УкрРус

Комментарий: Россиянам вновь продемонстрировали допустимость насилия в политике

  • Комментарий: Россиянам вновь продемонстрировали допустимость насилия в политике

Нападение на оппозиционера Владимира Ионова впечатляет тем, что нападавшие не скрывают своих имен и гордятся тем, что "вступились" за Владимира Путина. Комментарий Олега Кашина специально для DW

75-летний оппозиционный активист Владимир Ионов стоял в одиночном пикете с плакатом "Путин есть - ума не надо". Подошли несколько человек, начали кричать, что Ионов нарушает закон, оскорбляя представителя власти при исполнении, вырвали из рук плакат, облили старика зеленой жидкостью и обсыпали белым порошком. Ионов заявляет об ожоге глаз 1-2 степени.

Впервые без маски

По российским меркам - новость совсем не сенсационная, а рядовая. Такие нападения на оппозиционных активистов регулярно происходят не первый год - в архивах можно найти примеры гораздо более экстремальных атак на оппозиционеров. Гарри Каспарова били шахматной доской по голове, Борису Немцову бросали на крышу автомобиля унитаз, на капот машины Ильи Яшина вообще испражнялись, а на одном из националистических форумов по залу летал запущенный прокремлевскими активистами радиоуправляемый фаллоимитатор. На таком фоне нападение на Ионова выглядит даже консервативно, подумаешь - пожилого человека чем-то облили и отобрали плакат, ничего особенного. Но особенность есть, и важная.

Обычно на оппозиционеров нападает непонятно кто. Да, можно догадываться о том, какая именно прокремлевская организация стоит за очередной атакой, но формально каждый раз речь идет об анонимах - унитазы на автомобили и фаллоимитаторы в залы заседаний отправляет неустановленные личности. На Ионова же напал человек с именем и фамилией, даже с двумя - по паспорту он Игорь Бекетов, по публичному имиджу - Гоша Тарасевич, не очень известный сериальный актер.

Новые границы допустимого

Бекетов-Тарасевич представляет движение SERB - впервые о нем стало известно в начале этого года, когда его активисты обливали фекалиями участников митинга против войны на Украине. Затем активисты SERB во главе с тем же Тарасевичем разгромили импровизированный мемориал на месте убийства Бориса Немцова, и время от времени устраивали драки на Москворецком мосту со сторонниками убитого политика.

Один раз можно было бы считать исключением, два - интересным прецедентом, но когда счет акциям SERB приближается к десятку, можно говорить об уже состоявшемся явлении деанонимизации политического насилия. Впервые люди, не скрывающие своих имен и лиц, балансируют между административным и уголовным кодексом, не опасаясь быть посаженными в тюрьму.

Да, очевидно, предшественники Тарасевича были более креативными и наглыми, зато он, в отличие от них, не скрывается. Нападение на Ионова беспрецедентно не тем, что потерпевший получил увечья (такие вещи у нас давно перестали быть экзотикой), а тем, что нападавший вместо показаний следователю с гордостью дает комментарии журналистам - да, это сделал я, и "так будет с каждым".

SERB - это маленькое и не очень известное движение, в отличие, скажем, от "Антимайдана" - шумного, медийного но явно бессмысленного, но именно оно расширяет сейчас границы допустимого в московской уличной политике. Нападать на людей - можно. Рвать плакаты - можно. Брызгать в глаза старику непонятной жидкостью - можно.

Главная роль плохого актера

О Гоше Тарасевиче известно немного - он не очень успешный сериальный актер, который до этой весны не был замечен в какой-либо политической активности. Можно предположить, что нынешний статус лица движения SERB - это просто очередная его роль, самая громкая и, вероятно, самая денежная. Кто режиссер этой постановки, мы не знаем, но, с другой стороны, гадать не приходится - конкуренция среди таких режиссеров невелика, тут или Кремль, или спецслужбы, больше некому.

Зачем российским властям расширение рамок допустимого насилия - в общем, понятно. Отправляясь на оппозиционный митинг, гражданин должен знать, что рискует не только попасть в полицейский участок, но и подраться с отморозками из радикального охранительного движения. Скорее всего, осознание такой перспективы для многих станет дополнительным аргументом в пользу того, что лучше не выходить на улицу - но не более того. Ведь опыт показывает, что в критический момент первыми капитулируют как раз "титушки", наемные громилы. А негативный эффект от легализации насилия вступает в силу немедленно и преодолевается с огромным трудом.

Власть в России уже не раз заигрывала с людьми, готовыми нападать на оппонентов - известна история организации БОРН, еще более зловеще выглядят чеченские силовые структуры, только формально подчиняющиеся федеральному МВД. Каждый раз результатом игр власти с людьми, готовыми к насилию, оказывались реальные политические убийства, но ни одно из них почему-то не привело Кремль к очевидному выводу о недопустимости насилия в политике. Когда-нибудь эти игры приведут к большой беде.

Олег Кашин - независимый журналист и писатель, основатель и главный редактор информационного ресурса kashin.guru. Автор еженедельной колонки на DW. Олег Кашин в Facebook: Oleg Kashin

Наши блоги