УкрРус

Комментарий: Какие мигранты нужны Германии?

  • Комментарий: Какие мигранты нужны Германии?

Политики и предприниматели настаивают: Германии нужны мигранты. Но хотят ли этого "рядовые" немцы? Дискуссия о миграционном законе - это разговор о будущем Германии, считает Кристоф Хассельбах:

Германия долго увиливала от ответа на вопрос о миграции. Сначала немцы себя даже миграционной страной считать отказывались, а реального притока мигрантов просто не замечали. Наглядно это выражалось в самом термине "гастарбайтер", то есть, "гостевой рабочий". А когда речь заходила о мигрантах, то подразумевались люди, которые приехали на заработки и затем вернутся на родину.

Консервативные партии ХДС и ХСС как черт ладана боялись признания, что мигранты приезжают в Германию на постоянное место жительства, то есть навсегда. Они не хотели пугать избирателя. Сегодня и без статистики видно, что Германия - вторая после США страна по числу мигрантов. Это ясно при одном взгляде на публику на улице. И ни один серьезный политик больше не уверяет, что Германия не является миграционной страной.

Расхождение между желаемым и действительным

И тем не менее до сих пор многие не усматривают разницы между констатацией реального положения вещей и желательностью этой ситуации. Признать, что Германия - миграционная страна, совсем не значит признать, что так и должно быть. Политики и промышленники выступают за миграцию и уже перешли к следующему вопросу: а какие мигранты нам нужны? Этот вопрос давно должен стать предметом широкого обсуждения.

Другие страны гораздо раньше Германии сформулировали критерии приема и применяют их. В мире разгорелось соревнование за квалифицированную рабочую силу. Германия отстает. Дело зачастую в бюрократии, языковом барьере, но и в политике тоже. Играет определенную роль и то, что Германия не хотела признать, что она - участник этого соревнования.

Для каких мигрантов места нет?

Но если мы хотим открытой дискуссии, то надо учитывать и возможные последствия. Во-первых, говоря, кто нам нужен, мы подразумеваем и тех, кто не нужен. И тут многие валят в одну кучу привлечение рабочих рук и прием лиц, добивающихся политического убежища, где экономические интересы государства не должны иметь значения.

Ловкие политики и лоббисты быстро поняли, что и среди тех, кто добивается убежища, есть ценные для промышленности кадры. Надо только как можно быстрее дать им разрешение на работу. А уж имеют ли они основания на получение убежища - второстепенный вопрос. Но как быть с остальными? Получается ведь, что ценность беженца, ценность человека определяется единственно его профессиональной квалификацией.

Приток мигрантов и утечка мозгов

Во-вторых, надо учитывать, что в глобальной борьбе за самых умных и талантливых есть не только победители, но и проигравшие. Бедные страны теряют талантливых людей, утечка мозгов уменьшает их шансы достичь благосостояния. А богатые страны могут выбирать из целой армии относительно плохо оплачиваемых, но готовых работать кадров.

Недавно в СМИ появилось такое сообщение: в одном только британском городе Манчестере работает больше врачей из африканской страны Малави, чем в самой этой стране. Можно сомневаться в данных, но проблема налицо. Парадокс в том, что европейские благотворительные организации за счет пожертвований отправляют в Малави европейских врачей, чтобы хотя бы частично восполнить дефицит. И в Европе закрепляется неравенство между отдельными странами. Как должна Греция встать на ноги, если из страны бегут самые талантливые молодые люди? Это не аргумент, чтобы ограничить свободу передвижения внутри Евросоюза, но учитывать проблему нужно.

Готово ли немецкое общество к наплыву мигрантов?

И, наконец, надо принимать во внимание фактор, который может оказаться самым важным: готовность общества. Немецкие работодатели жалуются на нехватку квалифицированных кадров. Но при этом они преследуют не общественные, а собственные интересы. Промышленность хочет заполучить как можно больше кадров, которым дали образование другие государства и которые, как правило, готовы работать за меньшую зарплату, чем немецкие специалисты. Но как "гастарбайтеры" приехали и остались, так и специалисты останутся в Германии, даже если спрос на рабочие руки упадет.

А ведь если мы действительно хотим восполнить дефицит рабочих рук, то речь идет о более чем 10 миллионах мигрантов в ближайшие годы. Кто гарантирует, что общество способно их интегрировать? Кроме того, никто не знает, потребуется ли развитой экономике столько рабочих рук в будущем. Но людей нельзя просто взять и отправить восвояси.

Однако эти аргументы не противоречат дискуссии о миграционном законе. Напротив, ее давно пора вести, причем серьезно. Речь идет о расстановке вех, которые на долгие годы определят важные перемены в Германии. Так что лучше семь раз подумать, прежде чем отрезать.

Наши блоги