УкрРус

Пора сворачивать кампанию "обмани украинца"

  • Пора сворачивать кампанию "обмани украинца"

Известный телеведущий, экс-советник главы МВД Константин Стогний неожиданно для многих своих почитателей вошел в состав оппозиционного правительства в качестве министра внутренних дел. Недавно он презентовал свое видение реформы министерства, радикально отличающееся от законопроектов, предложенных правительством Арсения Яценюка (и уже принятых парламентом).

"Обозреватель" поинтересовался, что повлекло за собой решение известного телеведущего войти в Оппозиционное правительство, почему он не сотрудничает в вопросе реформирования Министерства внутренних дел с действующей властью, а также расспросил о "реформе Стогния".

Почему именно сейчас решили идти в политику?

К нам в "Надзвичайні Новини" обратилась семья из Киевской области, у которой в АТО погиб сын. Тело погибшего бойца отправили в Закарпатье. Как позже выяснилось, его похоронили под именем другого солдата. Пришлось провести целое расследование, сделать генетические экспертизы. После чего семья из Закарпатья задала государству вполне логичный вопрос: а где же тело нашего собственного сына, которого вы здесь похоронили? Знаете, как реагирует власть? Пытаются "замять" эту историю. Чем они, в таком случае, отличаются от предыдущих? За что погибли Небесная Сотня и еще тысячи людей?

Украина – моя Родина, моя страна. Хочу, чтобы она процветала, чтобы здесь счастливо жили наши дети и внуки. Пришло время, когда я не могу оставаться в стороне. Прежде, чем спрашивать с кого-то, нужно спросить себя: "А что сделал я?". Я пытаюсь внести свой вклад и принять участие в дискуссии о реформировании МВД. Мне есть что сказать. Уже полтора года мы слышим лишь обещания. Страна ввергнута в войну, экономика балансирует на грани дефолта, большинство украинцев оказались за чертой бедности. Власть имитирует свободу слова и игнорирует общественное мнение. Например, группой депутатов от фракций "Батькивщина" и "Блока Петра Порошенко" были предложены альтернативные законопроекты, которые содержат множество хороших инноваций, но они никак не учтены и не использованы правительством. Стране просто навязывали законопроекты Яценюка-Авакова. При том, что в них нет ничего из обещанного всего лишь год назад – ни децентрализации, ни влияния общественности на полицию. Может статься, что так называемые "диктаторские законы от 16 января" мы будем вспоминать с ностальгией как время разгула демократии.

Почему Вы решили представлять реформу МВД от имени Оппозиционного правительства?

Возможностей одного человека недостаточно. Один в поле не воин. Власть игнорирует мнение волонтеров, правозащитников и даже собственных депутатов. Для того чтобы быть услышанным, нужна площадка. Из всех доступных мне показалась наиболее предпочтительной именно эта. Можно в каком-то смысле, сравнить с поездом: пока он едет в моем направлении - можно ехать. А там будет видно…

У некоторых Ваших коллег по оппозиционному правительству достаточно "специфическая" репутация. И это, как говорится, "бросает тень". Вас это не смущает?

Я хочу напомнить, что очень многие популярные люди не поддержали нынешний Майдан. На сцене Евромайдана отказались выступить Кузьма Скрябин и Олег Скрипка, например. Даже Святослав Вакарчук, которого считают духовным лидером Майдана, недавно выпустил песню "Не твоя війна" и сразу зазвучали голоса "Предатель! На чью мельницу он льет воду!?". Посмотрите на приглашенных властью иностранцев. Те, кто приехал сюда с искренним желанием реформировать страну и не хотят пачкаться в коррупции, поняли, как Саша Боровик, например, что их доброе имя просто используют и сегодня выходят из проекта "обмани украинца". Мое мнение: у нас в стране параллельно происходили два события: Революция Достоинства и захват власти. На плечах и крови Граждан с большой буквы к власти прорвались люди, чьи устремления прямо противоположны идеалам Майдана.

Пройдет немного времени и правда о тех, кто сегодня "правит" станет известна. И чем скорее мы снимем "розовые очки", тем лучше для нас всех.

Вернемся к реформе МВД. После почти полутора лет отсутствия реформ, мы продолжаем жить и небо на землю не упало. Может, стоило подождать еще?

