УкрРус

Венгрия и беженцы: тени прошлого

  • Венгрия и беженцы: тени прошлого

Венгерский премьер-министр Орбан - новая икона правых европопулистов. Придерживаясь жесткой позиции по беженцам, он укрепляет авторитет правящей партии, чья популярность снизилась.

Ежегодно венгерский премьер-министр Виктор Орбан использует так называемый "пикник с гражданами в Кётче", осеннюю встречу с консервативной частью гражданского общества, для произнесения очередной программной речи. В этом году Орбан говорил, разумеется, о беженцах, и, как обычно, в воинственном ключе.

Европа богатая, но слабая - а это опасное сочетание, полагает Орбан. "Либеральная болтовня" загнала континент в глубокий кризис идентичности. Европе и ее народам следует беречь свой этнический и культурный состав, и Венгрия в любом случае будет поступать именно так. Поэтому страна не желает искусственно меняться ускоренными темпами под влиянием мусульманской миграции. Более того, необходимо, особенно в подрастающем поколении, воспитывать "повседневный патриотизм" и "повседневный национализм" - покупать венгерские продукты или в разговорной речи избегать заимствований из английского.

Виктор Орбан с такими мыслями в Восточной Европе отнюдь не одинок - но он высказывает свою позицию открыто и резко. А еще он находит поддержку среди своих граждан - многие венгры, согласно опросам, думают так же, как и их премьер-министр. Но откуда вдруг такие стремительные перемены, если в то же самое время на другой стороне континента говорят не о разобщенности, а о большей открытости внешнему миру?

Тень Трианонского договора

Прежде всего, в Венгрии речь идет о внутренней политике. "Ближний круг" Орбана эксплуатирует тему беженцев для того, чтобы справиться с низкой популярностью правящей партии ФИДЕС (Венгерский гражданский союз), и не без успеха. Хаос последних недель вокруг потока беженцев в Венгрии, в немалой части спровоцированный самими властями, а также его политико-милитаристское решение вновь вознесли Орбана на вершину народной любви.

Тому, что резкий национализм Орбана, его требования к "закрытости" и однородности воспринимается венгерским обществом в целом положительно, наблюдатели находят комплексные причины. "Как и все страны Восточной Европы, Венгрия в своей истории также сталкивалась с двойной моралью западной демократии и отношением к себе как к стране второго сорта", - заявляет консервативный политолог Агостон Мраз, ссылаясь на Трианонский договор от 1920 года. После Первой мировой войны Венгрия, потерпевшая в ней поражение, уступила огромную часть (почти три четверти) своих территорий в пользу Румынии, Австрии и других стран. "Чувство, что мощные державы нарушают суверенитет восточноевропейских стран, или по крайней мере способны на это, до сих пор остро", - полагает Мраз.

Без осмысления прошлого

Интеллектуалы, как польский историк Ян Гросс, полагают, что антимигрантская риторика в Польше или Венгрии обусловлена также отсутствием осмысления собственного фашистского прошлого. "Лишь когда происходит подобное осмысление, люди могут осознать свои обязанности по спасению тех, кого судьба вынудила пуститься в бегство", - пишет Гросс в одном из комментариев.

Также и венгерский "вклад" в Холокост - он не только не был осмыслен, но и все разговоры об этом по-настоящему подавлялись. И хотя "снаружи" вовсю пропагандировались интернационализм и дружба народов, за десятилетия изоляции внутри венгерского общества созрели многочисленные обиды. И хотя Венгрия, как и другие восточноевропейские страны, иногда великодушно принимала коммунистических иммигрантов, слишком частые контакты с коренным населением не приветствовались.

Конкуренция

Бывший антикоммунистический правозащитник и левый философ Г. М. Тамаш, являющийся сейчас идейным вдохновителем новых левых в Восточной Европе, видит еще одно объяснение поведению Венгрии и других восточноевропейских стран в вопросе приема беженцев. "Это своего рода конкуренция. Восточная Европа не сможет выжить без отправки излишних рабочей силы в Западную Европу", - пишет он в одном из своих эссе.

За прошедшие четыре года только из одной Венгрии выехало на работу за рубеж около 650 тысяч человек. "В кровных интересах таких стран, как Венгрия, остановить нынешний поток беженцев, чтобы мы могли конкурировать с ними за западные материальные ресурсы. Ведь экономики восточноевропейских стран - зрелище весьма печальное", - добавляет Тамаш.

Виктор Орбан в недавней речи в Кётче описал конкурентную борьбу в предостерегающих выражениях: "Беженцы не ищут безопасности для себя. Они хотят лишь повысить качество жизни. Они хотят жить так, как живем мы".

Наши блоги