ИГ", были сделаны в Соединенных Штатах. Истребители F4-"Фантом" передали Ирану еще тогда, когда в Тегеране у власти был шах - друг США. Иран укрепляет позиции в Ираке Многое говорит о том, что Иран действительно использовал авиацию для борьбы с джихадистами. В целом на протяжении последних лет Тегеран усиливает свое влияние в Ираке. У Корпуса стражей исламской революции есть спецподразделение для проведения операций за рубежом, бригады "Кодс". Его шеф летом фотографировался в Ираке. Причины активности Тегерана в соседней стране очевидны. Продвижение боевиков ИГ угрожает влиянию Ирана на Ирак. Кроме того, сунниты-джихадисты могут разрушить главные святыни шиитов. Для Исламской республики Иран, где доминирует шиитская ветвь этой религии, - это ужасный сценарий. После того как в июне отряды джихадистов смели оборону второго по размерам иракского города Мосула, прошло еще два месяца, прежде чем США пришли на помощь своим иракским союзникам, нанеся удары с воздуха по позициям ИГ. Иранцы не заставили себя так долго просить. Срочно присланное оружие и военные советники в трудную минуту закрепляют влияние Ирана в регионе. Без Ирана никуда Президент США Барак Обама понял, что на Среднем Востоке без Ирана никуда - ввиду множества конфликтов в регионе, относительной стабильности иранского режима и влияния Тегерана на своих соседей. В середине октября Обама поэтому написал уже четвертое письмо аятолле Хаменеи. В нем Обама заверил духовного лидера Исламской республики в том, что воздушные удары США в регионе не служат цели ослабить позиции Тегерана или его союзника Асада. Более того: Обама предложил сотрудничество в борьбе против боевиков ИГ. Однако это предложение было обставлено одним условием - компромиссом в вопросе ядерной программы Ирана. К сожалению, добиться согласия не удалось. Внутриполитические разногласия как в Вашингтоне, так и в Тегеране были слишком велики. Консерваторы в Тегеране не хотят никаких уступок американцам, а "ястребы" в Белом доме, как и их союзники в Израиле и в Саудовской Аравии, хотят обращаться с Ираном как с одиноким парией, который угрожает миру. Выпускники американских университетов у власти Поэтому есть две параллельно проводимые военные операции против боевиков из "Исламского государства" - под руководством Ирана и под руководством США и их союзников. И те, и другие демонстративно подчеркивают, что они друг с другом не сотрудничают и свои действия не согласовывают. Можно предположить, что правительство в Багдаде ведет посредническую работу за кулисами. Пока иранцы и американцы не сталкивались на иракских фронтах сражений. Но этого недостаточно. Средний Восток слишком важен и слишком нестабилен, чтобы важнейшие игроки в регионе могли себе позволить не говорить друг с другом. Ирану пора начать движение навстречу, ограничив влияние фундаменталистов. Для этого нужно вмешательство аятоллы Хаменеи, который пока демонстрирует мало стремления к тому, чтобы пойти на компромисс в этом вопросе. В то же время в кабинете министров Ирана сидят люди, которые не видят в США "великого сатану". Ирония истории заключается в том, что семь иранских министров учились в элитных американских университетах - больше, чем в каком-либо ином правительстве, не считая самих США. Автор: Маттиас фон Хайн, обозреватель DW.

Наши блоги