УкрРус

Наблюдатель ОБСЕ рассказал, как жители Донбасса относятся к террористам и Украине

  • Блокпост террористов под Горловкой, иллюстрация
    Блокпост террористов под Горловкой, иллюстрация

Стрельба на Донбассе не прекращается, несмотря на минскую встречу 13 января и работу наблюдателей Организации Безопасности и Стабильности в Европе (ОБСЕ).

О том, в каких работает миссия ОБСЕ в зоне конфликта, замглавы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг рассказал в интервью Deutche Welle.

DW: На прошлой неделе был в очередной раз объявлен режим прекращения огня. Тем не менее стрельба продолжается. Какая сторона нарушает перемирие?

Александр Хуг: По-прежнему очень сложно ответить на этот вопрос, потому что часто сложно выяснить, из-за чего начался бой. Гораздо важнее то, что предпринимают обе стороны для того, чтобы создать зону безопасности. Тот факт, что подразделения приближаются друг к другу сейчас, когда прошло уже более года после заключения минских договоренностей, вызывает недоумение. Ведь из-за этого ситуация автоматически накаляется, что ведет к новым вооруженным столкновениям. Вместо зоны безопасности возникает зона с новыми рисками. Это как раз то, о чем не договаривались в Минске. Там подписали соглашение о создании зоны безопасности.

- Что говорят люди? Поступают ли в адрес ОБСЕ просьбы? Например, в связи с защитой от беззакония в этих областях?

- Что показательно, большинство жителей по обе стороны линии соприкосновения говорят одно и то же: "Мы хотим, чтобы этому абсурду пришел конец. Мы хотим, чтобы больше не было войны. Мы хотим жить обычной жизнью".

Люди напуганы. В одной из деревень вблизи линии соприкосновения я разговаривал с одним маленьким мальчиком. Он сказал мне, хотя я сам не спрашивал, что о некоторых темах в его деревне нельзя говорить вслух. Его родители сказали ему, что некоторые вещи можно произносить только шепотом. И такое настроение - на протяжении всей линии соприкосновения. Это совершенно четко показывает, что милитаристская логика, которая царит в регионе, оказывает сильное влияние на частную жизнь людей. Это нужно изменить. И это будет возможно только, если военная логика сменится гражданской.

- Хотят ли люди оставаться в самопровозглашенных "ЛНР" или "ДНР", или они хотят жить на территориях, подконтрольных Киеву?

- Люди говорят нам: "Мы украинцы. Мы не сепаратисты. Мы хотим жить точно также, как и до начала конфликта". Нет никаких конкретных высказываний о том, что из-за того, что возникли так называемые ДНР или ЛНР, люди хотят уехать. Многие уезжают по экономическим причинам. Они надеются найти новый дом там, где жизнь лучше, чем в этой зоне безопасности.

- Как вы оцениваете риск, с которым сталкиваются сотрудники на местах? Получили ли вы гарантии безопасности от самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР"?

- Гарантии мы получили посредством минских соглашений и посредством нашего мандата. У нас есть полная свобода передвижения. В минских соглашениях и дополнениях к ним нас заверили в том, что военное руководство обеих сторон гарантирует нам свободу передвижения. Риски до сих пор высоки. Так, 16 января в западной части Донецка в деревне Марьинка был обстрелян один из наших автомобилей.

А 7 января был зафиксирован случай в Горловке, когда члены самопровозглашенной "ДНР" применили насилие против одного из патрулей специальной миссии наблюдателей. Им угрожали оружием, заставили лечь на землю, головой в снег. Скрутили руки за спиной, а потом, как арестованных, отвезли в военное сооружение неподалеку.

Этот эпизод длился полчаса, но он показывает, что работа в этом регионе связана с повышенной опасностью даже после того, как прошло больше года после начала конфликта. Невооруженная миссия наблюдателей работает в регионе, где много рисков, и нуждается в соответствующей подготовке. Чем выше риски, тем более ограничена наша свобода передвижения и, соответственно, тем в меньшей степени мы можем оказывать обеим сторонам поддержку в нормализации ситуации в регионе.

- Какова будет ваша реакция, если подобные случаи повторятся?

- Важно, чтобы службы, которые отвечают за подобные происшествия, и в первую очередь военное управление обеих сторон, сразу же начинали расследование. Об этом мы говорим обеим сторонам конфликта. Согласно минским договоренностям также совместный Центр контроля и координации, который состоит из офицеров российской и украинской армии, должен защищать нас от подобных инцидентов. Мы поддерживаем связь с этим центром. Мы ожидаем, что оба инцидента: тяжелый инцидент в Горловке и обстрел 16 января - будут расследованы центром и что будут приняты меры.

- А если нет?

- Тогда мы будем продолжать свою работу. Мы будем стараться понять, не допустили ли мы ошибок со своей стороны. В этом случае мы изменим свои оперативные инструкции. Подобными случаями нас не запугать. Наоборот, мы будем дальше расширяться. Мы планируем до конца марта нанять до 800 сотрудников для работы на востоке Украины. У нас уже есть более 12 точек присутствия в этом регионе.

Как сообщал "Обозреватель", ранее бывший спикер президента РФ Владимира Путина рассказал об участии профессиональных российских военных в боевых действиях на Донбассе.

Наши блоги