УкрРус

Наталья Каплан: Дело Сенцова сработало на российскую пропаганду

  • Наталья Каплан: Дело Сенцова сработало на российскую пропаганду

Наталия Каплан рассказала о том, как адвокаты ее брата Олега Сенцова готовятся к военному суду в РФ, и почему украинского активиста и режиссера не признали политзаключенным.

С 29 июня по 2 июля в Берлине в знак солидарности с крымским режиссером Олегом Сенцовым проходит фестиваль Дни украинского кино. Сенцов, выступающий против аннексии Крыма Россией, удерживается в московском СИЗО по подозрению в терроризме. На фестиваль в немецкую столицу была приглашена двоюродная сестра режиссера, журналист и активист Наталья Каплан. В интервью DW она рассказала о том, как адвокаты Сенцова готовятся к военному суду в Ростове-на-Дону, куда генеральная прокуратура РФ 11 июня передала уголовное дело украинского режиссера, есть ли шансы на его освобождение, и почему Сенцова не признают политзаключенным, несмотря на протесты международной общественности.

Deutsche Welle: Какое участие вы принимаете в судьбе Олега?

Наталья Каплан: Олега похитили 10 мая прошлого года. Мне сказали об этом родственники по телефону. Долгое время не было известно, жив ли он, где он находится. Позже нам сказали, что его в России обвиняют в терроризме. Я была в шоке. Я была уверена, что его быстро отпустят. Когда стало ясно, что его не отпустят, на мое имя был подписан договор с адвокатами и с тех пор я помогаю, чем могу, курирую юридические вопросы и хожу в суд.

- Оказывается ли давление на близких Олега Сенцова?

- Давления нет. Они закрыты от общения. Самое тяжелое для его матери и жены - ожидание самого процесса.

- Достаточно ли у защиты доказательств отсутствия вины Олега Сенцова в предъявляемых ему обвинениях в подготовке терактов в Крыму?

- Дело ведет ФСБ РФ. Все дело держится на показаниях двух людей (Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния. - Ред.) То, что они говорят, - это явная ложь. В их словах много нестыковок. Мы думаем, что эти показания были из них выбиты под давлением. Возможно, применялись пытки. Прямых доказательств вины нет. Если у нас будет настоящий, непредвзятый суд, то мы вытащим Олега за две минуты. Развалить дело Сенцова - очень легко. Но нужно понимать, что этот процесс - политический. Российская судебная система просто так никого не отпускает. Поэтому первостепенная задача адвоката - смягчить участь Олега. В случае поражения мы будем обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

- Как адвокаты готовятся к суду?

- У адвокатов есть стратегия защиты. Они очень хорошо подготовлены. У них есть все доказательства того, что дело сфабриковано и является политически мотивированным. Мы очень надеемся, что суд будет открытым. Это будет трибунал, военный суд в Ростове-на-Дону. В 2015 году была внесена поправка в закон, согласно которой дела о терроризме будут рассматриваться военным судом. Олег уже в Ростове. Они сделали все для того, чтобы избежать лишний шумихи. 9 июля будет продление срока содержания под стражей. Сам суд, видимо, состоится в конце июля.

- А что будет дальше?

- Мы будем бороться за Олега. У нас есть идея по созданию нового санкционного списка, куда должны войти имена сотрудников ФСБ, принимавших участие в похищении Олега Сенцова. Но сначала нам нужно дождаться рассекречивания дела. С адвокатов взята подписка о неразглашении. У них связаны руки.

- Европейская общественность, особенно деятели искусства, кинематографисты, борются за освобождение Олега Сенцова. Немецкие депутаты следят за его участью. Тем не менее политзаключенным на международном уровне он признан не был. Как вы думаете, почему?

- Потому что дело засекречено.

- У вас есть данные о том, сколько сейчас украинских граждан удерживаются в российских местах лишения свободы по политическим мотивам?

- На самом деле никто этого не знает. Разные источники называют разные цифры: от 30 до 600 человек.

- Судьба Олега, открыто выступавшего против аннексии Крыма, отказавшегося от российского гражданства, повлияла как-то на настроения крымчан, не согласных с политикой Москвы по отношению к Украине?

- Инакомыслящие либо молчат, потому что боятся, либо были вынуждены уехать с полуострова. Олег не был радикалом. У него была гуманитарная миссия. Вполне вероятно, что у ФСБ был план наловить террористов в Крыму из "Правого сектора". Но так как таковых там не оказалось, стали ловить тех, кто поддержал Майдан.

В российской правоохранительной системе до сих пор действует палочная система. В случае с Олегом сработала именно она. Помимо этого, дело Олега Сенцова сработало на российскую пропаганду. Это - показательный процесс с целью запугать тех, кто против аннексии Крыма. Таким образом удалось заставить замолчать тех, кто не согласен с политикой российского руководства.

- Когда вы виделись в последний раз?

- Мы видимся в судах. Если не видят охранники, можно общаться жестами. Олег устал, но не сдается. Морально он готов услышать приговор: 20 лет тюрьмы. Но брат понимает, что система гниет и рухнет гораздо раньше.

Наши блоги