Реформа МВД определяет, будет или нет наше государство демократическим. Следовательно, это вопрос того, напрасны или нет принесенные жертвы. Все эти тысячи убитых, десятки тысяч искалеченных, миллионы беженцев. Сегодня страну накрыла волна преступности, реального масштаба которой не знает никто из-за фальсификаций, политических манипуляций и отсутствия правдивых данных. Руководители сменились в очередной раз, а структура осталась прежней. МВД публикует статистику, согласно которой в 2014 году совершено на 34 тысячи меньше преступлений, чем в 2013-м. То есть нас хотят убедить, что за год, когда на руках оказалось более 16 тысяч единиц оружия, пропавших только из комнат МВД за первые месяцы 2013-го года, жить стало безопаснее. Но в тех пунктах, где скрывать преступления труднее – убийства и тяжкие преступления – виден рост. Хотя, подозреваю, и эти цифры сильно искажены. На сайте МВД в разделе "Розыск" за последние полтора года числится более 22-х тысяч (!) без вести пропавших. Для справки: до 2014-го года среднегодовая цифра пропавших составляла около 3-х тысяч человек. Похоже, значительная часть убийств, выведенных из статистики руководством МВД и прокуратурой, прячется за этим фантастически огромным количеством пропавших без вести.

Нам срочно нужна реформа, однако то, что предлагается на сегодняшний день, реформой не является. Нам подсовывают того же монстра, только свежевыкрашенного.

Хотите сказать, что погибших на 22 тысячи больше, чем утверждает президент Порошенко? А может, они разъехались по заграницам? Уехали в Россию или на Запад?

Задам встречный вопрос: если взрослый здоровый человек больше года не связывается со своими родственниками – родителями, детьми, женой или мужем – с ним все в порядке? Вы ушли бы в режим полного молчания на целый год, при том, что современные технологии позволяют бесплатно общаться с абонентом, находящемся на другом полушарии с помощью Скайп, Телеграмм, Вайбер?

Так сколько погибших, по-вашему, скрыто в этих 22-х тысячах пропавших без вести?

Прикинуть несложно. Надо из общего числа вычесть среднегодовой показатель прошлых, мирных лет. В среднем в мирное время было 3 тысячи пропавших в год. Значит, за полтора года это составит 4,5 тысячи. Вычитаем из 22-х. Получается 17,5 тысяч человек, которые, вероятнее всего, погибли.

Порошенко на годовщину своего президентства назвал цифры потерь. По его словам, они составили 1800 военнослужащих и 7000 тысяч среди мирного населения. Сколько же, в реальности, если учесть названные Вами цифры?

Простая арифметика говорит, что к президентским данным нужно прибавить не менее 15-ти тысяч. Получится 23 800, если я не ошибся. Но этот вопрос не ко мне, а к действующему правительству и к Порошенко. Это их обязанность знать и сообщить нам, где сейчас находятся двадцать две тысячи украинских граждан.

В чем основной недостаток нынешней милиции? Почему все так хотят ее реформировать?

Можно долго и пространно объяснять принципы и особенности работы системы, но проще на примере объяснить. Совершено уголовное преступление. Принимающий заявление милиционер изначально знает, что произойдет с этим делом. Он прикидывает, насколько сложно найти преступника, какие судебные перспективы у этого дела. В случае если он видит что дело "неудобное" и ухудшит показатели, милиция сделает все возможное, чтобы не принять заявление о преступлении. Если отказать заявителю невозможно, система работает таким образом, что дело могут переквалифицировать, затягивать его расследование. МВД и прокуратура договариваются между собой за деньги или в виде встречных одолжений. Ты мне - я тебе. Слышал даже о существовании подобия внутрицеховых расценок – 50 долларов за то, чтобы внести изменения в статкарточку. То есть, судьба человека решается всего за 50 долларов. Соответственно, и преступник всегда может откупиться. За большую сумму. Так работает централизованная вертикальная структура, которая функционирует на сегодняшний день, и которую собираются нам оставить нынешние псевдореформаторы.

Когда говорите, что будем с ностальгией вспоминать "диктаторские законы от 16 января", что Вы имеете в виду?

Законопроекты, которые проталкивает власть, навязывают жесткую вертикальную структуру, в которой министр распоряжается финансами, имуществом, влияет на все назначения, спускает "сквозняком" вниз показатели для работы и контролирует их выполнение. Министерство будет влиять на назначения на всех уровнях. В законах заложены некие комиссии с участием общественности, но если Вы всмотритесь в текст, то увидите, что за красивым фасадом простая арифметика: три человека будут подаваться от МВД и еще два – от общественности. Со счетом 3:2 в должностных назначениях будет всегда побеждать милиция.

При этом в состав МВД дополнительно вошли пограничные войска и Нацгвардия. То есть, создается вооруженное формирование численностью в 400-600 тысяч человек, подчиненное одному человеку – министру МВД. Армия сейчас занята внешним врагом. В связи со всем этим хочется спросить: нам предлагают реформу или государственный переворот?

В чем Вы видите главную проблему действующей власти?

Эти люди оказались в ловушке, которую сами и создали. Когда кто-то совершил преступление, он попадает в зависимость от сообщников. Мы слышим, как один депутат на популярном шоу заявляет: "Мы не против расследования коррупции в правительстве Яценюка, но давайте тогда будем расследовать работу Гонтаревой и Генштаба". Другой депутат буквально через неделю или две на телекамеры заявляет: "Хотите меня посадить? Тогда я обнародую документы о том, как потеряли Крым". Говоря простым языком, они все там погрязли в преступлениях и теперь шантажируют друг друга. Власть оказалась в клинче.

