УкрРус

"Хотелось бы, чтобы была память": рассказы родных героев Небесной Сотни

Читати українською
  • "Хотелось бы, чтобы была память": рассказы родных героев Небесной Сотни
    kvedomosti.com

Конец февраля 2014 года вошел в историю Украины как символ величайшего героизма и самого большого преступления, совершенного за все годы независимости нашей страны. 20 февраля снайперы устроили массовое убийство активистов Евромайдана. Начались уличные бои в центре Киева 18 февраля, тогда же произошло первое массовое убийство людей. Общее число жертв тех, кто вошел в Небесную Сотню, превысило 100 человек.

"Обозреватель" пообщался с родными троих погибших героев Небесной Сотни. Спустя год после трагических событий боль от потери близких людей по-прежнему сильна. Они снова и снова вспоминают, переживают, переигрывают ситуации; снова и снова мысли возвращаются к любимому человеку, которого уже не вернуть… В их словах много боли, горечи и обиды...

Мать Вячеслава Веремия: "Если бы мне сказали о том, что случилось, я бы ребеночка моего спасла"

33-летний Вячеслав Веремий мог погибнуть ровно на месяц раньше – 19 января. В тот день происходило противостояние на Грушевского, Слава выполнял редакционное задание. Когда у его ног взорвалась светошумовая граната, он успел отписаться в Facebook – дескать, обошлось. Но все-таки не обошлось. От разрыва следующей гранаты разбились его очки, осколок попал в глаз. Вячеславу была сделана операция по замене хрусталика, затем было длительное лечение. Накануне своей гибели, 18 февраля, он впервые вышел на работу после больничного.

Спустя сутки, в ночь на 19 февраля, он был застрелен "титушками" в районе Михайловской площади. Вячеслав возвращался домой.

"Обозреватель" пообщался с его матерью, Екатериной Аркадьевной. Спустя год после смерти сына она по-прежнему уверена, что его можно было спасти, и что она могла это сделать. В тот роковой вечер она позвонила сыну. Тот бы в редакции. "Я ему позвонила и сказала: "Сынок, сегодня домой не едь, оставайся ночевать на работе". "Мама, наверное, ты правильно говоришь. Останусь в редакции, буду ночевать, а утром поеду домой", - сказал ей Слава. Но потом все-таки передумал.

Когда смертельно раненого Вячеслава привезли в больницу, матери не стали сообщать о случившемся. Возможно, просто не хотели ее беспокоить. Но Екатерина Аркадьевна до сих пор не может простить этого. Она уверена: если бы тогда она была рядом с сыном, он был бы жив. "Как не беспокоить?! Я ведь его мама! Я не имела возможности попрощаться с собственным ребенком. Когда была история с глазом, я его спасла. Его никуда не брали, но я наделала шуму. Я молилась, чтобы операция хорошо прошла. Я своего ребенка спасла. Если бы мне тогда, при живом ребенке, сказали…. Я бы ребеночка моего спасла. Возможно, он услышал бы мой крик, и его сердце забилось бы, ему захотелось бы жить".

В гибели сына мать обвиняет и врачей, которые вместо того чтобы помогать раненому, по ее словам, "халатно бросили его".

Источник фото: good-people.pro

По поводу расследования гибели сына Екатерина Аркадьевна заявила следующее: Юрий Крысин, которому предъявили обвинение, на самом деле – не убийца. "Убийца не задержан! Юрия Крысина уже год водят под руки охранники, платят большие деньги. Он бил Славика битами, но не он стрелял", - заявила она. "Обозреватель" спросил у матери: откуда ей известны подробности того, что произошло в ту ночь. "Есть свидетели, они мне рассказали", - ответила Екатерина Аркадьевна.

Семья Вячеслава получила всю причитающуюся государственную помощь – денежную компенсацию и квартиру в Киеве. Но сегодня мать считает своим долгом увековечить память сына – мемориальные доски, памятники, улицы имени Вячеслава Веремия… Это то, в чем Екатерина Аркадьевна сегодня видит смысл своего существования.

В годовщину смерти Вячеслава, 19 февраля, состоится открытие мемориальной доски на улице Большая Житомирская в Киеве – недалеко от того места, где он погиб. Екатерина Аркадьевна сама оплатила ее изготовление и немало побегала по властным коридорам КГГА, чтобы добиться разрешения.

Сегодня Екатерина Аркадьевна всерьез задумалась над перезахоронением сына. "Возможно, я перевезу его прах в село в Хмельницкой области, где похоронена его бабушка, моя мама. Она воспитывала Славика до 6-летнего возраста. Как-то в детстве он мне говорил: "Зачем ты меня привезла в этот Киев? Я хочу к бабушке".

