УкрРус

Как учитель из Орловской области поплатился за плохие стихи

  • Как учитель из Орловской области поплатился за плохие стихи

Суд приговорил школьного учителя к исправительным работам из-за стихотворения на украинском языке. DW выясняла, чем отличается экстремизм от графомании.

В понедельник, 13 июля Кромской районный суд Орловской области признал учителя немецкого языка Александра Бывшева виновным в возбуждении ненависти из-за публикации в соцсетях стихотворения, посвященного присоединению Крыма. Обвинение требовало наказания в виде 300 часов исправительных работ, запрета на профессию в течение двух лет и конфискации ноутбука как орудия преступления. Суд полностью удовлетворил эти требования.

Две экспертизы

"Каково значение слов "москальская банда" во всех его значениях, существующих в украинском языке? Является ли "банда вояк" социальной группой? Что хотел сказать автор словами "Россия угрожает марш-броском"? Речь шла о территориальном образовании или государстве?"

На эти и другие вопросы должны были ответить эксперты, которые проводили лингвистическое исследование стихотворения Александра Бывшева "Украинским патриотам", написанного 1 марта 2014 года, после того как Совет Федерации дал согласие на использование вооруженных сил РФ на территории Украины. Стихотворение Бывшева в достаточно резкой форме призывало украинцев сопротивляться. Можно ли это считать экстремизмом, выясняли эксперты. Исследований было два: одно по ходатайству обвиняемого проводила московская Гильдия экспертов-лингвистов ГЛЭДИС. Другое, по просьбе прокуратуры, - сотрудники экспертно-криминалистического центра УВД по Орловской области. Московская экспертиза не обнаружила в тексте разжигания национальной ненависти. Орловская - обнаружила. Суд предпочел вторую точку зрения.

Поэт и толпа

Когда-то Александр Бывшев был гордостью поселка Кромы - выступал в местном доме культуры, опубликовал три книги. "Вы будете смеяться, я за антипутинские стихи даже получил медаль от Зюганова с личной подписью - тогда мои стихи охотно печатали", - рассказывает учитель DW. Своих оппозиционных взглядов Бывшев никогда не скрывал. "И это раньше ни у кого не вызывало отторжения. С коллегами по работе в школе у меня были ровные, хорошие отношения. Все изменилось в 2014 году, когда вышла статья в местной газете".

"Таким патриотам в России места нет" - гласил заголовок статьи в газете "Заря". Статья начиналась со слов: "С возмущением мы узнали о том, что на одном из сайтов было опубликовано стихотворение нашего земляка А. Бывшева". Далее в заметке сообщалось, что прокуратура уже получила анонимное заявление с просьбой возбудить на автора уголовное дело по статье 282 УК РФ - возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

После этого жизнь Бывшева превратилась в настоящий ад. Сам того не желая, он действительно возбудил ненависть в жителях поселка Кромы: "Коллеги, с которыми я раньше дружил, клеймили меня на заседаниях суда. В присутствии шестиклассников, хотя я очень просил их не приводить на суд, называли меня извращенцем, "бендеровцем". Некоторые из коллег отказались давать показания, сославшись на то, что у них дома нет компьютера. И лишь сосед Бывшева, сотрудник местного почтового отделения, сказал, что знает учителя с хорошей стороны.

"Вот буквально вчера в моей квартире опять разбили стекла, - говорит Бывшев. - Никто в поселке меня не поддержал, все молчат. Ученики со мной теперь даже не здороваются. А двоюродная сестра сказала: "Если бы от меня это зависело, я бы тебя посадил".

Нужна ли экспертиза?

Злополучный текст написан в основном на украинском языке, суд и экспертиза имели дело с подстрочником. О художественных достоинствах произведения говорить не приходится, считает Михаил Горбаневский, глава гильдии экспертов ГЛЭДИС, которая не нашла в тексте экстремизма. "С литературной точки зрения стихи Бывшева - обычная графомания", - подчеркнул эксперт в разговоре с DW. Но то, как проходило разбирательство, не имеет отношения к правосудию, уверен эксперт: "Мы очень грамотно и квалифицированно выполнили исследование. Суд без всяких причин назначил повторную экспертизу. Это находится за гранью добра и зла. Конечно, при желании можно найти экстремизм где угодно, но лингвистика - точная наука, почти такая же, как математика".

Менее категоричен в оценке конфликта глава информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский. По его мнению, в большинстве случаев следователь сам должен понимать, есть нарушение закона или нет, а не возлагать ответственность на лингвиста. "Если следователь не способен понять без специалиста, есть ли в тексте Бывшева ненависть, то и простой читатель вряд ли ее почувствует", - говорит Верховский. Это не относится к сложным случаям, когда речь идет, например, о религиозных текстах салафитов. "Там действительно нужен эксперт - но не лингвист, а исламовед".

В случае с Бывшевым все гораздо проще и одновременно сложнее. "Если понять его стихи буквально, он призывал украинских патриотов оказывать сопротивление неким агрессорам. Это сложно считать призывом к насилию в рамках российской юрисдикции. Можно, конечно, сказать, что он возбуждает ненависть к социальной группе "российские военные". Но тогда уж нужно быть последовательными и говорить об их присутствии на Украине".

Поиски под фонарем

Между тем количество подобных дел в России растет, утверждает Верховский. "За последние полгода в РФ вынесли 11 обвинительных приговоров по насильственным действиям на почве ненависти - это похоже на показатели прошлого года. А за пропаганду экстремизма - 85 приговоров, в прошлом году было 66". По словам эксперта, это связано с тем, что у правоохранительных органов есть отчетность по делам об экстремизме, а выявлять пропаганду гораздо проще, чем ловить серьезных преступников. "Большая часть экстремистов у нас находят "Вконтакте". Потому что это российская сеть, и она по первому требованию полиции выдает данные о своих пользователях".

Одним словом, резюмирует Верховский, логика правоохранительных органов напоминает логику пьяницы, который ищет часы под фонарем. "Не потому что они там есть, а потому, что под фонарем светло".

Несмотря на сравнительно легкое наказание, Бывшеву, судя по всему, предстоит непростой период. Уехать из поселка он не может - дома престарелые родители. "Мои счета заблокированы, я же теперь числюсь в списке террористов и экстремистов, рядом с чеченскими ваххабитами", - говорит учитель. Ну а если областной суд в результате апелляции не отменит решение районного, новоявленный экстремист будет полгода заниматься исправительными работами. "Не более 4 часов в день - муниципальная власть должна организовать, - рассказал DW адвокат Бывшева Владимир Сучков. - Я не знаю, что ему придумают. У нас в Орле в таких случаях обычно посылают на ипподром убирать за лошадьми".

Наши блоги