УкрРус

Переворот в Турции: немецкий эксперт прокомментировал версии событий

  • Переворот в Турции: немецкий эксперт прокомментировал версии событий

После произошедшей в ночь с 15 на 16 июля неудавшейся попытки свергнуть действующего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана появилась точка зрения, что путч был инсценирован самим главой государства.

О том, насколько это вероятно, и как теперь будут развиваться события в Турции, DW поговорила с главой Фонда имени Генриха Бёлля в Стамбуле Кристианом Бракелем.

- В СМИ появилось много фотографий, на которых изображены сторонники Эрдогана, празднующие провал путча. Слышны ли на улицах Стамбула другие голоса?

- Слышно и много критики, однако не столько на улицах, сколько в соцсетях. Страна переживает глубокий раскол, и это отчетливо видно по двум хэштегам. Один отражает требование "смертной казни для путчистов" и используется прежде всего националистами. Другой звучит как "не путч, а театр" и подразумевает, что путч инсценировало само правительство. Все это означает, что момент единства во время путча прошел.

- То есть, в этой по-настоящему дилетантской попытке путча многие подозревают самого Эрдогана. Как это характеризует их позицию по отношению к правительству?

- В Турции постоянно курсирует множество теорий заговора, само по себе это не является чем-то экстраординарным. В данном случае примечательно то, что противники правящей Партии справедливости и развития (ПСР) так мало доверяют власти, что допускают возможность подобных действий с ее стороны.

- А что думаете вы? Эрдоган мог каким-то образом быть замешан в путче?

- Если вы посмотрите на фотографии видеообращения президента в эфире телеканала CNN-Turk после начала путча, он сидит в фотокабине и говорит через IPhone. Думаю, глава государства, который хорошо разбирается в медиаинсценировках, выбрал бы другой способ, нежели такой дилетантский и не добавлявший в этот момент значимости его словам. К тому же президент действовал не так, как если бы он был хозяином положения. Эти факты свидетельствуют о том, что путч не был инсценировкой правительства.

Кроме того, многие аргументы, которые использовались в качестве доказательств инсценировки заговора, таковыми не оказались. Например, для переворота нужно совсем не так много людей, как полагают. Они должны заботиться только о том, чтобы другие части армии и служб безопасности были достаточно далеко от происходящего и не пытались вмешаться. Этого путчисты частично и пробовали добиться. Наконец, до сих пор нет никаких доказательств причастности Эрдогана. Поэтому я считаю, что это крайне маловероятно.

- А что, на ваш взгляд, вероятно?

- Я склоняюсь к предположению, о котором сам Эрдоган заговорил на пресс-конференции в аэропорту имени Ататюрка. В начале августа состоится ежегодное заседание верховного военного совета. На нем, как правило, обсуждают, кого повысить в звании, а кого отправить на пенсию. По словам Эрдогана, ходят слухи, что некоторых очень сильно затронут решения, которые будут приняты на совете. Нельзя исключать, что среди этих людей оказались те, кто участвовал в путче. Но это лишь спекуляции, поскольку пока нам известно слишком мало имен.

- Насколько усилились позиции Эрдогана после поражения путчистов?

- Его имидж человека, который может преодолеть все проблемы и взять под контроль страну, определенно укрепился. Это имидж героя, который может дать отпор любому сопротивлению, включая старую элиту, к которой принадлежит армия. Это к тому же важный сигнал его коллегам по партии из числа консервативных мусульман. Все это, конечно, невероятно укрепляет его позиции, и я не удивлюсь, если в стране теперь снова будут набирать обороты призывы к установлению президентской республики (система правления, при которой президент является одновременно главой государства и исполнительной власти - Ред.), в том числе потому, что многие бывшие критики ПСР теперь могли бы поддержать эту идею.

- Уже задержано около шести тысяч путчистов. Это не только военные, но и судьи, и сотрудники прокуратуры. Эрдогана еще до путча обвиняли в недемократических методах правлениях. Как теперь будет развиваться ситуация в стране?

- Мне кажется очень маловероятным, что люди из судебной системы имеют отношение к путчу. Это люди, которые, возможно, связаны с движением Фетуллы Гюлена или просто критически настроены к власти. То, что власти теперь будут пользоваться случаем и, что список этих людей, видимо, существовал уже давно, - это плохой знак.

Для любой страны плохо, когда у власти находится один человек, в отношении которого нет никакого контроля. И проблема не в президентской республике - такая система есть и в других странах, - а в одновременном ограничении свободы парламента и независимости судебной системы. Нет ничего хорошего в том, что принятие всех решений в стране зависит только от небольшой группы людей, а оппозиция ущемляется.

Наши блоги