Следующая цель матери – переименование улицы в честь сына. Один из депутатов Киевсовета предложил назвать в честь Веремия улицу Каштановую, но вопрос пока не решен. Чтобы выполнить эту задачу, Екатерина Аркадьевна планирует обратиться за поддержкой в Союз журналистов – "чтобы собрались журналисты, чтобы написали просьбу за своего коллегу". Она также написала заявление народному депутату Юлии Тимошенко – "результата пока нет", но мать готова идти до конца.

"Я вся в работе. Я бегаю за своего ребенка, чтобы его помнили, и ради своего внучка. У меня растет внук, он будет гордиться своим отцом. Я буду стоять до смерти, но я сделаю для погибшего сына все", - заявила она.

Сестра Романа Сеника: "Болит душа – неужели человек отдал жизнь, чтобы всем было безразлично?"

Роман Сеник – уроженец Львовской области. Еще в детстве он отличился героическим поступком – в восьмилетнем возрасте спас девочку, которая провалилась под лед. В 1989 году он был первым, кто водрузил флаг Украины в родном селе. Затем служил в рядах миротворцев в Югославии, имел боевые награды. Когда в Киеве начался Евромайдан, он практически сразу приехал в столицу. Записался в одну из сотен Майдана. Вместо оружия Роман носил флаг Украины, на котором было написано: "Тарка" - в память о его работе в Турции.

Роман был ранен 22 января во время противостояния на улице Грушевского возле стадиона "Динамо". С простреленным легким и тяжелым ранением плеча он оказался в киевской городской больнице, перенес несколько операций, ему ампутировали руку. Но спасти Романа не удалось – 25 января он умер в больнице. Ему было 45 лет.

Источник фото: uk.wikipedia.org

"Обозреватель" пообщался с сестрой героя – Лесей Федоровной. Она, как и все родственники героев Небесной Сотни, получила от государства материальную помощь в размере 125 тысяч гривен. Сегодня семья нуждается в дополнительных средствах – тяжело больна мать Романа, необходимо полное медицинское обследование "и желательно санаторное лечение", - рассказала Леся.

По ее словам, расследование обстоятельств гибели Романа "немножко пошло". "С июля начался какой-то процесс, в январе я была в прокуратуре, разговаривала со следователем. Дело продвигается", - сообщила Леся. Подозреваемых пока нет, но сегодня все более понятной становится картина произошедшего, проведена баллистическая экспертиза. И это при том, что "все доказательства были уничтожены", - заметила сестра героя.

Но больше всего ее беспокоит другое – "хотелось бы, чтобы была память". По ее словам, в родном селе Романа – Друге Наконечне Яворивского района - имеется только памятная доска на здании школы, где он учился. "Ни памятного знака, ни в селе, ни в районе. Ни улицы, ни площади, ни хотя бы элементарного памятника. Это самое большое, что болит", - призналась Леся. С предложением переименовать улицу в честь брата она обращалась к председателю сельсовета, но там пообещали только, что обязательно назовут именем Романа Сеника… новую улицу, которая когда-нибудь появится на карте села. "Неужели это так накладно, так проблемно – переименовать улицу?" - негодует Леся.

Памятник героям Небесной Сотни "давно должен был стоять", - убеждена она, - но "вопрос все решается и решается". Сегодня, приезжая в Киев, "сердце обливается кровью", - призналась Леся. От равнодушия киевлян к герою. "Портреты мы сами меняем на Институтской. Их кто-то поставил и больше никто не менял. Мы не так часто можем сюда приезжать. Приезжаешь, а фотография черная. Смотришь и думаешь: Господи, а для чего мы тут все это поставили?" - говорит Леся. "Приезжаешь, и у тебя болит душа – неужели человек отдал жизнь, чтобы всем было безразлично? Снегом засыпало фото – никто и не почистит. На Грушевского я поставила Ромину мемориальную доску, коммунальные службы чистили снег и просто с верхом засыпали ее. До самого верха. Им всем без-раз-лич-но!" - убеждена Леся.

Людмила Чмиленко : "Если бы больше было таких людей как мой муж, мы бы давно жили как на Западе"

Виктор Чмиленко по роду занятий был фермером, а по жизни - человеком с активной гражданской позицией. К Евромайдану присоединился одним из первых. Хоть после Майдана 2004-го года оптимизма у него заметно поубавилось, но зимой 2013 он снова поверил, что на этот раз уж точно удастся изменить страну к лучшему.

