УкрРус

Слово - не воробей. Какую ответственность несут иностранные СМИ за клевету

Читати українською
  • Слово - не воробей. Какую ответственность несут иностранные СМИ за клевету
    www.profi-forex.org

Уже сутки, как в Украине действует уголовная ответственность за клевету. Пока нет информации об исках на основании этой статьи, но это только вопрос времени. И вот, когда это время придет, то украинцам, обвиняемым в клевете, а, скорее всего, большинство из них окажутся журналистами, будет грозить до 2 лет ограничения свободы. Не сильно светлая перспектива, поэтому к подобным процессам стоило бы подготовиться, опираясь на опыт сотрудников СМИ из стран, где эта норма уже давно действует, а также на советы медиа-экспертов.

"Обозреватель" попросил иностранных журналистов поделиться опытом работы в условиях наличия уголовной ответственности за клевету, а также собрал комментарии медиа-экспертов о том, как эта норма скажется на работе украинской прессы.

Журналистка "Голоса Америки" (США) Татьяна Ворожко рассказала, что американских журналистов от ответственности за клевету защищает Конституция США, которая ставит свободу прессы и свободу личности превыше всего.

"Когда представители украинской власти говорят о том, что законы, подобные принятым Верховной Радой 16 января, действуют в США или в Европе, то они либо намеренно обманывают людей, или не понимают, как работает западная демократия. В частности, в США свобода слова и свобода прессы имеют мощную защиту на законодательном уровне. В первой поправке к Конституции, которую американских студентов-журналистов заставляют учить на память, говорится: "Конгресс не может принять ни одного закона о религиозной деятельности или ее ограничении, или об ограничении свободы слова или прессы или права людей на мирные собрания, обращение к правительству с жалобами". Это - законодательная основа.

Каких-то громких исков к СМИ от должностных лиц я не помню. Это было бы политическим самоубийством - покушением на основу американской демократии, свободу слова", - рассказала Ворожко.

Кроме того, подать в суд на представителя СМИ можно только в том случае, если он опубликовал факты, которые истец считает клеветническими.

Пожаловаться в суд на журналиста, который высказал свое личное мнение или суждение, нельзя, даже если это суждение оказывает не сильно хорошее действие на репутации лица, которого оно касается.

Что касается не фактов, а оценки, то в случае, если журналист или обозреватель четко отметил, что это его мнение, а не факт, то писать можно все, что угодно. Все это подпадает под свободу слова, защищенную Первой поправкой к Конституции США.

Если речь идет о должностных лицах, то они сами должны в суде доказать, что, во-первых, опубликованная информация является ложью, а, во-вторых, что журналист об этом знал и или сознательно, или совершая профессиональную халатность, отказался проверить факты (дело Гертц против Уэлч). Частные лица также должны доказывать ошибку журналиста, но на более низком уровне - уровне профессиональной халатности. Адвокат должен доказать, что журналист не придерживался в своей работе профессиональных стандартов, и в последствии опубликовал ложную информацию. Также, чтобы получить материальную компенсацию, истец должен в суде доказать, что опубликованная информация нанесла ему вред (справки от врача, показания соседей о том, что они прекратили с ним здороваться, понижение по службе и т.д.)", - сообщила Ворожко, прибавив, что одним из элементов защиты СМИ является опубликование дополнительной информации, доказывающей правдивость изложенных ранее данных.

Стоит отметить, что журналистка описала судебный процесс, касающийся требования от СМИ материальной и моральной компенсации, когда речь не идет о возможности ограничения или лишения свободы за клевету. Это связано с тем, что Ворожко проживает в Вашингтоне, законодательство которого не предусматривает уголовной ответственности за клевету (она была отменена в 2009 году).

Журналист из Италии Тарас Семенюк рассказал, что в этой стране за клевету в СМИ можно получить два года тюрьмы. От также сообщил, что до 2008 года в Италии действовал еще боле жесткий закон о клевете, который местные журналисты окрестили "фашистским".

Тарас Семенюк. Фото с Facebook.

"Законы о клевете и оскорблении, осуществленных через СМИ, в Италии существуют. Приняты они были в ноябре 2008 года. Ранее законы были еще жестче. Итальянские журналисты их называли "фашистскими", поскольку закон предусматривал единоличный процесс, защита не имела права на слово и опровержение. Против неугодных и назойливых журналистов этим законом в свое время очень пользовался Сильвио Берлускони, когда был на должности главы правительства. Обновленная версия закона о клевете и оскорблении через СМИ появилась в ноябре 2008 года. Публичное оскорбление или клевета караются максимум 2 годами лишения свободы или штрафом от 1000 до 2000 евро. Законодательство, в частности, разделяет наказание за клевету и оскорбление, вышедшее в любом СМИ. Во втором случае в денежном эквиваленте наказание мягче - 516 евро, однако строже наказание в плане срока лишения свободы - от 6 месяцев до трех лет", - рассказал Семенюк.

Главным средством уверенности журналистов в справедливости судебного решения является престижность профессии судьи в Италии, тамошние служители Фемиды никогда не позволят себе испортить репутацию "торговлей" приговорами.

