УкрРус

ИГ в Центральной Азии: власти по-старому борются с новой угрозой

В странах Центральной Азии постоянно сообщают об арестах предполагаемых сторонников "Исламского государства". Власти осознали угрозу, но предпочитают бороться привычными методами.

В обычно тихой Туркмении громкая серия арестов: в южном Теджене по обвинению в экстремизме, как стало известно на днях, в середине февраля были задержаны, по сообщениям СМИ, десятки человек. Несмотря на то, что сами обвинения в терроризме в странах региона нередко служат лишь предлогом для гонений по религиозным и политическим мотивам, к этим событиям стоит отнестись серьезно в контексте того, что граждане Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Казахстана и Туркмении регулярно пополняют ряды боевиков "Исламского государства" (ИГ). Эта действующая на территории Сирии и Ирака террористическая группировка смогла за последние три года привлечь на свою сторону до 4000 тысяч человек из центральноазиатского региона, подсчитали эксперты из аналитического института "Международная кризисная группа" (МКГ). И их число постоянно растет.

Разные цифры, схожие тенденции

Вскрытый СМИ случай задержаний в Туркмении может пролить лишь немного света на то, сколько в этой стране может быть сторонников экстремистов - каких-либо официальных оценок по числу боевиков ИГ из этой страны, самой закрытой стране в регионе, нет. Спецслужбы Казахстана оценивали число боевиков "Исламского государства" из этой республики по состоянию на конец прошлого года в пределах 300 человек. КНБ Казахстана утверждает, что они сформировали свою этническую структуру внутри ИГ - так называемый "Казахский жамагат". По оценкам казахстанских властей, половину из трехсот отправившихся в зону, контролируемую боевиками, - это женщины.

Сведения о количестве граждан Таджикистана, воюющих под флагами ИГ, разнятся. В МВД страны говорят о 200 жителях, представители ГКНБ озвучивали цифру в 300 человек. Совсем недавно таджикские СМИ распространили информацию о 2000 таджикистанцах, пополнивших отряды "Исламского государства". В Сирии в настоящее время, согласно информации МВД Киргизии, находятся более 230 граждан этой республики, около 30 из них - женщины. В зоне конфликта, по состоянию на начало февраля, уже погибло 22 киргизстанца.

Однако самая многочисленная группа среди сторонников "Исламского государства" в Центральной Азии - это, судя по имеющимся данным, -этнические узбеки, привлеченные из Ферганской долины, в том числе из южных областей Киргизии. МКГ приводит, со ссылкой на информацию российских спецслужб, данные о 2500 этнических узбеках, воюющих на стороне ИГ. Их отток из региона объясняется, в частности, последствиями межэтнического конфликта в Ошской области летом 2010 года, в результате которого погибли несколько сот человек. "Угрожающая ситуация у нас в южном регионе. Мы выявили районы, где наблюдается концентрация членов религиозно-экстремистских организаций. Это районы в Ошской и Баткенской областях", - пояснил прессе начальник десятого управления киргизского МВД Рафик Мамбеталиев.

Вопрос неясного будущего

Власти в регионе осознают риски и угрозы, связанные с ростом числа сторонников ИГ. В той или иной форме на эту тему высказывались первые лица Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, даже в закрытой Туркмении было объявлено о военных учениях для предотвращения проникновения боевиков ИГ.

Однако обширного плана по противодействию данной угрозе у властей региона нет, считают эксперты МКГ. Это объясняется отчасти тем, что опасность возвращения на родину боевиков, имеющих опыт ведения боевых действий, будучи реальной, воспринимается как проблема отдаленного будущего.

Большинство стран региона отреагировали на угрозу, исходящую от возвращенцев лишь ужесточением законодательства, касающегося участия граждан стран в вооруженных конфликтах за рубежом. Соответствующие законы приняты в Узбекистане (регулирует вопросы военного обучения за рубежом, принят с 2014 года), Таджикистане (с середины 2014 года), Казахстане (с 2015 года). В Киргизии аналогичный законопроект ждет утверждения.

Но эксперты требуют помимо ограничительных мер проведение реформ в социально-экономической и политической сферах, чтобы дать альтернативы тем, кто уезжает на Ближний Восток, не видя для себя перспектив в своей стране. Карательных мер недостаточно, считает руководитель Центра геополитических исследований в Душанбе Гузель Майтдинова: "Пока существуют экономические проблемы в стране, сохранится социальная почва для деятельности организаций, которые вербуют для себя боевиков".

Таджикистан, где в начале 90-х шла кровопролитная гражданская война между сторонниками центральной власти и исламской оппозицией, представляется одной из наиболее уязвимых стран для пропагандистов из ИГ. Примерно 300 тысяч таджикистанцев находятся в списке невъездных в Россию за различные нарушения на настоящий момент. "В условиях дефицита рабочих мест на родине и отсутствия возможностей легально трудиться в России существует риск, что некоторая часть этих людей может примкнуть к экстремистским группировкам", - полагает Майтдинова.

Cудить не пересудить

В то время как полномасштабный план борьбы с ИГ и пропагандой экстремизма не ясен, а в большинстве стран нет системы реабилитации вернувшихся боевиков, единственные меры, которые реально применяются, - это уголовное преследование. Последние месяцы милицейские сводки в Киргизии регулярно пестрят сообщениями о задержаниях подозреваемых в причастности к распространению идеологических материалов ИГ и переправке граждан Киргизии в зоны боевых действий. Среди задержанных оказался и имам одной из мечетей города Кара-Суу в Ошской области (на границе с Узбекистаном. - Ред.) Рашод Камалов, который был арестован в начале февраля 2015 года.

По данным МВД Таджикистана, в 2014 году в отношении граждан республики были заведены 12 уголовных дел за участие в боевых действиях, оказавшихся на Ближнем Востоке. В Казахстане только за февраль, судя по данным СМИ, за связи с ИГ были осуждены пятеро казахстанцев. Причем один из осужденных является именно возвращенцем: суд установил, что, получив религиозное образование в Египте, он принимал участие в боевых действиях на территории Сирии.

Сложно отследить

Наибольшие сложности у властей региона возникают с превентивными действиями против потенциальных сторонников ИГ, а именно с попытками остановить их на пути в Сирию или Ирак. Эффективность таких действий спецслужб стран Центральной Азии, прежде всего Киргизии и Таджикистана, остается пока низкой, приходят к выводу эксперты из МКГ. Слабой называют они и координацию между спецслужбами региона.

Дополнительную сложность составляет относительная дешевизна и простота поездок в зону конфликта. Обычный маршрут - через Турцию или Афганистан (для граждан Таджикистана), реже - через Россию. Для граждан всех стран в Турцию не нужна даже виза (узбекистанцы могут получить 30-дневную визу по прибытию). Цены на полеты доступные, часто потенциальные боевики оплачивают их из собственного кармана. Из аэропорта Стамбула, согласно многочисленным свидетельствам, организована система эскорта, помогающая желающим добраться до границы с Сирией.

Наши блоги