УкрРус

Война и Минск

  • АТО на Донбассе
    Зона вооруженного конфликта на Донбассе

Работа по подготовке законопроекта о выборах в ОРДЛО ("отдельных районах Донецкой и Луганской областей") близится к завершению.

По нашей информации, группа Руслана Князевича, сотрудничавшая с немецкими спецами и контактировавшая с экспертами из БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека, одного из институтов ОБСЕ) практически вышла на финишную прямую. Документ уже в ближайшее время может быть надлежащим образом оформлен и направлен в Раду, пишет Сергей Рахманин в статье "Война и Минск" на ZN.UA.

Однако прогнозировать, когда он появится в повестке дня сессии, не берется никто. Никто из наблюдателей не берется судить и о том, суждено ли проекту стать законом. Нерепрезентативный опрос представителей различных парламентских фракций подтвердил, что пока за документ с таким названием большинство народных избранников голосовать не готово. Хотя справедливости ради стоит упомянуть две важные детали. Во-первых, не удалось найти человека, знакомого хотя бы с черновиком законопроекта. Во-вторых, Банковая еще не приступала к активной работе с депутатскими сообществами. А насколько власть изобретательна и настойчива, когда следует оперативно продавить нужное решение, общеизвестно. Вопрос, насколько ей нужен этот закон. И насколько ей нужны эти выборы.

Как бы там ни было, на уровне руководства парламента обсуждается вопрос о создании своего рода согласительной комиссии, куда вошли бы представители различных фракций. Этот временный орган может как упростить прохождение документа через ВР, так и затянуть его рассмотрение. В зависимости от обстоятельств. В том числе и внешнеполитических.

Даже если закон о местной избирательной кампании в ОРДЛО и будет принят до конца текущей сессии, ее проведение, как минимум до конца этого года, маловероятно. Так полагает большинство опрошенных экспертов, независимо от того, какой сценарий разрешения конфликта на Востоке они поддерживают. И дело не только в том, что в обозримом будущем провести хотя бы что-то похожее на нормальные выборы, нереально в принципе. Это и раньше понимали все, включая Обаму и Меркель. Но, понимая, продолжали давить на Киев, настойчиво требуя инсценировки волеизъявления.

Однако в последнее время в украинском политикуме поуменьшилось число тех, кто считает даже имитацию выборов в ОРДЛО возможной, а в кругах "наших западных партнеров" — число тех, кто считает такой сценарий желательным.

Нет, Обама все так же не против сине-желтого листочка в венке миротворца, Нуланд не рассталась с мечтой о продолжении успешной карьеры в Госдепе, а Штайнмайер не передумал бороться за кресло немецкого президента. И каждый из них рассчитывает, что "мир" в Донбассе, "установленный" согласно минскому плану, поможет им в достижении личных целей. Изменилась ситуация внутри Украины. С одной стороны, опросы фиксируют стабильное падение доверия населения к власти в целом и серьезное падение доверия к президенту в частности. И насколько затормозит этот процесс смена премьера — вопрос. С другой стороны, соцзамеры демонстрируют рост числа тех, кто против прекращения войны любой ценой. Напомним итоги недавнего исследования Центра Разумкова: 56,4% против предоставления ОРДЛО "особого статуса", 52,5% — против проведения там выборов до восстановления Киевом контроля над территориями, 42,3% — против амнистии "участникам событий" на Востоке. От себя добавим, что схожие цифры присутствуют еще в нескольких закрытых опросах. И что данные эти внимательно изучались не только на Банковой, но и в Белом доме, Канцлерамте и на Елисейских полях.

Выводы, к которым, судя по всему, пришли на Западе:

— излишняя поспешность в вопросе о выборах в ОРДЛО может усилить внутренне напряжение в Украине;

— президент Порошенко на сегодня недостаточно влиятелен и авторитетен, чтобы быстро и безболезненно "продавить" данный вопрос в парламенте и убедительно обосновать такое решение в глазах общественности;

— форсированная реализация "минского сценария" (на чем еще совсем недавно настаивал Запад) может еще больше дестабилизировать ситуацию в государстве, еще больше ослабить авторитет власти. А это сыграет на руку Москве. И в конечном итоге может привести не к "миру", пусть и декоративному, а к реальной эскалации. Потому что Россия — единственная страна, которую установление мира в Украине не интересует.

