УкрРус

Полит-байка. Страна, которую вхурделило

Читати українською
  • Полит-байка. Страна, которую вхурделило

Однажды нардеп Ефремов, выйдя из Верховной Рады, пытался добраться домой. Первые 78 метров он шел сравнительно легко, так как площадь перед Верховной Радой в нон-стоп-режиме убирала бригада квалифицированных дворников, снятых с лобовых стекол служебных автомобилей. Только северный ветер швырял в лицо подсвеченные фонарями, а потому оранжевые, как в песнях группы "Телевизор" или в кошмарных снах нардепа Колесниченко, широколапчатые хлопья снега.

Дальше стало хуже - сразу за калиткой в ограде, которую охраняли два похожих на снеговики милиционера, снежный покров резко вырос. Вначале нардеп месил снег ногами, потом ему пришлось переступать через сугробы, потом - разгребать белую холодную дрянь руками, чтобы хоть немного продвинуться вперед. Руки озябли, а снега становилось все больше.

"Этак я, чего доброго, замерзну здесь!" - подумал Ефремов и высунул голову из снежного окопа, чтобы определить дислокацию. Снайперша-вьюга не дремала, и в лицо нардепу тут же ударил залп громадных снежинок. Кругом крутило, вертело, завывало и норовило свалить с ног.

"Вхурделило..." - подумал Ефремов и на всякий случай огляделся - нет ли поблизости какого-нибудь избирателя-луганчанина, который бы мог обидеться на своего депутата за немотивированное использование ультраукраинского языка.

Оглядка эта оказалась не лишней: никаких луганчан вокруг не наблюдалось, как не наблюдалось вообще ничего, кроме нескольких ближайших стволов деревьев, темными массами проступавших в оранжево-белесой мгле, но сквозь мглу явственно виднелся какой-то точечный источник света.

Ефремов обрадовался и интенсивно принялся разгребать снег в направлении огонька. Вскоре он вышел к большой армейской палатке УСБ-56, обошел ее кругом в поисках входа и, наконец, ввалился внутрь.

Пахнуло жаром. Печка-буржуйка стояла в центре палатки, труба ее косовато тянулась к дымовому отверстию. Из распахнутой пасти печки светило красным, огонь гудел, освещая лица гревшихся у буржуйки нардепов. Один из них поднялся навстречу вошедшему, отчего лицо его сразу ушло из красноватого облака полусвета в полумрак палатки. Но Ефремов успел разглядеть черты лица Олега Тягнибока.

- Смотри-ка, кто к нам пожаловал! - почти радостно проговорил Тягнибок. - Погреться хочешь? Садись, грейся - только сначала предъяви советский паспорт!

- Зачем!? - удивился Ефремов. - Вы что - клуб ностальгии по СССР организовали?

- Нет, мы требуем, чтобы депутаты не скрывали свою национальность, - терпеливо пояснил Тягнибок.

- Зачем? - продолжал недоумевать Ефремов.

- Ну, а вдруг они - жиды!? Или москали? - искренне поднял брови Тягнибок.

- И тем не менее, зачем? - продолжал настаивать Ефремов.

- Да вот какое дело - принялся объяснять Тягнибок, - Мы ж вопрос о выборах в Киеве фактически слили - теперь надо массы отвлечь от этого неприятного факта. Вот и отвлекаем. Ну, где паспорт?

- Я... Я дома его забыл! - признался Ефремов и приготовился быть выгнанным назад, в метель и снег.

- Тогда хоть штаны сними для ясности! - попросил Тягнибок уныло, без всякой надежды.

- Здесь дамы, между прочим! - раздался голос из полумрака: Королевская сидела в уголке, далеко от печки, и клацала зубами от холода. Ефремов подошел к ней и учвастливо спросил:

- А вы, милочка, что здесь сидите? Пошли бы к "буржуйке", погрелись...

Королевская гордо отвернулась.

- Наказана она! - пояснил Тягнибок, снова усаживаясь у печки, - Мы в Раде законопроект подали, согласно которому унижение украинского языка будет караться тюремным заключением до 7 лет. Ну, ты понимаешь - массы надо отвлекать. А Королевская сегодня с трибуны про "кишчачий корм" рассказывала...

Ефремов опасливо отсел от Королевской подальше - к печке поближе. Краешком сознания отметил, что, оказавшись между двух буржуек, можно загадать желание.

Молчание заятгивалось.

- Погода ужасная. правда? - попробовал сгладить неловкость Ефремов.

- Какая власть, такая и погода! - отрезала пригревшаяся в этой же палатке Ванникова.

- Ну, вы еще скажите, что Янукович специально эту вьюгу устроил! - махнул рукой Ефремов.

- Да ну! Не смешите! Януковичу слабо устроить метель. Но косвенно он все-таки виноват. - подал голос Яценюк, - Я как христианин и грекокатолик считаю, что этот снег - наказание свыше за то, что в Киеве не назначены выборы. Этот снег будет валить до тех пор, пока выборы в Киеве не будут назначены на 2 июня.

Ефремов озадаченно посмотрел на Яценюка, а потом набрал на мобильнике СМС и отправил.

А за несколько кварталов от палатки, в своем кабинете Янукович, оторвавшись от какого-то странного электроприбора, принял СМС, прочитал его, пожал плечами и принялся ворчать:

- Придумают тоже... Что одни, что другие. Чепуха какая-то... Просто на президентском пульте рычаг управления снегопадами заклинило...

И он возобновил попытки расклинить рычаг управления снегопадами на президентском пульте. А за окном кабинета бушевала метель...

Наши блоги