УкрРус

Семен Семенченко: развитие ситуации на Донбассе напоминает ядерную реакцию

  • Семен Семенченко: развитие ситуации на Донбассе напоминает ядерную реакцию
    Тиждень.ua

Командир батальона "Донбасс" — о добровольческом спецназе, чеченском следе и неотвратимости террора. А еще — о будущем его боевой единицы, войны и всего Донбасса. Прогнозы Семенченко достаточно мрачны: он не сулит ничего, кроме пота, крови и слез.

Кто-то называет их героями, кто-то обвиняет в махновщине. У них более чем за месяц боевых действий есть и победы, и страшный неравный бой под Карловкой с так называемым батальоном "Восток", когда погибли шесть бойцов. Многие военные эксперты уже проводят параллели с Хорватией во время югославской войны, где именно такие добровольцы вынесли на себе основную тяжесть тяжелого начального этапа войны с сербами.

В этих отрядах — еще вчера обычные люди, которые просто не могут смотреть на то, как бандиты и террористы разрывают их Родину.

Журналист издания "Тиждень" смог пообщаться с руководителем, идейным вдохновителем и организатором батальона "Донбасс", который с оружием в руках противостоит террористам на Востоке страны, этническим русским, вынужденным скрываться за псевдонимом, о будущем его боевой единицы, войны и всего Донбасса. И прогнозы Семенченко достаточно мрачны: он, как и прежде Черчилль, не сулит ничего, кроме пота, крови и слез.

— Каковы ближайшие планы вашего батальона? Раньше вы говорили, что украинские силовые структуры очень слабы, поэтому вся тяжесть войны довольно часто возлагается на плечи добровольческих соединений вроде вашего...

— Буквально пару дней назад мы договорились с министром внутренних дел создать из бойцов батальона отряд специального назначения. Наконец, у нас есть свое государство. Если мы недовольны тем, как оно выполняет свои функции, надо входить в него и исправлять ситуацию изнутри. К тому же мы не хотим больше с камнями, палками и легким стрелковым оружием противостоять ордам чеченских и всех прочих террористов.

Поэтому принято решение о выделении нам тяжелого вооружения, потом три недели подготовки, новая тактика — и вперед. Наша цель очень проста: сделать все для того, чтобы выбросить всю эту сепаратистскую шваль из нашей страны. Мне кажется, что наши партнеры из органов власти наконец поняли: мы добровольцы и должны убивать врагов. Нас не нужно мучить бюрократическими процедурами, нас не интересуют деньги, мы же не наемники, хотим воевать за свою страну. Не дадут такой возможности — просто развернемся и пойдем делать это самостоятельно.

— А каким образом вы будете создавать свой спецназ и получать тяжелое вооружение? Войдете в структуру Министерства внутренних дел или Минобороны?

— Думаю, нет. Будем существовать и дальше как добровольческие соединения, а использовать нас будут там, где это выгодно и эффективно. То есть речь идет о полицейских функциях, поддержании общественного порядка, страже на блокпостах. Но там, где надо оружием разбивать противника, работать против диверсантов, будет действовать наш отряд спецназа, который мы сейчас и формируем. Поэтому такой формат — это компромисс между государственными структурами и добровольческим движением. Мы сами хотим изменять свою страну.

— Вы говорили, что руководство АТО не помогло батальону, когда он попал в засаду в Карловке. Ваша акция была заранее согласована с военными или здесь проявилась самодеятельность? И как вы вообще оцениваете боеспособность украинских кадровых войск? Особенно с учетом последних эффективных акций против террористов в донецком аэропорту?

— По дороге в Карловку мы проехали несколько наших блокпостов, то есть очевидно, что военные прекрасно знали о нашем плане. Да и вообще надо понимать, что пример, когда нам не помогли, — он же не единственный. Подобная ситуация была несколько ночей назад на пограничной заставе в Луганске, где боевики прорывались через границу. Вопрос, на мой взгляд, в самой военной структуре — архаичной, неповоротливой, в отсутствии нормальной связи и координации между различными подразделениями.

Это все нужно срочно менять, налаживать сотрудничество МВД, СБУ и военных, а не кричать: "Нам не помогли". Да, не помогли, то что теперь, стреляться? Будем честны перед собой. Если человек лежит пластом, то то, что он сделал пару эффектных движений, еще не означает, что он может выиграть долгую и системную войну. Слава Богу, что нашлись командиры, которые проводят эффективные операции. Но повторяю: чтобы победить и отбить у врага желание лезть сюда, нужно полностью менять всю структуру безопасности в стране.

