УкрРус

Как десантник стал правозащитником

  • Как десантник стал правозащитником

Павел Левинов представляет единственную легально работающую правозащитную организацию в Витебске - Белорусский Хельсинский комитет (БХК). Правозащитный путь он выбрал сознательно.

Уже двенадцать лет Павел Левинов руководит представительством Белорусского Хельсинского комитета (БКХ) в Витебской области. Практически все дела, связанные с нарушением прав человека в регионе, проходят через его руки. Часто его день начинается в одном суде, а заканчивается в другом.

Профессиональный десантник

Павел Левинов родился 15 апреля 1961 года в Витебске. По окончании восьми классов школы поступил в Витебский станкоинструментальный техникум, а позже получал высшее образование в технологическом институте. Но жизнь свою связал с армией: службу по призыву он проходил в десантных войсках в Прибалтийском военном округе.

По истечении двух лет остался в армии, а в 1991 году, когда Советский Союз прекратил свое существование, вернулся для прохождения дальнейшей службы домой - в Витебскую 103-ю гвардейскую десантную дивизию, где прослужил еще десять лет. Демобилизовался Павел Левинов в звании старшего прапорщика, имея 26 лет выслуги.

Путь к правозащитной деятельности

Как он узнал о БХК, Павел Левинов уже не помнит, все произошло, говорит он, само собой, и фактически к правозащитникам его направила сама власть. В 1999 году, еще во время службы в вооруженных силах Беларуси, десантник подал жалобу на решение министра обороны. Левинов выступил против того, что военнослужащие, в том числе и срочной службы, были лишены права ездить в отпуск за счет государства.

В Витебском межгарнизонном военном суде жалобу не приняли. Судья заявил, что якобы каждый документ нужно письменно заверить. В правовом плане будущий правозащитник был слаб, поэтому обратился к опытным юристам БХК. Их вывод был однозначен: десантник прав, а власть просто не хотела ввязываться в тяжбы с военными.

Левинову разъяснили, как работает закон, и посоветовали просто послать жалобу по почте заказным письмом. В результате суд ее все же принял. В 2000 году Павел Левинов вступил в эту правозащитную организацию, а еще через три года уже возглавил ее витебское отделение.

Давление властей

Павел Левинов признается, что на правозащитный путь стал сознательно, понимая, чем это ему грозит, поэтому страха не испытывает. Единственное слабое место для него - это, пожалуй, родственники, которые всегда за него переживают.

А оснований для волнения, признает он, хватает. Когда в минском метро 11 апреля 2011 года был совершен террористический акт, унесший жизни 13 человек, Павел Левинов находился в столице и был задержан по подозрению в совершении взрыва. Когда же виновные в теракте были установлены, то следователь не поспешил его выпустить. “На допросе он мне на пальцах разложил, что преступники признались только в совершении теракта, намекая, что я могу быть заказчиком”,- вспоминает Левинов.

Десять суток правозащитник провел в тюрьме, и чтобы их оправдать, против него было сфабриковано административное дело. Но находясь за решеткой, признается Павел Левинов, он не знал, к чему готовиться: к выходу на свободу или к этапу. Это был самый жесткий, но далеко не первый случай открытого давления на него.

Абсурдные запреты

Однако не репрессии региональный правозащитник считает самым сложным элементом в своей работе. Самое тяжелое для него - понять логику и позицию оппонента - чиновника. Удивительно, говорит Павел Левинов, но судьи, прокуроры, сотрудники исполкомов по-человечески прекрасно понимают, когда права человека нарушены, и тем не менее ничего не делают для гражданина, так как чувствуют себя обязанными только власти, которая их назначила на должность. Однако правозащитник не готов с этим мириться.

Уже около года он ведет тяжбы, целью которых является доведение запретов властей до абсурда. Это, объясняет правозащитник, сознательно выбранная тактика, ведь на протяжении последних десяти лет в Витебске не удалось получить ни одного разрешения на проведение хоть какого-нибудь массового мероприятия.

Однажды в шутку он проинформировал горисполком о желании провести одиночное уличное шествие по маршруту от своего дома до магазина. Но власть тест на вменяемость не прошла - Левинов получил письменный запрет, так как он не выполнил требования решения горисполкома “О массовых мероприятиях”: не заключил договора на обслуживание акции милицией, врачами и коммунальной службой. “То есть в магазин я должен идти в сопровождении милиционера, врача и дворника”, - резюмирует правозащитник.

Фотосессия как правонарушение

Позже он стал откровенно, как он выражается, “троллить” власть, которая все больше выдает бессмысленных запретов. В ноябре Павел Левинов принял участие в фотосессии в рамках кампании “Станем за журналистику”. Вместе с шестью журналистами он сфотографировался на фоне символического граффити: на стене здания заброшенного дома культуры нарисована сделанная из газеты птица, вылетающая из клетки.

Обнаружив фото в интернете, милиционеры квалифицировали фотосессию как несанкционированный пикет и составили на всех ее участников административные протоколы. Левинов получил штраф в 25 базовых величин (около 280 евро). Такие действия правоохранителей он посчитал неадекватными и в ответ подал руководству города официальную заявку на разрешение сфотографироваться в Витебске. “Абсурдно, но как иначе бороться с глупостью?” - задает он риторический вопрос.

Наши блоги