УкрРус

Вильфрид Шарнагль: "Ни один русский не мог этого допустить"

  • Вильфрид Шарнагль: "Ни один русский не мог этого допустить"

Насколько серьезно может рассуждать о российско-украинском конфликте человек, не являющийся экспертом по России? Судите сами. Интервью с автором недавно вышедшей в ФРГ книги "Над пропастью".

Вильфриду Шарнаглю (Wilfried Scharnagl) 76 лет. Он известный немецкий журналист и политик. Долгие годы он был главным редактором газеты консервативного баварского Христианско-социального союза (ХСС) Bayernkurier. Главная его тема - внутренняя политика Баварии. Поэтому для многих неожиданностью стала недавно вышедшая его книга "Над пропастью" ("Am Abgrund"), посвященная российско-украинскому конфликту. Россия и Украина никогда не были темами публикаций Шарнагля. В своей книге автор ссылается только на немецкие источники, поскольку не знает русского языка.

Вильфрид Шарнагль определил жанр книги как "полемические заметки". Полемизирует он против "однобокой", по его мнению, западной оценки конфликта на Украине. И приходит к выводу: необходимо прекратить санкции, признать нынешний статус Крыма и провести федеральное переустройство Украины. Предлагаем вам интервью с Вильфридом Шарнаглем в несколько сокращенном виде.

DW: Господин Шарнагль, вы - признанный и всеми уважаемый эксперт по внутренней политике Германии в целом и Баварии - в частности. До сих пор, насколько мне известно, вы ни Россией, ни Украиной не занимались. И вдруг целая книга? Что вас заставило ее написать?

Вильфрид Шарнагль: Меня заставила ее написать политическая ситуация, которая внушает мне глубокое сожаление и озабоченность. Это основано и на личном опыте, на двух исходных точках. Первая - это конец 1987 года. Я тогда сопровождал Франца-Йозефа Штрауса (Franz-Josef Strau?) (тогдашний премьер-министр Баварии - Ред.) в его знаменитой поездке в Москву по приглашению Михаила Горбачева. Штраус сам сидел за штурвалом. И я там увидел и прочувствовал, как важны для Европы добрые отношения между русскими и немцами.

Вторая точка - это 30 августа 1994 года, когда десятки тысяч российских солдат выстроили на прощальном параде в парке Трептов около монумента воину-освободителю. И они пели песню, написанную русским полковником: "Германия, мы протягиваем тебе руку и останемся друзьями навеки". И когда я вижу, во что это сегодня вылилось, я глубоко опечален и озабочен.

- На презентации книги в Берлине вы сказали, что написали ее в рекордно короткий срок. "Рекордно короткий" - это сколько?

- Да вы знаете, как это происходит: задумываешься, советуешься с друзьями и пишешь за три месяца.

- Давайте начнем по содержанию: действия России в Крыму вы называете не "оккупацией", не "аннексией", а "сецессией", то есть отделением. При этом вы ссылаетесь на гамбургского профессора Меркеля. Но вы - один в поле воин…

- А я всю жизнь плыл против течения, почему же и тут нет? Я действительно убежден, что это было отделение или как угодно назовите, и что можно сожалеть по этому поводу. Но я считаю, что сложилась политическая ситуация, в которой любой российский вождь - будь-то царь, президент или премьер-министр - был вынужден действовать. Никто не может допустить, чтобы в Крыму, центральной вехе российской истории, веками бывшей частью России, в Севастополе была штаб-квартира НАТО, и там командовал американский адмирал. А на это указывало развитие стремящейся в НАТО Украины, поддавшейся на западные посулы. Этого ни один русский не мог допустить.

- Российский историк профессор Зубов в статье "Это уже было" усматривает аналогии между захватом Крыма и захватом Судетской области национал-социалистической Германией. Даже аргументы были те же самые. За что профессор Зубов и был уволен с работы…

- Не знаю, я с этой ситуацией не знаком...

- А вы параллелей не видите?

- Нет, не вижу. Я только спрашиваю, почему все возмущаются действиями Путина в Крыму? "Нарушение международного права" - кипятится Запад. А почему никто не возмущался, когда Хрущев, не спросив никого в Крыму, перетасовал его из России в Украину? Это что, отвечало международному праву?

- Можно ли считать референдум под дулами автоматов легитимным?

- Ну вы же не думаете, что я во всем оправдываю Владимира Путина. Но я против черно-белого мышления. В политике, как и в жизни, есть только оттенки серого. Я против того, что всю вину и всю ответственность за развитие событий валят на Путина, а Запад делает вид, что он ни при чем. Я повторяю: Запад упустил возможность построить с Россией новый мирный порядок, а союз НАТО продолжил свою политику. Немцы и другие европейцы считали, что надо идти новыми путями, но американцы сказали: мы победители и ничего менять не будем. И если американцы собираются построить систему ПРО и говорят, что это против Ирана, как должны это воспринимать русские? Против кого это?

- Вы в своей книге повторяете старый упрек в том, что союз НАТО нарушил свое обещание не расширяться на восток. Но Михаил Горбачев, который написал предисловие к книге, в ноябре прошлого года в интервью немецкому телеканалу ZDFпрямо признал: такого обещания никто ему не давал. Не было такого обещания.

- Договора не было. Договорных обязательств Запад не нарушал. Но это было против духа переговоров. Как вы думаете, почему Горбачев сегодня так разочарован? Почему он говорит, что доверие подорвано?

- В вашей книге вы описываете президента Украины Порошенко как поджигателя войны, а президента Путина - как голубя мира...

- Я категорически протестую. Я только указываю, что и Порошенко достоин критических замечаний. Чем больше я читаю сообщений в газетах, тем больше в этом убеждаюсь…

- Но если мы говорим о том, кто начал войну, ответьте, пожалуйста, на вопрос: сколько украинских солдат сражается на российской территории? Сколько танков и ракет поставила Украина сепаратистам на Северном Кавказе?

- Вы против войны, и я против войны. Вмешательство во внутренние дела и нарушения границ со стороны Москвы я считаю ошибкой. Но и с украинской стороны воюют армии, которые не входят в состав украинских вооруженных сил и частично не подчиняются руководству в Киеве.

- Вы упоминаете в своей книге Бориса Немцова. И приводите его как свидетельство того, что в России честно расследуются убийства даже политических противников.

- Это ваша интерпретация. Я этого не говорил. С другой стороны, Немцов помогал Западу составить список лиц, против которых введены санкции. Это написано в газете FrankfurterAllgemeine. Не удивительно, что у него было много врагов. Это ужасно, что его убили. Но кому выгодно это убийство? Путину уж точно нет.

Наши блоги