Путин с Януковичем сотворили страшный грех: посеяли зерна ненависти между народами

— Как вы оцениваете нынешние события на Донбассе? Это гражданская война, война против России, бунт местных элит? Произошли ли какие-то изменения за последние две-три недели и контролирует ли ситуацию тот же Ринат Ахметов, на которого часто кивают, мол, вот кто организатор беспорядков?

— Да, изменения произошли. К сожалению, развитие ситуации в регионе больше всего напоминает цепную ядерную реакцию. Сначала усилиями российских спецслужб было сделано все, чтобы она началась: они приготовили все для костра и зажгли его. Но теперь реакция уже пошла сама по себе, местные руководители городов, ополчений, банд почувствовали свою силу, поверили в политическое будущее и действуют совершенно независимо от прежних патронов и покровителей из Партии регионов и даже России.

К тому же Москва, которая видит слабость украинской государственной структуры, продолжает активно помогать террористам оружием и людьми, конечно, под успокаивающие заявления о своем полном неучастии в конфликте.

Все идет к серьезной войне, и надо готовиться, что уровень жестокости во время нее будет зашкаливать, потому что очевидно, что она продлится с прицелом на террор. Ни Ахметов, ни Ефремов уже не справятся с ситуацией, которую сами и породили. Среди террористов есть люди, которые уже лучше подготовлены и экипированы, чем структуры Рината Леонидовича.

Он, собственно, и так ничего не делает в области, чтобы стабилизировать ситуацию, как и Тарута, который вдруг в последнее время загорелся желанием нам помочь. Обещал вот помочь семьям погибших в Карловке бойцов, а также обеспечить новейшим вооружением, но пока что это просто слова.

И самое главное — с той стороны появилась мотивация воевать не за деньги, а за какие-то свои идеалы.

Я лично выступаю за рыцарские правила войны, по крайней мере, как в начале Первой мировой войны, когда еще не началась массовая мясорубка в окопах между армиями. Но когда мне звонит тот самый Безлер и обещает повесить на площади, то о благородном противоборстве даже мечтать невозможно. Уровень жестокости подняла другая сторона, именно они делают ставку на террор и запугивание. Очень скоро мы просто вынуждены будем отвечать тем же. Поэтому повторюсь: сначала большая и очень кровавая война, а затем долгие годы здесь будет Ольстер.

— Одним из самых неприятных моментов этого конфликта стал огромный процент предателей среди местных силовиков, которые, по мнению многих людей, не заслуживают даже права быть пленными. Согласны ли Вы с таким взглядом?

— Посмотрите, что делают наши враги. Военнослужащих, захваченных в плен, отпускают без оружия, в гражданской одежде. Офицеров, работников СБУ обменивают как военнопленных. А вот добровольцев, т.е. солдат Национальной гвардии, нашего батальона сразу уничтожают и возвращают родственникам тела буквально по частям. Поэтому додумайте сами, что мы будем делать с коллаборационистами и предателями, которые к нам попадут.

— Заметной силой среди террористов являются кавказцы, в частности чеченцы. Насколько централизованным является процесс их заброски на территорию Украины? Ваше отношение к роли России в этом конфликте?

— Это добровольцы, которых нанимают за деньги Януковича. Но я боюсь, что когда они начнут массово гибнуть, что уже есть, то (учитывая чеченскую систему тейпов и ответственности родственников за друг друга) вполне могут подтянуться и официальные структуры для мести. Вообще не понимаю, какого черта чеченцы лезут сюда, ведь украинцы помогали им в войне против РФ. Просто не догадываюсь, когда это мы стали врагами.

Я не враг России, потому что сам являюсь этническим русским. Не перестаю удивляться, как быстро и глубоко разверзлась пропасть, из которой полезли страшные человекоподобные монстры. Они не имеют национальности. Считаю, что Путин с Януковичем сотворили страшный грех: посеяли зерна ненависти между народами.

— А каким Вы видите собственное будущее? Пойдете в силовые структуры, во власть, политику?

— Больше всего хочу воспитывать своих детей. Но мне сейчас массово поступают угрозы, что с моей семьей расправятся. Поэтому я сначала должен уничтожить тех людей, которые несут кровь, средневековую жестокость, трупы, террор и т.п. Когда эта задача будет выполнена, тогда и буду определяться со своими планами. Но мое ближайшее будущее — это быть во главе своего подразделения.

Богдан БУТКЕВИЧ, Тиждень.ua

Наши блоги