УкрРус

Аресты в Коми: "Борьба за кусок общего пирога усилилась"

  • Аресты в Коми: "Борьба за кусок общего пирога усилилась"

Удар по руководству республики Коми преследует сразу ряд целей, одна из них - в условиях кризиса взять под контроль привлекательный регион, говорят опрошенные DW политологи.

20 сентября по решению Басманного суда Москвы глава республики Коми Вячеслав Гайзер и ряд госслужащих были взяты под арест до середины ноября. Их обвиняют в организации преступного сообщества и мошенничестве. Странно, что арест Гайзера и еще 18 высокопоставленных чиновников и бизнесменов региона до сих пор не используется в пропагандистских целях, удивляется известный политолог Николай Петров, преподающий в московской Высшей школе экономики (ВШЭ). "Мы пока не видим, чтобы эта кампания использовалась пропагандистски, хотя это должно последовать", - говорит он.

Соцопросы показывают, что в России проблемы коррупции воспринимаются очень обостренно, говорит Петров, а дело Сердюкова-Васильевой вызвало разочарование: "У населения возникло ощущение, что власть с коррупцией на самом деле не борется. И вот это попытка показать, что все не так". Главные вопросы, которые, по словам Петрова, "возникают первыми и возникают естественно - это почему сейчас и почему Коми".

"Почему сейчас..."

Федеральный центр испытывает необходимость активизировать действия в регионах на фоне экономического кризиса, говорят эксперты. "С одной стороны, сокращается пирог, который делят элитные кланы, интенсифицируется борьба элит за свой кусок пирога. Это отчасти объясняет события на Сахалине с задержанием Хорошавина (арестованного в марте 2015 года губернатора Сахалинской области. - Ред.). С другой стороны, мы видим начало масштабной пиар-кампании по борьбе с коррупцией", - говорит Петров.

Время для громких арестов выбрано с тем, чтобы добиться двух целей - отвлечь от других тем, таких как конфликт с Украиной, и показать силу государства внутри страны, говорит политолог, президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов: "Понятно, что шаг демонстративный, чтобы вызвать эмоции, и как минимум продемонстрировать силу следственных органов - неслучайно возникло обвинение в организации преступной группы. Как максимум - усиление антикоррупционной повестки дня. Вопрос в том, заменит ли она собой внешнеполитическую повестку - Украину и Сирию, или будет только помогать ей".

Едва ли перед Кремлем стоит задача полностью переключить внимание с внешнеполитической повестки дня, в частности с Сирии, на внутриполитическую, уточнил Петров: "Я думаю, что мы много узнаем 27 сентября, когда Владимир Владимирович (Путин. - Ред.) будет выступать на Генассамблее ООН. И эта линия будет продолжаться. А с линии украинской, скорее всего, да, происходит переключение".

"... и почему Коми?"

Выбор республики Коми в качестве мишени для антикоррупционного удара объясняется просто, уверен Михаил Виноградов. "Коми - крайне привлекательная территория. Она находится в первой двадцатке, а может, и десятке регионов по экономике. Больше того, в условиях экономического кризиса и сокращения бюджетных поступлений сырьевой экспортный донор, конечно, крайне привлекателен".

Против Гайзера и его окружения выдвигаются серьезные обвинения - еще ни один губернатор в России не обвинялся в создании организованного преступного сообщества. Почему в отношении него выбрана столь жесткая форма преследования? Единовременная серия арестов, по мнению президента фонда "Петербургская политика" Михаила Виноградова, объясняется самой структурой сложившегося в Коми руководства: "Власть в республике Коми не была единоличной, это была широкая коалиция чиновников, поэтому было желание наносить удар по всем сразу".

Президент коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг", политолог Евгений Минченко считает, что в решении об аресте главы Коми имелись две составляющие: первая - "объективная фактура, которая была у правоохранительных органов", а вторая - "привлекательность региона при отсутствии должной федеральной поддержки у Гайзера".

ОПГ "без крыши"

Гайзера, выражаясь на блатном жаргоне, никто не "крышевал" на федеральном уровне. "Не секрет, что Гайзер был проектом Александра Зарубина (арестованного по делу Гайзера бизнесмена. - Ред.), который начинал в "Ренове", потом оттуда ушел. Собственно, даже поддержки Вексельберга (один из богатейших предпринимателей в России Виктор Вексельберг, председатель совета директоров "Реновы". - Ред.) у Гайзера не было. В этих условиях, когда растет конкуренция за ресурсы, подобного рода губернаторы являются удобной мишенью", - считает Евгений Минченко.

Однако политолог Минченко сомневается в том, что арест Вячеслава Гайзера был напрямую интересен кому-то из наиболее приближенных к руководству страны чиновников: "Я не думаю, что за арестом Гайзера стоял кто-то из членов путинского "политбюро", но теперь возникнет определенная конкуренция за то, кто поставит своего человека во главе этого региона".

Сигнал губернаторам из центра

Опрошенные DW политологи уверены, что аресты в Коми представляют собой ряд сигналов, направляемых обществу. Один из них - "об ослаблении губернаторского корпуса, это достаточно очевидно", считает Михаил Виноградов. С ним согласен и Николай Петров: "Им (губернаторам. - Ред.) говорят, что все они под богом ходят. Те основания для ареста, что приводятся в деле против руководства Коми, как я понимаю, носят достаточно универсальный характер. Главы других регионов могут опасаться, что они по тем же основаниям могут оказаться мишенью". От региональных элит, по мнению Петрова, требуют большей лояльности и эффективности в том понимании, какое есть у федерального центра.

Самый интригующий вопрос, с точки зрения опрошенных политологов, кто станет на место арестованного Гайзера. "Понятно, что у этой политической кампании должны быть и экономические выгодополучатели. Мы скоро о них узнаем, когда на место подследственных, арестованных и находящихся под домашним арестом, придут другие люди", - говорит преподаватель ВШЭ Петров. "Нужно дождаться появления нового главы республики, того, кто станет бенефициаром этого конфликта", - согласен Виноградов. "Имеющих там интересы там, я думаю, много", - говорит и Минченко.

Наши блоги