Это вовсе не означает, что участники процесса отказались от своих целей. Это означает, что Вашингтон и Берлин с недавних пор, по нашей информации, стали тратить чуть меньше времени на разговоры о цели и начали чуть больше времени уделять процессу.

То, что разговоры о появлении на территории ОРДЛО международного полицейского контингента перешли в практическую плоскость — одно из подтверждений.

Вкратце о целях.

Запад не против того, чтобы "декоративные выборы" в ОРДЛО состоялись. По возможности раньше. В США, Германии и Франции — совсем скоро выборы. Но понимают, что затягивание "минского процесса" — лучше, чем его полный крах.

В Украине не горят желанием проводить выборы в ОРДЛО. Еще меньше желания — финансировать ОРДЛО за счет и без того скудного бюджета. Но есть "минские" обязательства, вынуждающие, как минимум, обозначить готовность их исполнять. И поэтому сегодняшняя тактика Банковой — скрыть нежелание проводить выборы за готовностью принять закон об их проведении. Для этого планируется снабдить данный законопроект требованиями, на которые не захочет пойти Москва и условиями, которые она не сможет выполнить. В этом случае даже возможное принятие закона о выборах в ОРДЛО позволит отложить на неопределенный срок проведение самой кампании. Обсуждается возможность (в случае крайней необходимости) отменить уже принятый закон о выборах на неконтролируемых территориях (а также пресловутый закон "об особом статусе", который также, возможно, обретет юридическую силу) решением Конституционного суда. Ведь их неконституционность очевидна, а вопрос о внесении соответствующих изменений отложен до лучших времен. На что в Берлине и Вашингтоне, скрепя сердце, в свое время согласились.

Откровенно игнорировать "минские" предписания Киев не может, в первую очередь, из-за страха перед отменой санкций в отношении России. Тем более, что "западные партнеры" подобным шагом откровенно шантажируют. "Не будете соблюдать "Минск" — отменим санкции!", — грозит Брюссель. "Не будете соблюдать "Минск" — не сможем удерживать ЕС от снятия санкций!", — вторит Вашингтон. Ситуация почти патовая: если минские договоренности будут соблюдены, с России снимут все ограничения; если не будут — санкции отменят в наказание за необязательность Киева. Поэтому логика действий украинской власти следующая: демонстрировать верность духу минских договоренностей и при этом стараться сделать так, чтобы они не были реализованы. Пока такая тактика срабатывает: вопрос о продлении ограничений в отношении России до конца текущего года практически решен. Будут ли они продлены в декабре — не берется судить никто.

Вопросы о том, зачем надо было загонять себя в "минский" капкан, чтобы так изворачиваться; и почему наша стратегия строится исключительно на привязке к западным санкциям в отношении РФ — риторические. Диапазон отечественных оценок запаса прочности России — от "доедает последние нефтедоллары" до "их ресурса на нас хватит всегда". Неусыпное наблюдение за уменьшением чужого потенциала оказалось куда более благодарным занятием, чем неустанное преумножение своего. Если бы стратегически важные решения в стране принимались столь же спешно и виртуозно, как "лоббистские" и "коммерческие", наша зависимость от западных "вливаний" в украинскую экономику и западных ограничений в отношении экономики российской точно не была бы столь критичной.

Россия уже практически не скрывает, насколько она заинтересована в отмене санкций. Товарооборот государства, по официальным данным Федеральной таможенной службы, за год снизился более чем на четверть. Доход от экспорта нефти, по некоторым данным, снизился в три раза. За время действия санкций товарооборот с ЕС (кстати, основным торговым партнером) упал вдвое. Москва остро нуждается в доступе к западным финансовым ресурсам и рынку технологий.