"Оскорбленное лицо или лицо, которое считает, что на него совершено клевету, подает в суд на издание или на лицо, которое осуществило это. В суде истец представляет все аргументы и доказательства того, что его оскорбили или оклеветали. Противоположная сторона также готовит встречный иск, которым доказывает, что ничего подобного не происходило, и сказанные слова были неправильно восприняты. Если суд решит, что оскорбление или клевета все же имели место, тогда виновник несет наказание. Тут нужно понимать, что итальянский суд ни в коем случае не приравнивается к своему собрату в Украине. Самой престижной профессией в Италии считается профессия судьи. Их уважают, у них есть кредит доверия населения и государственных институций. Поэтому можно надеяться на объективное и беспристрастное рассмотрение дела", - отметил итальянский журналист.

Таким образом, итальянская пресса защищена от использования уголовной ответственности за клевету в интересах власть имущих граждан, благодаря ответственным судьям, опасающимся потерять престижную профессию и хорошую репутацию.

Латвийский журналист Вадим Раимов рассказал, что, несмотря на наличие в Уголовном кодексе страны нормы о том, что за клевету можно сесть на 1 год, пока никто по этой статье не был приговорен к тюремному заключению. По его словам, судебные иски по поводу клеветы бывают не часто, так как клеветнический характер материала очень сложно доказать.

Вадим Раимов. Фото с Facebook.

"За клевету у нас могут привлечь, теоретически, к уголовной ответственности, и такие суды были. Но тюремные сроки по этой статье не были применены ни разу. На работе журналистов это особо не сказывается, потому что, по большому счету, эти факты довольно сложно доказать", - рассказал Раимов.

Он добавил, что большинство исков о клевете заканчиваются публикацией опровержения в газете или извинением перед пострадавшим лицом.

Из этого следует, что латвийские журналисты защищены тем, что факт клеветы сложно доказать, а если клеветнический характер информации не доказан, то и ответственность не наступает.

О ситуации в Германии "Обозревателю" рассказал эксперт Андреас Умланд. По его словам, несмотря на довольно жесткую ответственность (до 5 лет тюрьмы), в стране судебных процессов о клевете очень мало, поскольку в законе определение клеветы крайне узкое, и под него подпадают далеко не все материалы, которые пострадавшая сторона может счесть клеветническими.

"Клевета в Германии может караться денежным штрафом или тюрьмой от 2 до 5 лет. Однако, таких осуждений не так много, поскольку дефиниция клеветы довольно узкая. Это должно быть преднамеренное распространение ложного факта с явной целью унижения чести человека", - сообщил Умланд.

Из этого следует, что германские журналисты защищены от уголовной ответственности за клевету узким определением этого преступления в Уголовном кодексе ФРГ, которое предусматривает обязательный злой умысел, который не может руководить профессиональными журналистами. Ведь для них на первом месте находится оперативность и важность подаваемой информации, и именно желание удовлетворить эти два критерия может привести к неосознанной публикации клеветнической информации.

Какой же из озвученных четырех вариантов защиты может сработать в украинских реалиях и пригодиться украинским журналистам? Не хочу быть обвиненной в клевете, но, на основании социологических опросов о доверии к судьям, а также опираясь на выводы международных организаций, надеяться на честность украинских судей отечественным журналистам не приходиться, поэтому итальянский вариант в Украине не сработает.

Что касается американского варианта и возможности защитить себя, подчеркнув, что опубликованная информация является личным мнением или суждением журналиста, то теоретически это может сработать. Основанием для этого служит 34 статья Конституции Украины, гласящая: "Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений". На нее, конечно, можно попробовать сослаться, но ее третья часть сразу же ограничивает действие первой: "Осуществление этих прав может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других людей, для предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия". Исходя из этого, суд может ограничить право выражения мнения, сославшись на необходимость "защиты репутации или прав других людей". И тут мы снова возвращаемся к вопросу о честности украинских судов, на который нельзя ответить так же однозначно, как это сделал журналист из Италии в отношении тамошних судов.

Латвийский вариант о сложности доказать клевету упирается в ту же проблему качественных характеристик правосудия в Украине.

Что касается немецкого варианта об узости определения клеветы, которая защищает журналистов от частых исков, то в новопринятых изменениях в украинский Уголовный кодекс тоже есть условие заведомой ложности распространенной информации. То есть для того, чтобы привлечь человека к ответственности за клевету, нужно доказать, что ему было известно о том, что распространяемая информация является неправдивой. Однако нормы о необходимости злого умысла в украинском законодательстве нет, а, как говорилось выше, именно она защищает немецкую прессу.

Таким образом, иностранный опыт защиты журналистов от использования уголовной ответственности за клевету против них, вряд ли сработает в украинских реалиях.

В связи с этим, комментарий по поводу новой законодательной нормы главы Общественного совета при Национальном совете по вопросам телевидения и радиовещания, директора по правовым вопросам МОО "Интерньюз-Украина" Павла Моисеева выглядит очень обоснованно.

"Это (введение уголовной ответственности за клевету. – Ред.) отбросило нас на 10 лет назад. То есть, эти вопросы должны решаться в рамках гражданского права, если это информация, несоответствующая действительности и нанесен моральный ущерб, то этот ущерб должен быть компенсирован", - сказал эксперт.

Он добавил, что уголовная ответственность за клевету станет "охлаждающим эффектом" для украинских журналистов. Как выяснилось, опыт иностранных коллег вряд ли нам сильно поможет в борьбе с этим эффектом. Придется искать свой вариант защиты.

Наши блоги