Давайте представим, что правительство ушло в отставку. Как Вы оцениваете свои шансы возглавить Министерство внутренних дел?

Совершенно никак не расцениваю. Я уже говорил и еще раз повторяю, что оппозиционное правительство – это общественное объединение. Моя основная задача – заявить, что есть идея, альтернативный проект реформирования милиции. Я знаком с глубинными механизмами работы этого ведомства, понимаю, как формируются правила, которые ведут к коррупции и что привело к тому, что функцией милиции стала не защита гражданина, а охрана государственных интересов в ущерб гражданину.

То есть Вы не против, если кто-то из будущих руководителей МВД воспользуется "реформой Стогния"?

Готов сотрудничать со всеми, кто действительно хочет реформировать милицию. Слышал, что Саакашвили собирается представить свою концепцию реформы МВД. Мне интересно, что он предложит. Могу вкратце перечислить для Михаила мои ключевые принципы: децентрализация – в полиции должно быть три уровня; ликвидация непрофильных функций (ни того, ни другого не сделала Згуладзэ); усиление мотивации полицейских с помощью зарплат, квартир и страховок; независимое агентство по сбору и анализу криминальной статистики, сделать более независимыми экспертов-криминалистов.

Я буду рад, если из предложенных мною идей следующее правительство возьмет хотя бы две-три идеи. И когда они приведут к конкретным позитивным изменениям, я буду считать, что все не зря.

Эка Згуладзэ недавно заявила, что реформироваться можно и 10 лет. Сколько времени нужно, чтобы внедрить реформу, чтобы она заработала?

Мы, похоже, наблюдаем воплощение в жизнь анекдота о Ходже Насреддине, который взялся выучить ишака Корану. Насреддин взял у падишаха золото на обучение ишака, и назвал срок в 25 лет. Ходжа справедливо полагал, что за это время кто-то обязательно сдохнет – либо ишак, либо он, либо падишах. Так что Эка, похоже, немного лукавит.

Реформу нужно проводить быстро и в понятные, заданные сроки. Это комплексная реформа, которую нужно проводить параллельно с реформой прокуратуры и судов. Иначе она либо не сработает, либо эффект от нее будет небольшой и кратковременный. Для реформирования достаточно два-три года, чтобы к концу этого периода получить качественную правоохранительную систему.

Сколько стоит "реформа Стогния"?

Для бюджетов, которые будут приниматься парламентом, это вполне посильно. Не надо никаких сверхъестественных дополнительных ассигнований. Мы все равно несем расходы, но при этом половина трат расходуется как минимум бессмысленно, потому что раздут управленческий бюрократический штат. Там есть большой резерв сокращений, но в их основе должно быть устранение ненужных функций. Есть непонятные структуры и службы в структуре МВД, которые занимаются своими делами, и при этом государство за них платит. Это службы, оказывающие консультативно-диагностические услуги. Есть службы, которые занимаются поддержкой здоровья у милиционеров. Скажите, для чего держать эти госпитали и больницы в структуре, если в реальной жизни к милиционеру приезжает обычная скорая помощь? Можно просто заниматься страхованием жизни и здоровья. То есть, существует большое количество резервов, где можно уменьшить расходы. Безусловно, целевые расходы нужно увеличить: поднять заработную плату, создать нормальную систему страхования, ввести систему стимулирования через предоставление льготного жилья. Если граждане хотят чувствовать себя в безопасности, они должны понимать: дешевый милиционер – это коррумпированный милиционер.

Все, кто говорят о реформировании, обязательно говорят о сокращениях. Но мы ведь говорим о людях! Куда их трудоустроить?

В нормальном государстве должны работать социальные службы, должны работать программы по переквалификации. Я думаю, что работа в нашей стране найдется всем. Государство заинтересовано получить людей, которые будут работать и платить налоги. У большинства милиционеров – юридические специальности. В правовом государстве есть необходимость в адвокатах. К тому же, когда непрофильные функции уйдут на рынок частных услуг – охрана, детективные агентства – это дополнительные рабочие места. Надо создать конкуренцию государству. Поэтому на улице они не останутся. Работа найдется для всех.

Политическая ситуация в государстве нестабильна. По Вашему мнению, как будут украинцы в дальнейшем реагировать на снижение социальных стандартов и продолжающуюся коррупцию?

Все эти "изменения", которые проводит действующая власть, очень хорошо охарактеризовал Каха Бендукидзе. Он говорил, что у нас лежит покойник, а люди, которые ходят вокруг него, беспокоятся о собственном имидже. Пора прекратить заниматься самопиаром. Нужно закатать рукава и работать. Трудиться на благо людей. Тогда и жить станет лучше, и гордость появится и за себя и за свою Страну.

Наши блоги