Надо думать, Кремль смирился с тем, что до декабря санкции будут продлены. И даже собирается использовать это обстоятельство как мобилизующий фактор на осенних парламентских выборах. "Весь мир против России!" Как всегда…

Но в самом ближайшем будущем Москва рассчитывает на благоприятные внешнеполитические изменения. Западные дипломаты рассказывают, что в частных беседах их российские коллеги излучают уверенность: после выборов в США, Германии и Франции к власти придут лидеры, куда более лояльные к политике Путина. В Кремле убеждены, что в 2017-м они смогут не только добиться отмены санкций со стороны ЕС, но и поднять вопрос об отмене санкций американских. Насколько обоснован подобный оптимизм, покажет время. Но то, что Украине следует загодя готовиться к нежелательным для нее сценариям, очевидно.

Кстати, по утверждениям наших источников, в конце апреля Барак Обама общаясь с Ангелой Меркель на международной промышленной выставке в Ганновере, предложил ей расширить "нормандский формат" за счет Вашингтона. И получил вежливый отказ. Выступит ли с аналогичной инициативой новый президент США — вопрос. И пойдет ли Украине на пользу такое расширение при победе Трампа — тоже…

России по-прежнему рассматривает Донбасс, в первую очередь как площадку для постоянной дестабилизации ситуации в Украине. Полную реализацию "минского сценария" она считает крайне выгодной для себя, но маловероятной. В окружении Путина, насколько можно судить, постепенно множится число тех, кто предлагает отказаться от идеи воплощения "минского" плана — мол, санкции все равно снимут, никуда не денутся, зато маневра станет больше. Можно даже не отвлекаться на разговоры о прекращении огня, отводе вооружений и т.п. А заодно будет легче торпедировать вопрос о введении полицейской миссии, которая рассматривалась, в первую очередь, как фактор обеспечения безопасности на время проведения выборов. Нет выборов — нет международного вооруженного контингента, нет "Минска" — нет даже повода говорить о мониторинге границы представителями ОБСЕ. В наступление украинской армии в Кремле не верят. При этом российские сторонники отказа от минского плана рекомендуют приложить все усилия, чтобы ответственность за срыв процесса легла не на Москву, а на Киев. Отношение Путина к подобным инициативам, неизвестно. Но тот, что он может рассматривать и такой сценарий, вполне допустимо.

Во время недавней встречи глав МИД "нормандской четверки" и в ходе последнего раунда переговоров трехсторонней контактной группы в Минске Кремль в очередной раз попытался навязать свой план выборов в ОРДЛО. Насколько известно, там опять фигурировали жесткая "мажоритарка", не менее жесткий ценз оседлости (к выборам не могут быть допущены лица, которые не проживали на данной территории в течение последнего года), ограниченный допуск украинских СМИ и политических партий. Украина этот план отвергла и была поддержана западными союзниками. Шаг Москвы был, скорее, ритуальным, а реакция на него — ожидаемой.

Столь же неудачной (во всяком случае, пока) была попытка "разменять" освобождение незаконно удерживаемых в ОРДЛО украинских граждан на вступление в силу закона об амнистии. Напомним, что закон "О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей" был принят ВР еще 16 сентября 2014 года. Принят,.. но не подписан спикером ВР. Официальный статус документа (согласно записи на сайте парламента) — готовится к подписи председателем Верховной Рады. Юристы утверждают, что законодательство не воспрещает нынешнему спикеру в любой момент завизировать закон полуторагодичной давности и отправить его на подпись президенту. Россияне, по нашим сведениям, по различным каналам адресовали Киеву сигнал: легализуйте закон — отпустим пленных и заложников. Киев своего согласия на подобный размен не дал.

Тем не менее, возможность проведения выборов на неконтролируемых территориях и вопрос об амнистии не сняты с повестки дня. Ожидается, что местная кампания в ОРДЛО будет одной из тем запланированного на сегодня телефонного разговора Петра Порошенко с канцлером Германии и президентом Франции. Предполагается также, что об итогах беседы Ангела Меркель затем (опять-таки в телефонном режиме) уведомит Владимира Путина.

