УкрРус

ОБСЕ: Хоронить минские соглашения пока рано

  • ОБСЕ: Хоронить минские соглашения пока рано

Замруководителя миссии ОБСЕ на востоке Украины Александр Хуг в интервью DW рассказал о том, кто нарушает режим прекращения огня, и как ограничивается деятельность наблюдателей.

Заместитель руководителя специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг (Alexander Hug), принимая участие в международной конференции Global Media Forum в Бонне, рассказал DW о работе миссии ОБСЕ на востоке Украины, нынешней ситуации в Донбассе, а также о том, с какими трудностями приходится сталкиваться находящимся на Украине наблюдателям ОБСЕ.

DW: В последнее время ОБСЕ фиксирует значительный рост напряженности на востоке Украины? Означает ли это провал минских соглашений или все-таки есть шанс мирного урегулирования конфликта?

Александр Хуг: С начала мая специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине действительно фиксирует рост напряженности: увеличивается количество очагов столкновений на линии фронта, минных полей и траншей, растет число жертв среди мирного населения.

Противники все чаще применяют запрещенное тяжелое вооружение, в частности, используют реактивные системы залпового огня, печально известные тем, что их использование приводит к разрушению инфраструктуры и жертвам среди мирных жителей, особенно в районах с плотной застройкой. Но хоронить минские соглашения пока рано - они все еще могут привести к нужному результату. Стороны до сих пор встречаются и общаются. Их формат - единственный в своем роде, предоставляет пространство для разговоров и поиска решений, которые могут способствовать уменьшению напряжения и мирному урегулированию конфликта на востоке Украины.

- Какая из сторон конфликта чаще нарушает минские соглашения?

- Миссия ОБСЕ никогда не указывает пальцем на ту или другую сторону. Минские договоренности нарушают обе конфликтующие стороны: они обе усугубляют ситуацию, применяют в боях тяжелое вооружение в тех районах, в которых это запрещено. Нам сложно сказать, кто нарушил перемирие первым, поскольку мы приезжаем на место уже после начала боевых действий. Мы можем только обратить внимание на факты, которые нам удалось увидеть.

- Недавно вы говорили, что для работы специальной мониторинговой миссии на Украине нужно больше сотрудников. Какова сегодня ситуация с увеличением числа наблюдателей на местах?

- Страны-участники ОБСЕ продлили мандат специальной мониторинговой миссии на Украине до марта следующего года. Это дало миссии возможность в случае необходимости увеличивать число наблюдателей на местах до тысячи человек. Сейчас ее численность почти 500 человек. Но замечу, что это вовсе не обязательно позитивно скажется на качестве мониторинга ситуации. Миссии трудно работать на территориях, которые находятся под контролем пророссийских сепаратистов. Для улучшения уровня контроля миссии нужно не больше наблюдателей, а полный доступ к зонам конфликта.

- Каким образом представители ОБСЕ следят за ситуацией на российско-украинской границе?

- Специальная мониторинговая миссия следит за ситуацией только на территории Украины. Наш доступ к пограничным районам сильно ограничен, в особенности вблизи Луганска: у нас есть ограниченный доступ к некоторым официальным контрольно-пропускным пунктам. Но закрытым для нас по-прежнему остается участок границы Украины с Россией между этими КПП протяженностью примерно в 400 км. Он не контролируется Киевом напрямую, а сепаратисты препятствуют нашему допуску. Чтобы следить за украинско-российской границей на всей ее протяженности, мы используем различные технические средства, в том числе и беспилотники. Отмечу, что работе миссии препятствуют не только на земле, но и в воздухе - создают радиопомехи дронам и даже сбивают их.

- Украинские власти за это часто критикуют миссию ОБСЕ: если нет доступа, то невозможно нарисовать достоверную картину происходящего. Согласны ли вы с этим?

- Наши задачи воспринимают неправильно. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ работает на территории Украины, чтобы проводить мониторинг ситуации на месте и публиковать его результаты. Миссия не имеет мандата, чтобы навязывать минские договоренности и контролировать пограничные территории. Это задача сторон конфликта. Мы также стараемся регулярно общаться со СМИ и исправлять факты, которые были неправильно интерпретированы журналистами.

- Есть ли возможность как-то повлиять на улучшение качества работы мониторинговой миссии? Например, лучше тренировать сотрудников работать в экстремальной ситуации?

- Главное для нас - безопасность персонала. Команду наблюдателей не отправят в зону, где есть угроза для жизни людей. Однако до того, как поехать работать на Украину, наблюдатели проходят недельный тренинг. Они учатся тому, как вести себя на блокпостах, как пройти через минное поле, как оказать первую помощь - это ключевые навыки, которые они должны получить, прежде чем отправиться работать на восток Украины.

- Общаетесь ли вы с украинскими властями? Можете ли в экстремальных ситуациях обратиться к президенту Украины Петру Порошенко за помощью?

- У нас налажены контакты с украинским правительством во всех ключевых министерствах. Мы общаемся как с администрацией президента, так и с руководителями батальонов.

- А с кем со стороны пророссийских сепаратистов вы поддерживаете контакт?

- Мы поддерживаем контакт с их лидерами, Александром Захарченко и Игорем Плотницким, а также с участниками минских переговоров: с Денисом Пушилиным и Владиславом Дейнего. Наши отношения исключительно рабочие и обусловлены необходимостью. Диалог с обеими сторонами помогает не только нам перемещаться по территориям, которые не контролируются Киевом напрямую, но и, например, жителям. Мы словно посредники иногда помогаем двум сторонам придти к решениям, которые не были бы приняты, если бы они разговаривали друг с другом напрямую.

- В районе Донецка произошел взрыв на заводе химических изделий. Киев просил специальную мониторинговую миссию ОБСЕ проверить радиационный фон в этом месте. Проверяли ли вы этот факт?

- Мониторинг радиационного фона в зонах проведения спецоперации не входит в обязанности специальной мониторинговой миссии. Хотя, конечно, мы примем меры предосторожности, если среда, в которой работают наши наблюдатели, небезопасна, мы отзовем наших наблюдателей.

Наши блоги