УкрРус

Комментарий: Острый дефицит настоящих потребителей

  • Комментарий: Острый дефицит настоящих потребителей

Россияне постепенно решают для себя проблему потребительского выбора и возвращаются в эпоху, когда выбирать было не из чего, констатирует в комментарии для DW политолог Иван Преображенский.

Проблема выбора испортила в начале 1990-х годов российского человека. Она оказалась ему не по плечу. Видимо, поэтому в последние недели правительство, решило "помочь" своим гражданам, указав им, что можно, точнее, нельзя есть, чем мыть полы и какую музыку слушать.

К уже введенным запретам скоро могут прибавиться новые. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев предлагает прекратить ввоз иностранных винопродуктов, из которых большинство российских производителей делает свои вина. Особо сообразительные российские пчеловоды и вовсе решили накормить страну своим медом (по своей цене, разумеется). Мед будет вместо иностранных конфет и шоколадных батончиков. Под запрет могут попасть и импортные медицинские товары, которые пока непонятно, чем заменять. Одной фальсификацией статистики тут явно не обойдешься.

Почему не бунтует потребитель?

Один запрет абсурднее другого. Но население до сих пор не бунтует. Многие россияне покорно соглашаются с резким ограничением своих потребительских прав.

Некоторые по-прежнему не в курсе, что это вовсе не результат санкций Запада против России, а наоборот, российское правительство запрещает ввозить в страну то греческие персики, то польские шпроты, то немецкие моющие средства.

Большинство, однако, знают причины происходящего и даже, по данным социологов, возражает против уничтожения продуктов питания. Однако делает это очень вяло - так, будто и не помнит уже пустых полок магазинов в последние годы существования Советского Союза. Петиция с требованием отменить решения правительства, позволяющие уничтожать еду, давно уже опубликована в интернете, однако до сих пор ее не подписал даже миллион человек.

В чем причина такого абсурдного поведения? Первая, как отмечают социологи, это инерционная поддержка любых действий Кремля. Раз родина в кольце фронтов, то допустимы любые действия, как бы дико они не выглядели.

Вторая причина - незнание истинного положения отечественной промышленности и сельского хозяйства. Отсюда радужные надежды на то, что они, как в 1998 году, сразу после запрета снабдят всех соотечественников пусть немного грубоватым, но зато знакомым по запаху с детства хозяйственным мылом. Россияне просто не отдают себе отчет в том, что многие заводы или уже давно закрылись, или наладили производство "санкционки" по западным лицензиям.

Ментальный дефицит

Но главная причина – это тяжелое ментальное наследие СССР. В обществе, где не было потребления, не было и выбора. Недаром и сегодня среднему россиянину трудно в магазине выбрать один из трех сходных товаров. И за 20 лет, похоже, значительная часть населения страны сама выбирать так и не научилась - не только политиков, но и стиральный порошок.

Власть не сразу это поняла. Долгое время социологи и культурологи уверяли нынешних правителей России, что за свое право ездить на иномарке, мыть посуду в посудомоечной машине, и есть сыр, а не безвкусную желтую биомассу, российский средний класс отдаст жизнь. Причем не какие-нибудь оппозиционно настроенные креативщики класс, а опора режима: жены чиновников, полицейских, военных.

На крайние меры Кремль решился лишь тогда, когда там пришли к выводу, что в условиях резкого падения платежеспособности россиян лучше искусственно сократить выбор. И вдруг оказалось, что революции не вызывает даже публичное сожжение еды.

Разумеется, большинство пока протестует. Но это не мешает властям этим большинством успешно манипулировать. В Кремле знают: многим гражданам проще передоверить право выбора тому, кто "лучше знает". То есть, Владимиру Путину. Главное, чтобы уровень жизни оставался "не хуже чем у других".

Нельзя будет ездить на привычном японском джипе? Нестрашно, если в итоге у тебя будет машина из Китая, а у коллег по работе только "Жигули". По такому же принципу можно стерпеть и отказ от еды нормального качества, моющих средств и даже медицинских изделий. Все равно помирать всего однажды. Зато утешить себя можно будет тем, что хотя бы похороны будут не хуже, чем у людей.

Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW.

Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Наши блоги