Другой важной темой полилога трех лидеров должно стать обсуждение мандата и численности будущей международной полицейской миссии в Донбассе. Ожидается, что этот вопрос будет обсуждаться на будущей неделе на саммите G7 в Японии. Россия пока не дала согласия на размещение вооруженного контингента под эгидой ОБСЕ в ОРДЛО, но, по крайней мере, выразила готовность обсуждать данный вопрос. Что уже можно считать маленькой дипломатической победой, достигнутой при посредничестве США. Вашингтону, насколько известно, удалось смягчить и позицию Берлина, ранее выступавшего против подобного шага.

Споры о численности будущего полицейского контингента — в самом разгаре. Минимально возможная — от полутора тысяч (против категорически выступает Киев, считая ее недопустимо малой). Максимально возможная — до 11 тысяч (тут уже категорически против Москва). Предполагается, что миссия будет оснащена легким вооружением и обеспечена бронированной техникой (о танках, разумеется, речь не идет, но наличие БТР вполне обоснованно). Киев добивается, чтобы мандат миссии был максимально широким, и надеется, что она окажется самой масштабной в истории. В этом случае ОБСЕ может обратиться к ООН с просьбой оказать материальную, техническую, консультативную и логистическую помощь в разворачивании миссии. Во всяком случае, отечественный МИД такую возможность прорабатывает.

Москва, разумеется, будет этому всячески препятствовать. Дискуссия предстоит долгая, сложная и предметная. Ее итог в равной степени зависит и от настойчивости Киева, и от мудрости Берлина и Вашингтона. Принципиальное условие Украины на сегодня — без обеспечения безопасности разговоры о выборах невозможны. Обеспечение безопасности в ОРДЛО без присутствия полицейской миссии и круглосуточного полномасштабного мониторинга границы — невозможно. На разворачивание полновесного полицейского контингента, по утверждениям спецов, понадобится не менее полугода. А ведь еще даже решение не принято.

Перечень основных условий, необходимых для проведения выборов в ОРДЛО, выдвинутых украинской стороной, выглядит следующим образом:

— соблюдение режима полного прекращения огня (то есть ни одного выстрела по всей линии размежевания), как минимум в течение месяца;

— полный доступ миссии ОБСЕ в любую точку ОРДЛО;

— круглосуточный мониторинг ОБСЕ неконтролируемого Киевом участка украино-российской границы при помощи технических средств (Киев обозначил на карте 9 наиболее проблемных точек границы, в непосредственной близости от которых должны дислоцироваться подразделения ОБСЕ);

— полицейская миссия должна осуществлять свою деятельность на территории ОРДЛО до, во время и после выборов. Ее полномочия должны быть четко прописаны. Ее сфера деятельности не должна ограничиваться линией размежевания. Ее доступ в любую точку ОРДЛО должен быть гарантирован не только на время проведения возможных выборов;

— все тяжелое вооружение и техника должны быть отведены в заранее определенные места и находиться там под постоянным контролем миссии. Сроки и условия вывода должны быть оговорены заранее. Места конечной передислокации (за пределами Украины) — также;

— все внутренне перемещенные лица, ранее проживавшие на территории ОРДЛО, должны обладать активным и пассивным избирательным правом без ограничений;

— недопустима дискриминация украинских политических партий, желающих принять участие в выборах и украинских СМИ, желающих их освещать;

— ключевая роль в организации и проведении выборов должна принадлежать ЦИК Украины;

— все нелегитимные органы на территории ОРДЛО после выборов должны быть упразднены.

Легко предположить, что данный перечень требований неприемлем для Москвы.

А, значит, нас ожидают новые демарши, договоренности, компромиссы.

Надо запасаться терпением. И крепить оборону. Как тут не вспомнить, что Минск-1 был подписан после Иловайска. А Минск-2 после Дебальцево…

Наши блоги