УкрРус

Парламентские выборы в Турции: все решит результат прокурдской партии

  • Парламентские выборы в Турции: все решит результат прокурдской партии

56 миллионов избирателей Турции определят расклад сил в новом парламенте. Получит ли абсолютное большинство консервативная ПСР Эрдогана, зависит от успеха прокурдской ПДН.

"Эрдоган ведет нас к катастрофе", - сокрушается Ибрахим, сидящий за рулем автомобиля, медленно катящимся по забитым транспортом улицам Стамбула. В воскресенье, 7 июня, он будет голосовать за "курдов". Сам 58-летний таксист с северо-востока Анатолии, отказавшийся называть свою фамилию, не принадлежит к курдскому меньшинству в Турции и называет себя "гордым турком". Однако если прокурдская Партия демократии народов (ПДН) наберет не менее 10 процентов голосов и пройдет в Великое национальное собрание Турции в Анкаре, то появится шанс осадить президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, считает Ибрахим.

Беседы с жителями 20-миллионного города на Босфоре, а также Анкары свидетельствуют о том, что эти мегаполисы расколоты на сторонников Эрдогана и оппозиции. В остальных 79 провинциях Турции преимущество имеет правящая Партия справедливости и развития (ПСР), но и там решающую роль при распределении мест в парламенте следующего созыва будет играть ПДН, уверены наблюдатели.

Мирное сосуществование "всех народов Турции"

В то время как Эрдоган, а также премьер-министр страны и лидер ПСР Ахмет Давутоглу в своей предвыборной кампании вновь и вновь повторяют заклинание "Одна нация, один флаг, одна родина, одно государство", сопредседатель ПДН Селахаттин Демирташ подчеркивает, что целью его партии является мирное сосуществование "всех народов Турции". Тем самым он имеет в виду, помимо турок и курдов, алевитов, суннитов, арабов и представителей многих других этнических и религиозных меньшинств.

Партия демократии народов уверена, что преодолеет 10-процентный барьер. Этот оптимизм основывается на результате в 9,7 процента голосов, который получил Демирташ на президентских выборах в августе 2014 года. ПСР постоянно пытается найти тесную связь ПДН с запрещенной в Турции, а также, в частности, в Германии и во всем ЕС Рабочей партии Курдистана (РПК). Фамилия ее лидера Абдуллаха Оджалана, уже более 16 лет находящегося в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море, в турецкой языковой практике сопровождается эпитетами "лидер террористов" или "убийца младенцев".

От прежнего намерения Эрдогана способствовать процессу примирения с курдами ничего не осталось. Напротив, он подлил масло в огонь утверждением о том, что никакой курдской проблемы не существует. "Своей стратегией отстранения всего, что не соответствует его представлениям, Эрдоган опасным образом усиливает внутриполитическое напряжение в стране", - отмечает политолог Хюсейн Багджи из Ближневосточного технического университета (METU) в Анкаре.

Переговоры о вступлении в ЕС зашли в тупик

По мнению Багджи, впечатляющая победа ПСР на прошлых парламентских выборах в 2011 году, когда религиозные консерваторы набрали почти 50 процентов голосов, стала точкой перехода от "раннего, стремившегося к демократическим реформам и модернизации Турции" Эрдогана к нему теперешнему, "уже давно не ищущему демократического консенсуса".

Самое позднее после его восхождения на пост президента - после победы с результатом в почти 52 процента на первых в истории всеобщих президентских выборах - он взял опасный курс, указывает далее эксперт. По словам Багджи, уже давно не встает вопрос о том, сможет ли Европейский Союз оказать влияние на Эрдогана. "Переговоры о вступлении в ЕС зашли в тупик. Теперь ЕС больше ничего не может сделать для Турции", - считает он.

Глава Центра экономических и внешнеполитических исследований Синан Юлген, как и Багджи, уверен, что ПДН удастся преодолеть десятипроцентный барьер. Демирташ пользуется симпатиями очень многих избирателей, а Эрдоган "сделал много ошибок, к примеру, превратив религию в инструмент для достижения политических целей", уверен Юлген.

В предвыборных опросах уверенным лидером является ПСР. Но после результатов в 34 процента в 2002 году, 44 процента в 2007-м и 49,95 процента четыре года назад партии Эрдогана впервые грозит потеря голосов избирателей. Тем самым тают надежды турецкого президента получить не менее 367 из 550 голосов в парламенте, необходимые для изменения конституции и расширения властных полномочий главы государства. Если ПДН удастся пройти в парламент, у ПСР будет даже меньше мандатов, чем нынешние 311.

Демирташ категорически исключает коалицию с ПСР

Руководство ПСР отказываться от любых предположений о том, с какой партией оно могло бы создать коалицию в случае, если не удастся получить абсолютное большинство голосов. При этом в расчет оно может принять как следующую заветам Мустафы Кемаля Ататюрка левонациональную Народно-республиканскую партию (НРП) под председательством Кемаля Кылычдароглу, так и правых националистов под руководством Девлета Бахчели. Вопрос о коалиции с ПДН не встает хотя бы потому, что ее лидер Демирташ категорически исключил союз с ПСР.

Несмотря на свой президентский пост, во время выступлений Эрдоган не придерживается принципа нейтральности и внепартийности. "Я не занимаю ничью сторону", - заявляет он с предвыборных площадок ПСР и добавляет, что он "лишь на стороне своего народа" и считает себя обязанным указать ему "на опасности для страны и граждан".

Вечером воскресенья, когда закроются избирательные участки, Турция и международное сообщество узнают, как будут в ближайшие годы обстоять дела на географической окраине Европы. При этом впервые в истории многие турки возлагают надежду на курдскую партию.

Наши блоги