Вместе с земляком и побратимом Алексеем Цокаловым они боролись за права фермеров у себя в Бобринецком районе Кировоградской области, вместе блокировали крымских "тигров" в Василькове, вместе держали периметр Майдана.

Виктор Чмиленко погиб от пули снайпера 20 февраля 2014 года на Институтской. Ему было 52 года. Дома у него остались две дочери, жена и сын.

"Обозреватель" пообщался с женой погибшего героя Людмилой Анатольевной Чмиленко. Она рассказала, что помощь от государства их семья получила один раз в мае месяце 2014 года.

"Это все, что дало государство, - говорит Людмила Анатольевна. – В основном сами выживаем как можем, и друзья помогают".

Без помощи и внимания не отставляет семью друга и побратим Виктора по Майдану Алексей Цокалов. Людмила Анатольевна рассказала, что в последний год нашла себе друзей и единомышленников среди тех, кто так же, как она, потерял родственников во время кровавого противостояния.

"Между собой родственники погибших поддерживают тесные отношения, помогают друг другу добрым словом", - говорит она. Все эти люди объединены общей целью – хотят, чтобы украинское правосудие наказало тех, кто отдавал приказ стрелять в безоружных людей.

"Мы внимательно следим за тем, как движется расследование убийств на Майдане. Я ездила на суд 23 января, - рассказывает Людмила Чмиленко, - Но судьи меняются, дело затягивается".

Она сравнивает расследование гибели Небесной Сотни с делом Гонгадзе, которое длилось 12 лет. Людмила Анатольевна называет это дело резонансным и считает, что оно будет расследовано в том случае, если буде заинтересованность нынешней власти.

"Заинтересованность должна быть, потому что это расследование – дело чести правоохранительных органов и каждого честного гражданина. В тот день только возле Креста было расстреляно 39 человек", - взволнованно говорит она.

Людмила Чмиленко понимает, что для изучения всех обстоятельств необходимо время и согласна ждать, лишь виновные были наказаны. "Все семьи, где погибли родные, хотят, чтобы наказание понес заказчик преступления. Исполнителями можно назначить каких-нибудь шестерок. Тем более, что все знают виновников трагедии", - настаивает женщина .

По мнению Людмилы, не обошлось там и без бывшего президента Виктора Януковича, и экс-руководителя МВД Виталия Захарченко – "всей той властной верхушки, которая расхищала государственную казну и которой было что терять".

"Они набрали кредитов МВФ, а отдавать долги придется нам, нашим детям, а возможно и внукам достанется. За это надо наказывать", - возмущается она.

Людмила Анатольевна уверена, что если виновные не ответят по закону, то их обязательно настигнет Божий суд. Несмотря на то, что сама осталась без мужа, больше всего она сочувствует семьям, где маленькие дети лишились отца.

"Дети, независимо от возраста, получили травму на всю жизнь, - Людмила с болью рассказывает, как в семье, где погиб отец, ребенок закрывается, чтоб его не видели, и рвет на клочки портрет Януковича за то, что он забрал папу.

Их с Виктором сын уже вырос и даже продолжил дело отца. "Витя как в воду смотрел, всему научил сына. Он любил говорить "мой сын – моя инвестиция". Он научил сына вести бизнес честно, а не так, как сейчас в большинстве случаев принято", - гордится Людмила Анатольевна и добавляет. - Но отца всем очень не хватает, потому что наш отец был опорой".

Жена рассказывает, что у Виктора Ивановича было множество планов и идей. Он успел построить дом, посадить сад, даже мост в селе построил, а вот дорогу - но успел.

"Все это он делал с любовью. Если бы больше было таких людей как мой муж, мы бы давно жили как на Западе", - говорит она.

Еще Людмила Анатольевна рассказала, что ее муж очень интересовался историей: "В нашем райцентре Бобринец есть краеведческий музей. Виктор активно участвовал в создании его экспозиции: собирал для местного музея географические карты Херсонской губернии, в состав которой до ХХ века входил Бобринец, находил старинные фотографии жителей поселка и памятных мест. По собственной инициативе Виктор Чмиленко подготовил для музея собрание воспоминания местных старожилов о Голодоморе".

За последний год в Бобринецком краеведческом музее появилась новая страница – повествует она о жизни и подвиге Героя Украины Виктора Чмиленко.

Городские власти Кировограда переименовали одну из центральных улиц в честь героя-земляка.

Наши блоги