УкрРус

Волонтер из Одессы: Не могу отказать, когда солдаты просят помочь

  • Волонтер из Одессы: Не могу отказать, когда солдаты просят помочь

Ее имя знают тысячи украинских солдат. Одесситка Далия Северин - один из тысяч волонтеров, снабжающих армию. Ее офис поджигали и подрывали, но она продолжает начатую год назад работу.

В обычной, довоенной жизни Далия Северин была юристом, работала с недвижимостью. Теперь уже почти год 32-летняя одесситка посылает воюющим в Донбассе украинским солдатам посылки с одеждой и едой. Она - руководитель двух волонтерских организаций - "Сотня Далии Северин" и "Кулинарная сотня Далии Северин". В интервью DW она рассказала о том, как стала волонтером и почему продолжает этим заниматься, несмотря на угрозы.

DW: Как вы стали волонтером?

Далия Северин: В какой-то момент я поняла, что нужно вмешаться в этот "танец хаоса". Это было ночью 24 июня 2014 года. Я увидела в интернете снимок окровавленного солдата и поняла, что больше не могу жить отдельной жизнью, когда горит моя страна.

- С чего начали?

- Нас тогда было пять человек. Это были незнакомые друг с другом женщины. Мы объявили сбор носков, просили приносить, кто сколько сможет. Кто-то принес две пары, кто-то - пять, кто-то - 150. В каждую пару мы вкладывали написанные от руки записки. Там были подбадривающие слова, надпись "Сотня Далии Северин" и наш номер телефона. И нам начали звонить. Я и представить себе не могла, что люди могут быть так благодарны за обычные носки! Потом пошли футболки, средства личной гигиены, шоколадки, печенье, сникерсы.

Нам звонили солдаты и говорили: "Девчонки, нам нужны влажные салфетки, потому что нет воды и невозможно поддерживать гигиену". И мы помогали. Момент упаковки для нас - самый приятный. Нам предлагали переводить деньги на счет, но мне больше нравится, когда люди сами покупают и привозят нам вещи. Это важно. Со временем мы поняли, что потребности армии - колоссальные.

- Волонтеры в других регионах Украины говорят, что люди из-за экономических проблем стали меньше помогать армии. А как у вас?

- В последние несколько недель впервые мы заметили, что стало меньше продуктов. Раньше с этим проблем не было. Люди стали приносить процентов на 70 меньше. Некоторые говорят: "Мы на грани выживания".

- Вам пришлось оставить работу ради волонтерства?

- Да, на что-то другое времени просто нет. Мои помощники, а нас уже более 700 человек, приходят в основном после работы. На фронт ушло около 47 тысяч посылок с записками. Мой номер телефона есть у более десяти тысяч солдат. Они часто звонят мне, иногда даже ночью.

- Как вы передаете ваши посылки?

- Почтой. Лишь один раз наша помощь не дошла до солдат. Это случилось, когда мы решили передать ее через руководство. 25 наборов термобелья натовского образца бесследно исчезли. Мы пытались найти следы, но безуспешно. Наши ребята ничего не получили. Это было первый и последний раз.

- Ваш офис охраняют вооруженные милиционеры, потому что на него дважды совершали нападение. У вас не было мысли оставить волонтерство?

- Бывают такие моменты. В апреле в Одессе расстреляли моего брата. Какие причины - не знаю. Он был волонтером моей "Кулинарной сотни". Я надеюсь, что его убийство не связано с моей патриотической позицией и нашей волонтерской работой. Но все может быть. Когда ночью тебе звонят и говорят, что твой офис забросали коктейлями Молотова, - это страшно. Шок, слезы.

Первый раз это случилось осенью, в помещении никого не было. Второй раз был взрыв в декабре. Тоже обошлось без жертв, только упакованные коробки разорвало, и стекло на них посыпалось. Пришлось переупаковывать.

- Как относятся к вам и тому, чем вы занимаетесь, в Одессе?

- Я вижу очень хорошее отношение к нам. Настроения меняются, люди хотят сохранить страну. Одно наше помещение находится в жилом доме. Жителям страшно, ведь могут взорвать! И вот они приходят к нам ругаться, а видят женщин, которые смахивают пот со лба и крутятся как пчелы. Потом эти люди спрашивают: "А можно с вами? " Мы отвечаем: "Мойте руки, становитесь помогать!"

- И все-таки, что вас заставляет продолжать заниматься волонтерством, несмотря на угрозу жизни?

- (Тяжело вздыхает. - Ред.) Ну, я не могу иначе. Когда звонят солдаты и говорят, что им нечего есть, я не могу им отказать. Хотя такое бывает редко, и еда - это только малая толика того, чем мы занимаемся. Главное - одежда, обувь, средства гигиены, медикаменты.

Наши блоги